Великий трубач

 Яков Коваленский, Россия
 24 июля 2007
 7158
В мире бывают чудеса. Еще Шекспир сказал: «Есть многое на небе и земле, что и не снилось нашим мудрецам». Таким подлинным чудом было искусство великого трубача Тимофея Докшицера. Его знал весь музыкальный мир, и все понимали, что игра этого музыканта – великое чудо, какое-то таинство, неподдающееся рациональному объяснению. Творчество этого исполнителя оказало большое влияние на искусство своего времени, разбудило фантазию композиторов, раскрыло потенциальные возможности инструмента – трубы, по традиции считавшейся чисто оркестровым. Благодаря Докшицеру труба стала желанной гостьей на концертной эстраде.
В мире бывают чудеса. Еще Шекспир сказал: «Есть многое на небе и земле, что и не снилось нашим мудрецам». Таким подлинным чудом было искусство великого трубача Тимофея Докшицера. Его знал весь музыкальный мир, и все понимали, что игра этого музыканта – великое чудо, какое-то таинство, неподдающееся рациональному объяснению. Творчество этого исполнителя оказало большое влияние на искусство своего времени, разбудило фантазию композиторов, раскрыло потенциальные возможности инструмента – трубы, по традиции считавшейся чисто оркестровым. Благодаря Докшицеру труба стала желанной гостьей на концертной эстраде. Тимофей Александрович Докшицер родился 13 декабря 1921 года в городе Нежине на Украине в многодетной патриархальной еврейской семье. Его отец Александр Тевелевич не получил специального музыкального образования, но был настоящим музыкантом по призванию: он играл на скрипке, валторне, ударных инструментах и сам сочинял музыку. Три его брата – Борис, Соломон и Самуил – также были музыкантами, и все они составляли костяк нежинского оркестра, которым дирижировал А.Т.Докшицер. В своей книге «Трубач на коне» (М., «Русские фанфары», 1996) Тимофей Докшицер вспоминает о своем детстве: «Моя ветвь рода Докшицеров ведет свое происхождение от белорусского городка Докшицы, и там, в конце восемнадцатого или в начале девятнадцатого столетия поселилась семья моего прадеда. Один из его сыновей, мой дед Тевель Шевелевич, именем которого я был наречен по старым еврейским законам, переехал на Украину, в город Нежин, где и родились все его дети – пять сыновей и две дочери. Мама, Любовь Наумовна, целиком посвятила себя семье и воспитанию пятерых детей… Жили мы в нужде… Меня, старшего из сыновей, он приучал к труду и частенько брал с собой на улицу убирать снег». Музыкальные способности мальчика проявились в очень раннем детстве: «Я знал все мелодии, которые слышал в городском парке, где в духовом оркестре играл мой отец, или в кинотеатре, где он руководил струнным ансамблем». В начале 30-х годов на Украине наступил голод. Спасаясь от него, семья Докшицеров перебралась в Москву. Там вскоре родился самый младший сын в семье – Владимир. Вначале все жили у сестры отца в страшной тесноте и нужде. Но вскоре родители стали работать на станкостроительном заводе, и Тимофея определили воспитанником в военный оркестр, а мальчику было всего десять лет! Оркестр принадлежал 620-му кавалерийскому полку. И с этого времени Тимофей стал систематически заниматься игрой на трубе. Всем окружавшим мальчика в армии было ясно, что у него исключительный талант, он был окружен вниманием и заботой. В своей книге Тимофей Докшицер пишет: «Меня готовили к выполнению обязанностей полкового трубача… Играть полагалось верхом на лошади, причем не только стоя, но и во время легкого галопа. Я нес службу солдата почти наравне со взрослыми: вставал рано, дежурил сутками, ездил с полком на учения, парады, траурные процессии». В этом же полку служили два двоюродных брата Тимофея – Лев и Александр Докшицеры, также трубачи. По их настоянию, после трех лет службы в полковом оркестре, мальчика отправили учиться в Центральную музыкальную школу (ЦМШ) при Московской консерватории в класс известного профессора М.И.Табакова. В этой школе учились юные пианисты, скрипачи, виолончелисты, но впервые приняли одаренного трубача. Профессор Табаков был главой русской (советской) школы игры на трубе. Много лет работая в оркестре Большого театра, он добивался у учеников певучего, объемного и стабильного звучания на хорошем дыхании, не допуская фальши. Одновременно с учебой в школе Тима работал в оркестре балалаечников Центрального дома Красной армии. Пианист В.А.Пескин сделал для него несколько переложений классических пьес, в том числе романсов Листа «Как дух Лауры» и Рахманинова «Весенние воды». Это было довольно необычное исполнение – романсы на трубе. Фактически их надо было пропеть на трубе, что с блеском удавалось Докшицеру. Окончив ЦМШ в 1939-м, он выехал летом с оркестром балалаечников на фронт в Монголии, где шла «малая война» с Японией, а с осени того же года продолжил учебу уже в училище им. Гнесиных с профессором Табаковым. В феврале 1941-го в Москве проходил Всесоюзный конкурс исполнителей на духовых инструментах, где Докшицер удостоился третьей премии (первую и вторую не присудили никому) – это была большая победа юного трубача. А в июне началась Великая отечественная война, и Докшицера сразу же призвали в армию, в Образцовый оркестр Московского военного округа. Он был участником знаменитого парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, откуда военные части шли прямо на фронт. Вот как он пишет об этом: «Служба военного музыканта изнурительная, а на духовом инструменте особенно трудна в зимнее время, когда приходилось играть на улице на застывшем инструменте с обледенелым мундштуком… Кроме исполнения музыки, мы выполняли караульную, патрульную службу… Немцы каждый день бомбили город. Мы с винтовками дежурили на крышах домов, в бомбоубежищах, станциях метро». Страшный удар война нанесла семье Докшицеров: на фронтах погибли два младших брата – Лева и Абрам. Лев, 1923 года рождения, пошел в армию добровольцем, сражался под Смоленском и погиб под Орлом. Абрам, 1925 года рождения, был одаренным музыкантом, тоже учился у профессора Табакова в ЦМШ. Его призвали в 1943-м, и с тех пор он пропал без вести. Тимофей прослужил до конца войны и участвовал в Параде Победы 24 июля 1945 года на Красной площади, а незадолго до окончания войны юный трубач выдержал конкурс в оркестр Большого театра. В декабре того же года он пришел играть в этот знаменитый оркестр, где проработал около сорока лет. В послевоенные годы продолжал учебу в Институте имени Гнесиных, который закончил с отличием. В 1947 году в Праге проходил международный конкурс духовиков, на котором Докшицер занял первое место. Еще до войны Тимофей познакомился с Фаиной Семеновной Хавкиной, студенткой вокального отделения. Война разлучила их, но в 1945-м они вновь встретились и поженились. А в сентябре 1948-го родился сын Сергей. Жена Докшицера Фаина после войны не смогла продолжить занятия вокалом из-за проблем со здоровьем. Она окончила Московский институт иностранных языков и преподавала английский язык в школе. К сожалению, Фаина рано умерла: ей было всего 47 лет. После войны началась обширная концертная деятельность. Докшицер играл во многих оркестрах, репертуар постоянно обновлялся, но талантливому трубачу этого было недостаточно. «По окончании института я чувствовал, что не удовлетворен достигнутым. Мне показалось, что я сошел с поезда, не доехав до цели и полпути… Я решил поступить на дирижерско-симфоническое отделение Московской консерватории… За годы учебы в консерватории я окунулся в глубины музыкальных наук, что расширило горизонты моих знаний. После окончания учебы в Московской консерватории Докшицер поступил в стажерскую группу дирижеров Большого театра. «Дирижерскому делу я отдал более десяти лет своей жизни, из них три года в Большом театре, где я дирижировал операми: «Травиата», «Вертер», «Фауст», «Банк Бан» и балетом «Лауренсия». Занимался дирижированием я самозабвенно, как на своем инструменте. Годы дирижерской стажировки в театре подходили к концу, надо было определяться. Для меня был ясно, что с трубой я не расстанусь». Кризис разрешился в 1971 году, когда закрыли сцену филиала театра и сократили 100 оркестрантов и дирижера Докшицера. Марк Эрмлер, один из лучших дирижеров Большого театра, писал о Докшицере: «Дирижирование намного расширило его музыкальные познания, помогло лучше понять особенность сложного оркестрового механизма, а вне оркестра он себя не мыслит. Благодаря творческой деятельности Докшицера-трубача композиторы стали создавать новые произведения для солирующей трубы. Еще в начале прошлого века сольной литературы для трубы почти не было, как и трубачей-солистов. Именно благодаря подвижнической деятельности Докшицера появилась богатейшая литература для трубы: концерты М.Вайнберга, В.Арутюняна, А.Нестерова, Б.Троцюка, Б.Крюкова и др.». Докшицер блестяще аранжировал среди прочих сложнейший концерт Глиэра для голоса с оркестром и «Голубую рапсодию» Гершвина, превратив их в концерты для трубы. В 1950-80-е гг. со спектаклями Большого театра и сольными концертами он объездил весь мир: были поездки в Брюссель на выставку «Экспо-58», в Китай (1959), где солировал в 11-й симфонии Д. Шостаковича, в Болгарию, Германию и другие страны. В 1979-м совершил кругосветное путешествие: сначала в Японию с оркестром Большого театра, а затем, как солист, в США, Канаду, Англию, где позже бывал не раз. Игра Докшицера покорила самые широкие музыкальные слои, ею восхищались критики, в прессе был беспримерный поток восторгов. В США писали: «Среди больших великих артистов есть один, который является величайшим в мире исполнителем на трубе», а в Болгарии: «Он с такой легкостью и совершенством владеет инструментом, что кажется, будто он поет, говорит, рассказывает». В эти же годы фирмой «Мелодия» было выпущено много записей Докшицера на пластинках. Они ценны и востребованы до сих пор, даже в эру компакт-дисков. Несколько лет назад в центре Лондона в витрине одного из магазинов автор увидел пластинку Докшицера с надписью: «Это мировое сокровище!». В 1981-м отмечался 60-летний юбилей мастера в Большом театре. Докшицер играл свое переложение «Голубой рапсодии» Гершвина, «Концерт» Гуммеля и несколько пьес со знаменитым ансамблем скрипачей под управлением Юлия Реентовича. Во втором отделении шел III акт балета «Лебединое озеро» и «Неаполитанский танец», где солирует труба. Юбиляр играл, стоя в оркестре, освещенный лучом прожектора. Почти всю творческую жизнь Докшицер занимался педагогической работой. «Еще будучи студентом института, я стал помогать в работе моему профессору Табакову… А во время войны, когда Табаков был в эвакуации, а я служил солдатом в Москве, по просьбе Е.Ф.Гнесиной занимался с учениками его класса в училище. За время работы в институте мой класс окончили около ста выпускников». Напряженная концертная деятельность и педагогическая работа подорвали здоровье Докшицера. В 1989-м в Роттердаме ему была сделана операция на сердце, которую оплатили ведущие трубачи мира. В начале 1990-х, когда обстановка в России обострилась, Докшицер со своей второй женой М. Я. Рачгус решили переехать в Литву. Музыкант об этом вспоминает: «Своим отъездом из Москвы в 1990 году я выразил и свой личный протест против новой оскорбительной волны антисемитизма, и свое несогласие с системой». В эти годы беда обрушилась на Докшицера: в январе 1991-го неожиданно скончался сын Сергей, ему было всего 43 года. После этого у музыканта начался нервный стресс. Спасительным для Докшицера оказалось приглашение поработать год в Академии Сибелиуса в Хельсинки. Там он осуществил давнюю мечту: исполнил и записал Концерт Шостаковича для фортепиано и трубы с камерным оркестром Академии. Его приглашали на симпозиумы в Америку и Голландию, на концерты и мастер-классы в Европу и США. Из Блюмингтонского университета (США) ему писали: «Мы Вас знаем, любим и ждем!». И музыкант вернулся в строй: он играл по всему миру, сделал много записей на американской фирме Sony. В эти годы большой поддержкой для музыканта стал младший брат Владимир Докшицер, тоже трубач, работавший долгие годы в оркестре Большого театра. Сейчас он преподает в Гнесинском училище. Дети братьев пошли по стопам отцов: Сергей, сын Тимофея, был трубачом, а затем фаготистом, а сын Владимира Александр – кларнетист, также играл в оркестре Большого театра; Александр Кузин, сын сестры Зинаиды, – скрипач Оркестра радио и телевидения. Вся семья Докшицеров очень музыкальная и талантливая. Скончался великий трубач Тимофей Докшицер в марте 2005 года в Вильнюсе, похоронен на Донском кладбище города Москвы. Это был величайший музыкант XX века, он олицетворял собой инструмент – трубу, и поднял искусство игры на ней на величайший уровень. Тимофей Докшицер вписан в мировую музыкальную культуру навсегда.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!