Дед Абрам и его правнуки

 Александр Шульман, Израиль
 24 июля 2007
 3396
Солдаты израильской армии Ноа и Таль никогда не видели своего прадеда, полковника советской армии Абрама Шульмана. Он ушел из жизни задолго до их рождения. Однако четыре поколения нашей семьи традиционно верны воинскому долгу.
Солдаты израильской армии Ноа и Таль никогда не видели своего прадеда, полковника советской армии Абрама Шульмана. Он ушел из жизни задолго до их рождения. Однако четыре поколения нашей семьи традиционно верны воинскому долгу. Начало воинской династии положил прадед Абрам Евелевич Шульман, дед Абрам, как его звали близкие. Он родился в 1900 г. в маленьком городке Орша, что в Белоруссии. Я мало знаю о семье деда. По семейным рассказам, было у деда пятеро братьев и сестер, а отец его занимался кожевенным ремеслом — был шорником, т. е. мастеровым, изготавливавшим конскую упряжь. Когда началась первая мировая война, прадеда призвали в царскую армию и он погиб на фронте. Абрам Евелевич Шульман, полковник. В рядах Советской Армии прослужил с 1918 по 1953 гг. Фото 1945г. Дед, тогда совсем молодой парнишка, остался за старшего — на него легли все заботы о большом семействе. Он так же, как и отец, занимался шорницким ремеслом. Начавшаяся гражданская война не оставляла еврейским ребятам, каким был дед, выбора. Угроза погромов, нависшая над российским еврейством, заставила взяться за оружие. Дед Абрам был членом Еврейской коммунистической партии — Поалей Цион (Рабочие Сиона), а 1918 году 18-летним добровольцем вступил в Красную Армию. Так началась его военная карьера, длившаяся около 40 лет. Была у деда Абрама военная жилка — начал солдатом, а затем, окончив полковую школу младших командиров, продолжил службу, став кадровым военным. Вся его армейская служба прошла в инженерных войсках Западного Особого военного округа, где он последовательно поднимался по командирским ступенькам. За образцовую службу в 1935 г. нарком обороны Ворошилов наградил его именным маузером. Тяжелым испытанием для деда стал 1938-й — вместе с большинством командиров Западного особого военного округа он был арестован НКВД по делу «заговора командармов», во главе которого якобы стояли маршал Тухачевский и командарм Уборевич, командовавший Западным Особым военным округом. Деду вменялась в вину многолетняя совместная служба с командующим округом Уборевичем, который к тому времени был расстрелян. На допросах следователи пытали деда, добиваясь признаний в преступлениях и измене. Но сломать его не удалось. Несмотря на жестокое давление, он отказался признать обвинения против себя и своих товарищей. Возможно, это его и спасло. В 1939-м дед оказался в числе командиров, выпущенных из тюрем и лагерей, был восстановлен в звании и должности. Войну дед Абрам встретил в Западной Белоруссии. В первые дни войны советские войска были разгромлены наступавшими немцами, дед попал в окружение. Из окружения выходил в форме, не снимая знаков различия и боевых наград, сохранив партбилет. Вывел из окружения группу бойцов. Это позволило ему пройти последовавшие проверки и допросы в Особом отделе. Будучи командиром бригады инженерных войск, дед участвовал в битве за Москву. В 1942-м при прямом попадании снаряда в командный пункт дед получил тяжелейшее ранение. Его чудом откопал из-под завала ординарец. Дед лишился слуха и речи. Бабушка рассказывала, как нашла его в госпитале: «Подвели меня к моему Абрашеньке. Узнал он меня — по глазам вижу, а сказать ничего не может — мычит только...» Через год речь восстановилась, но слышал дед плохо до конца дней своих. Он вернулся в строй и воевал до Победы. Войну закончил в чине полковника, был награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Красной Звезды и Отечественной войны. На войне дед Абрам потерял всех своих близких. В Смоленской области, вместе со всеми евреями были зверски замучены две его сестры и их дети. Брат деда, офицер-подводник, служил на Балтфлоте, находился в боевом походе 22 июня 41года. На базу его подводная лодка не вернулась... Еще один брат деда, моряк, перед войной как раз приехал в отпуск. 23 июня его призвали, больше о нем ничего не известно... Дед вышел в отставку в 1953 году… В 1942-м 16-летним мальчишкой ушел добровольцем на фронт сын деда Абрама и мой отец Алексей. Он воевал в гвардейской минометной бригаде, был командиром отделения артиллерийской разведки. С боями дошел до Польши. В конце 1944-го молодых грамотных солдат стали направлять с фронта в военные училища. Так Алексей попал в Киевское военное училище связи и стал кадровым военным. По окончании училища командовал взводом, ротой. В 1948-м лейтенант Алексей Шульман шесть месяцев был начальником связи отряда по ликвидации нацистских бандформирований в западных районах СССР. Алексей Шульман, полковник. В рядах Советской Армии прослужил с 1942 по 1984 гг. В 1955-м Алексей Шульман окончил военную академию связи, многие годы затем служил на командных должностях в различных военных округах. За образцовую службу в мирное время был награжден тремя орденами. В отставку Алексей Шульман вышел в чине полковника в 1984 г., прослужив в армии 42 года. В 1973-м пришла пора надеть погоны внуку деда Абрама — Виктору. Виктор Шульман, окончив военное училище, прослужил в различных командирских должностях до 1994-го. Виктор Шульман, внук деда Абрама — выпускник военного училища. В рядах Советской Армии прослужил с 1973 по 1994 гг. На этом завершилась советская история воинской службы поколений нашей семьи, и началась израильская. Первой в ряды ЦАХАЛа в 1999 г. была призвана правнучка деда Абрама — Ноа. Надо сказать, что Ноа как религиозная девушка (перед призывом она год прожила в ортодоксальном религиозном кибуце в долине Иордана) по закону была освобождена от армейской службы. Однако она добилась призыва в армию и срочную службу проходила в войсках связи. Демобилизовалась в звании сержанта в 2001 г. Добавлю, что Ноа стала солдатом ЦАХАЛа отнюдь не первой в семье — одним из создателей израильских парашютно-десантных войск был родственник бабушки Ноа, Инны Адмони — полковник Иехуда Харари, бывший в конце 1940-ых гг. командиром легендарного 890-го десантного батальона, в котором начинал службу молодой тогда офицер Ариэль Шарон. В 2002-м настала пора идти в армию правнуку деда Абрама — Талю. Окончив школу с самым высоким армейским профилем в 97 баллов, он, как и большинство его одноклассников, был призван в боевые войска. Попал Таль в саперную часть, оснащенную бронированной техникой для разминирования. Почти год продолжалась интенсивная учеба, а затем Таля ждал самый опасный участок фронта — линия «Филадельфия», что разделяла Египет и сектор Газа. Эта узкая полоска земли буквально кишела прорытыми палестинскими террористами подземными туннелями, по которым в сектор Газа шло оружие и взрывчатка. Каждый метр линии «Филадельфия» простреливался и таил в себе хитроумные минные ловушки. Изо дня в день Таль и его однополчане совершали смертельно опасные рейды на своих боевых машинах, разминировали и буквально прорубали дорогу наступающим вслед за ними пехоте и танкам. Такая солдатская работа требует мужества и полной самоотдачи. Этими качествами сполна обладают правнук деда Абрама Таль и его боевые товарищи. Демобилизовался Таль в 2005-м в звании старшины. Сейчас он студент университета, однако вновь взял в руки оружие в июле 2006-го, когда началась Ливанская кампания. Таль одним из первых резервистов получил повестку и со своей частью вошел в Ливан… Четыре поколения одной еврейской семьи… Каждому досталась своя война, каждому выпала честь исполнить свой воинский долг. А война никогда не кончается…


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!