Камушки на ладони

 
 24 июля 2007
 2346
75 лет назад, 5 мая 1932 г., в Киеве в семье инженеров родился Леонид Аронович Жуховицкий, плодовитый прозаик и драматург, разрабатывающий в своем творчестве актуальные морально-этические проблемы, яркий публицист последовательной демократической позиции и отец двух дочерей, одной из которых 39 лет, а другой — 9.
75 лет назад, 5 мая 1932 г., в Киеве в семье инженеров родился Леонид Аронович Жуховицкий, плодовитый прозаик и драматург, разрабатывающий в своем творчестве актуальные морально-этические проблемы, яркий публицист последовательной демократической позиции и отец двух дочерей, одной из которых 39 лет, а другой — 9. Из прозаических произведений Жуховицкого критикой и читателями наиболее удачным признается роман «Остановиться, оглянуться» (1969), а лучшей драматургической работой — лирическая комедия «Последняя женщина сеньора Хуана» (1990). Сам же автор своим самым успешным произведением считает книгу «О любви» (1989), вышедшую в Швеции неслыханным для современной переводной русской литературы 185-тысячным тиражом. В своем недавнем интервью израильской журналистке Полине Лимперт (сетевая газета MIGnews. com) на вопрос о том, существует ли для него «зов крови», Жуховицкий ответил, что если и существует, «то проявляет себя достаточно тихо». «Я не принадлежу к фанатичным евреям, — продолжил литератор, — и я не профессиональный еврей. Я сочувствую во всех войнах израильтянам, поскольку считаю, что справедливость — на стороне израильтян. Они никого не хотят убивать, они никому не отказывают в праве на существование. А вот им в этом праве отказывают. В этом случае надо защищать свою жизнь. С террористами надо воевать по тем законам, которые они навязывают порядочным людям». 125 лет назад, 7 мая 1882 г. накануне введения печально знаменитых «майских законов», радикально осложнивших жизнь российских евреев, 50 виднейших московских купцов и фабрикантов, как русских, так и немецкого и английского происхождения, обратились в министерство финансов с докладной запиской «О вредных последствиях для московской торговли» излишнего «стеснения евреев в правах проживать в Москве». «В продолжение последних 10‑20 лет, с того времени, как евреям был открыт более или менее легкий доступ в Москву, — указывалось в документе, — торговые сношения Москвы с западными и южными губерниями получили обширное развитие. И этот факт заслуживает особого внимания правительства еще и потому, что московская промышленность в тех краях встречает сильную конкуренцию польских и иностранных — австрийских и германских — фабрик». Записка попала на страницы «Московских ведомостей» и породила острую дискуссию. Ее итог спустя 2 недели был подведен собранием 53 выборных Московского биржевого комитета, созванным его председателем — одним из крупнейших российских предпринимателей Николаем Найденовым, «патриотом» Москвы, щедрым филантропом, но человеком крайне консервативных взглядов. Московские биржевики предпочли в спор не ввязываться и ограничились заявлением о том, что записка о нерациональности «стеснения» в Москве еврейского бизнеса «не составляет выражения мнения Московского биржевого общества». 20 лет назад, 11 мая 1987 г., в Лионе начался суд над 74-летним нацистским военным преступником Клаусом Барбье, с ноября 1942 г. в чине гауптштурмфюрера (капитана) СС возглавлявшим лионское управление гестапо и за выказанную на этом поприще садистскую ретивость сподобившегося прозвища «лионского мясника». Этот изверг, лично мучавший узников, был непосредственно причастен к гибели более 4000 человек. Широкую известность получила его расправа с Жаном Муленом, одним из лидеров французского Сопротивления, которого он сам арестовал и собственноручно пытал. 4 апреля 1944 г. Барбье отдал приказ об отправке в Освенцим группы из 44 еврейских детей из сиротского приюта в местечке Изъе (под Лионом). 42 ребенка и 5 взрослых воспитателей погибли в газовых печах, еще два ребенка и воспитатель были сожжены зондеркомандой в Эстонии. Спустя 50 лет после этой акции Барбье, 4 апреля 1994 г., в здании, где когда-то помещался приют, в присутствии президента Франции Жака Ширака был открыт мемориал. В 1945 г. Барбье скрылся, а в 1952 г. Лионским судом он был заочно приговорен к смертной казни. Тем временем бывший эсэсовец, подрядившийся работать на американскую контрразведку, преспокойно обретался в Боливии и даже не поостерегся поучаствовать там в попытке «кокаинового» государственного переворота. Уже в 1971 г. он был выслежен «охотниками за беглыми нацистами», но только в начале 1983 г. пришедшее к власти Боливии относительно либеральное правительство согласилось выдать Барбье французскому правосудию. Суд в Лионе 4 июля 1987 г. приговорил его к пожизненному заключению, но через 4 года раковая опухоль досрочно освободила его от дальнейшего пребывания и в тюремной камере, и на этом свете.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!