ВСТРЕЧА С ПРОРОКОМ ЭЛИЯГУ

 Янкл Магид, Израиль
 16 апреля 2008
 2780
В ту весну Песах пришелся на середину апреля. Воздух заполнил аромат цветущих лип, по-зимнему серо-черная гора Гедиминаса вновь покрылась курчавой папахой свежей листвы. Под набирающим силу солнышком мечталось вольготно и легко, самые странные мечты казались близкой реальностью.
В ту весну Песах пришелся на середину апреля. Воздух заполнил аромат цветущих лип, по-зимнему серо-черная гора Гедиминаса вновь покрылась курчавой папахой свежей листвы. Под набирающим силу солнышком мечталось вольготно и легко, самые странные мечты казались близкой реальностью.

Ровно год назад Всевышний удостоил меня откровением: из кубка Элиягу, оставленного пасхальной ночью на столе, пророк отпил целую треть. Весна и лето прошли под впечатлением чуда, а осень и зиму я готовился к новому, вынашивая, лелея его в себе, подобно тому, как мать прислушивается к зарождающейся в глубине ее тела новой жизни. Ведь чудо всегда начинается внутри души человеческой.

Но ничего не случилось. Кубок остался полным, и я пришел на утреннюю молитву с понурым видом и сокрушенным сердцем. Дрожь трепетного ожидания оказалась напрасной — пророк Элиягу равнодушно прошел мимо. Реб Зуся заметил мою кислую физиономию и жестом пригласил сесть рядом.

— Что стряслось? — вопросительно поднял он седые брови.

Немного помявшись, я рассказал о неслучившемся.

— Знакомая история, — пробормотал реб Зуся, закутываясь в талес. — Что-то подобное мне уже доводилось слышать.

Он умолк, погрузившись в воспоминания. Миньян никак не собирался, допоздна засидевшись за седером, старики вставали медленно.

— Вспомнил! — реб Зуся улыбнулся. — Нечто похожее произошло сто лет назад в Вильне, на этих самых улицах, может быть, даже в этой синагоге.

Жил в нашем городе богатый еврей. По-настоящему богатый, то ли владелец сети лесопилок, то ли хозяин большой фабрики, уж не припомню. Богатство ожесточает сердце, но наш еврей остался еврейским евреем, то есть соблюдал заповеди, изучал Тору и не стеснялся появляться перед деловыми партнерами в традиционной одежде.

Была у богача мечта, тайное заветное желание. Долго хранил он его в глубине сердца, но когда перевалило ему за шестьдесят, явился он к раввину своей синагоги, чтобы излить душу.

— Хочу увидеть пророка Элиягу, — выдавил богач, краснея, словно напроказивший мальчишка. — Пусть раввин назначит какое угодно испытание, на все я готов, лишь бы свершилась мечта моя.

— Увидеть пророка Элиягу? — воскликнул раввин. — Вот тебе мой совет. Переоденься в одежду попроще и отправляйся утром перед седером в местечко Свенчаны. Найди там водовоза по имени Лейзер и упроси его пригласить тебя на седер. Не скупись, какую бы цену он ни заломил, заплати не торгуясь. Потому что пророк Элиягу посетит в этот Песах дом водовоза Лейзера и тот, кто будет внимателен, сможет его увидеть.

Богач рассыпался в благодарностях, но раввин предостерег:

— Учти — одно опрометчивое слово, и Элиягу обойдет этот дом десятой дорогой. Если водовоз станет расспрашивать, кто ты и откуда, — не отвечай, а сразу по окончании праздника постарайся незаметно исчезнуть.

Долго упрашивать Лейзера не пришлось, уже по виду его одежды богач смекнул, что на седер у водовоза нет не только вина, но и мацы.

Все переменилось в мгновение ока: нескольких бумажек, извлеченных богачом из толстого кошелька, хватило, чтобы преобразить убогую лачужку водовоза. На столе заискрилась серебряная посуда, вышитая золотом бархатная салфетка покрыла стопку самой лучшей мацы. А жена водовоза в новом платье, не помня себя от счастья, гремела кастрюлями, готовя еду на два пасхальных дня. Для детей водовоза, давно позабывших вкус мяса и праздничных пирогов, запахи, наполнившие лачужку, казались спустившимися прямо из будущего мира.

На седере богач смотрел в оба, но кроме счастливых детских мордашек ничего не заметил. Ночью он не сомкнул глаз, боясь пропустить появление пророка, однако вино в чаше осталось нетронутым.

— Возможно, он появится на утренней молитве, — подумал богач. Увы, в синагогу пророк тоже не пришел.

Второй седер закончился точно так же, как и первый, а после очередной бессонной ночи богач клевал носом, и заснул сидя на рундуке сразу после молитвы.

Наступил вечер. Пророк так и не появился. Богач тихонько выскользнул за дверь и пошел на центральную площадь местечка. Там он нанял извозчика и через два часа оказался у себя дома. Всю дорогу он исступленно всматривался в темноту, ожидая увидеть Элиягу за каждым поворотом дороги.

К вечеру следующего дня, отдохнув после двух бессонных ночей и бурных переживаний, богач отправился к раввину.

— Как же так, ребе? Я выполнил все ваши указания, а Элиягу не пришел.

— Не пришел, говоришь, — улыбнулся раввин. — Тогда давай я покажу его прямо сейчас. Пойдем.

Ошеломленный богач поспешил за раввином. В небольшой комнатке раввин подвел его к комоду и приказал:

— Загляни внутрь.

В комоде пахло лавандой и корицей. Из зеркала, привинченного к задней стене, на богача смотрел седой, взъерошенный человек в черной ермолке.

— Видишь Элиягу? — спросил раввин.

— Какого еще Элиягу, — обиженно отозвался богач. — Это я сам.

— Тогда прочти вот это, — и раввин потянул ему письмо.

«С великой радостью спешу сообщить вам об удивительном происшествии. Позавчера нас посетил пророк Элиягу и провел с нами два святых дня Пасхи. О том, кто наш таинственный гость, мы окончательно догадались лишь на исходе праздника, когда он исчез непонятным и таинственным образом. Все произошло точно так, как вы предсказывали. Да пошлет Всевышний благословение вам и вашей семье. Водовоз Лейзер».

— Нет ничего удивительней, чем помочь человеку в беде, — завершил реб Зуся свой рассказ. — В душе каждого из нас кроется частичка пророка Элиягу. Надо только извлечь ее из-под мусора страстей и песка повседневности. И тогда случается чудо.

Янкл Магид, Израиль

Фото Реувена Миллера



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!