«Наша задача — повести за собой людей»

 Беседовала Лариса Токарь, Россия
 8 сентября 2008
 2356

После решения премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта не участвовать в праймериз Кадимы израильские СМИ заговорили о закате его политической карьеры. Политический кризис в Израиле, вызванный расследованием против премьер-министра по подозрению во взяточничестве, фактически привел к его отставке. Евреи, живущие в диаспоре, с неослабевающим вниманием следят за всеми событиями, происходящими в этой стране. И часто многие из нас задаются вопросом: «Почему Израилю, где сконцентрировано столько умных евреев, так фатально не везет с руководителями?»

Будучи в командировке на Святой земле, я побеседовала с Александром Непомнящим, потомственным физиком, которому далеко небезразлично, что происходит в его стране. Ради будущего своей страны он готов оставить любимую профессию и стать политиком.

Фрагменты интервью с главой аналитической группы МАОФ Александром Непомнящим предлагаем читателям «Алефа».

 

– Саша, пожалуйста, расскажите о себе.

– Я живу в Израиле 18 лет. Приехал в 1990 году из Перми. Мне 35 лет. В Перми я окончил школу и первый курс физического факультета в Пермском университете. В Израиле окончил Технион, отслужил в армии и работаю в хай-теке. Получил две первые степени — по физике и компьютерам.

 

– Когда у вас возник интерес к тому, что происходит в Израиле?

– В 1993 году меня потрясла ситуация, когда наше правительство привезло из Туниса Ясира Арафата и передало ему два города — Газу и Иерихон. У меня это не укладывалось в голове и не соответствовало моим представлениям об интересах Государства Израиль. Примерно через два-три года мы с друзьями — студентами Техниона — создали аналитическую группу МАОФ. Нашей целью была пропаганда еврейских сионистских ценностей на русском языке как в Израиле, так и за рубежом. Начинали мы с экскурсий, лекций и поездок по стране, а потом создали сайт в Интернете (http://maof.rjews.net/). Все это мы делали на добровольных началах.

Когда началось выселение евреев из Гуш-Катифа, я надеялся на мудрость и мужество лидеров Совета поселений или правых парламентских движений. Но они, к сожалению, показали себя недостаточно решительными. Не справились и тогдашние правые политические лидеры. Для меня это было большим потрясением. Я пришел к выводу, что правые двигались не в том направлении. Мы оказались далеки от народа и непонятны ему. Чтобы нация нас поняла, нужно, видимо, позиционировать себя по-другому. Это мы и пытаемся делать последние два-три года.

 

– Меня, человека из России, удивляет, что во главе государства смог стать такой человек, как Ольмерт. Как получилось, что в Израиле правители недостойны своего народа?

– Если бы я знал правильные ответы, то, может быть, мы бы знали, как от этого избавиться… Под воздействием внешних сил, использующих частично купленные средства массовой информации, происходит промывка мозгов израильтян. Эта промывка мозгов очень сильно действует на обычного обывателя-израильтянина, который начинает верить в то, что у нас прав здесь меньше, чем у арабов, что мы должны сдать свои позиции, разделить государство, отдать Иерусалим и т.д.

Кто остается за пределами этой промывки мозгов? Это две группы населения, на которые я возлагаю очень большие надежды. Во-первых, это романтики, наши религиозные люди, которым промывка мозгов не страшна просто в силу того, что у них есть собственная вера. Я говорю не только об ультраортодоксах, но и в первую очередь о религиозных сионистах.

Вторая группа — это антиподы первой, прагматики и циники, которые в свое время прошли через промывку мозгов и видели, как ложь развалилась у них на глазах. Это люди, приехавшие из Советского Союза, которые годами жили в условиях тотальной лжи. Теперь на них не действует промывка мозгов, потому что они получили против нее прививку.

 

– Какую часть религиозного сектора составляют религиозные сионисты?

– Примерно 20 процентов. У них и у выходцев из бывшего СССР много точек соприкосновения, и в первую очередь это задача сохранить государство и сделать его таким, чтобы здесь можно было жить достойно.

В Израиле около 10 тысяч «русских» религиозных сионистов и людей, близких к ним. С одной стороны, они понимают проблемы новых репатриантов, так как сами из этой среды, а с другой — они в религиозном обществе. Я очень надеюсь, что они окажутся силой, способной объединить репатриантов и здешних религиозных сионистов.

В свое время религиозные сионисты говорили светским сионистам: вы стройте государство, а мы будем вам помогать там, где надо подставить плечо, — копать, бежать, строить. А потом светский сионизм выродился. Сионистская идеология, не замешанная на религии, оказалась нестойкой. Внуки многих отцов-основателей сионистского движения живут за границей. Светским людям здесь трудно жить, если нет четкого понимания, для чего нужен Израиль.

У нынешних олигархов возникли проблемы с религиозными сионистами, потому что сионисты, сами того не понимая, отнимают у олигархов власть. Ячейка религиозного сионистского общества — это поселенческая община, т.е. поселок на 40, 50 или 200 семей, в котором есть своя синагога и свой раввин. Олигархам нужно было попробовать сломать эти общины, своих будущих оппонентов во власти. Это было сделано в Гуш-Катифе, где были уничтожены 22 еврейские общины, которым потом не дали поселиться вместе, а раскидали по всей стране.

– Есть лидеры у религиозных сионистов?

– Нет харизматических лидеров, за которыми бы пошли все. На мой взгляд, одна из важнейших задач ближайших лет — выстраивание новой лидерской команды, целой плеяды лидеров. В Израиле, с одной стороны, идет вырождение уровня политиков, а с другой — нарастает уровень проблем. Еще 10 лет назад не было такой угрозы выживанию Израиля. У нас три вражеских государства прямо под окнами. В сотне километров от Тель-Авива расположена Газа, в которой пять тысяч боевиков профессиональной армии «Хамас», и оружие из разных стран легко течет туда через Египет. В Иудее и Самарии — ФАТХ, на севере — «Хизбалла». Арабских денег становится в мире все больше, поэтому задачи перед Израилем стоят очень непростые.

 

– Как вы себя позиционируете в этой ситуации? Хотите оставить физику и заняться политикой?

– Фактически я все меньше занимаюсь наукой, все больше занимаюсь общественной деятельностью и хочу идти в политику. Я попытаюсь баллотироваться в Ликуде, членом которого состою, на реальное место для прохождения в кнесет. Невозможно влиять на политику, находясь вне парламента. Необходимо идти внутрь власти, хотя она грязная, неправильная, плохая, коррумпированная.

 

– У вас есть единомышленники?

– Думаю, что количество поддерживающих нас исчисляется сейчас несколькими тысячами. Это, разумеется, очень мало для реальной политики. Но я считаю, что это некий задел, который позволит двигаться дальше и наращивать мощь. Я верю в развитие гражданского общества, т.е. общества, в котором много общественных организаций. Если политик проворовался и не хочет уходить в отставку, общество заставит его это сделать быстрее и лучше, чем полиция и суд.

Наши идеи о невозможности разделения земли Израиля пока непонятны для людей. Мы должны действовать по-другому: стать теми, кто решает их повседневные проблемы, проблемы экологии, образования детей… Это то, о чем много лет забывали. Правые занимались проблемами заселения и целостности страны, а все остальное оставляли левым. В итоге получилось, что правые оторвались от народа. Если мы, новые правые, не будем заниматься нуждами людей, они не пойдут за нами, и мы будем беспомощны со своей новой идеологией, о которой никто не хочет слышать. Поэтому я вижу, что наша задача — сначала повести за собой людей, которые в результате примут нашу идеологию так же, как примут нашу помощь в насущных проблемах.

 

– Немного отвлечемся от ваших политических идей. Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

– Я женат уже 12 лет. Моя жена приехала из Латвии в 1988 году. Ее семья из тех, кого не выпускали в течение многих лет. Они приехали одними из первых, как только Горбачев открыл двери. У нас трое детей — два сына и дочь.

 

– Я наслышана о ваших перво-апрельских опусах…

– В этом году 1 апреля я опубликовал в своем блоге в Живом журнале исследование о том, будто Шимон Перес, президент Израиля, на самом деле является главой самой мощной и влиятельной масонской ложи мира, управляющей всеми тайными масонскими организациями человечества. Я написал, что Перес не только глава масонов, но и прямой потомок Иисуса Христа и Марии Магдалины. Тут мне, конечно, помог Дэн Браун с его «Кодом да Винчи».

 

– А вдруг Перес подаст в суд?

– Если у Переса есть чувство юмора, он оценит статью по достоинству. Я не хотел 1 апреля писать на политические темы. Многие написали мне в комментариях, что Шимон Перес такой человек, что его вообще не надо было упоминать 1 апреля, чтобы не портить настроения… Но я очень бы хотел, дожив до его возраста, под 90 лет, обладать такой же энергией, желанием управлять страной и стремлением к власти. Я очень плохо отношусь к его политической программе, но при этом отдаю ему должное. Он один из наиболее интеллектуальных и опытных политических деятелей страны. И в этом отношении я хотел бы быть похожим на него.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!