Мария Гринберг, великая и неповторимая

 Яков Коваленский, Россия
 5 декабря 2008
 6750
12 сентября в Малом зале Московской консерватории прошел вечер, посвященный 100-летию со дня рождения великой российской пианистки Марии Гринберг. Мария Израилевна родилась в Одессе в бедной еврейской семье. Первым ее учителем музыки была мать Фаня Даниловна, которая занималась у известного в Одессе педагога Давида Самойловича Айсберга. А сам Айсберг был учеником великого педагога XIX века Теодора Лешетицкого.
Когда девочке исполнилось десять лет, мать отвела ее к Айсбергу. Необыкновенный талант маленькой Муси был велик, и педагог занимался с ней бесплатно. В 12 лет девочка сыграла концерт Грига с оркестром в Одесском оперном театре. После эмиграции Айсберга Муся Гринберг занималась с замечательным одесским педагогом, профессором Бертой Рейнгбальд, которая подготовила ее к поступлению в Московскую консерваторию. В 1926 году она уехала в Москву, и с тех пор жизнь Марии Гринберг была связана с этим городом.
Вечер в Малом зале открыла проректор Московской консерватории профессор Е.И. Сорокина. Она говорила о большой вине Московской консерватории перед Гринберг. Пианистка занималась в консерватории у великих педагогов — Ф.М. Блуменфельда и К.Н. Игумнова, блестяще окончила ее, прекрасно выступила на всесоюзном конкурсе (получила вторую премию) и сразу же начала концертировать. Но очень скоро случилась трагедия: был арестован и расстрелян ее отец, вина которого была только в том, что он когда-то преподавал иврит; также был арестован и расстрелян ее муж Станислав Стенде — польский поэт-коммунист. Молодая пианистка с двухмесячной дочерью и ее мать были выброшены на улицу и скитались по знакомым. Клеймо дочери и жены «врагов народа» висело над Гринберг всю жизнь.
Советская власть относилась к Гринберг жестоко: вначале ограничивали ее выступления, не выпускали на международные конкурсы, долго не присваивали почетных званий, и почти до самой смерти она не ездила за рубеж. Но публика ее обожала. Расцвет ее глубокого и вдохновенного искусства пришелся на 1950–1960-е годы. Профессор Сорокина назвала Гринберг великой. Да, она была не только великой пианисткой, но и выдающейся личностью.
Вспоминает один из ее учеников, Дмитрий Зотов: «Это была личность грандиозного масштаба, причем во всех отношениях. Как музыкант она сравнима с самыми великими исполнителями ХХ века — пианистами и дирижерами. Основой репертуара Марии Израилевны были сочинения Баха, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Шумана, Брамса, Прокофьева и Шостаковича. Но именно произведения Бетховена стали путеводной звездой на ее творческом пути. Гринберг впервые в России исполнила все сонаты и концерты Бетховена и записала их на пластинки. Эти записи имели ошеломительный успех среди меломанов, педагогов и даже концертирующих пианистов. Они и сейчас — настоящий клад! Профессор Я. Мильштейн, ученик великого К.Н. Игумнова, писал о Гринберг: «Ее исполнения всегда были пронизаны захватывающей внутренней силой, образностью. Ее искусство созревало в борьбе, вызывала восхищение ее стойкость в принципиальных вопросах. Она не шла ни на какие компромиссы. Она всегда стремилась к высокому, художественно полноценному».
Гринберг не преподавала в Московской консерватории, что представляет собой огромное упущение и несмываемый позор для этого вуза. С 1959 года и до конца своей жизни она преподавала в Институте имени Гнесиных. И только в 1970 году получила звание профессора, хотя представлена была к нему еще за десять лет до того.
Но существовала так называемая подпольная аспирантура. Фактически педагогическая деятельность Марии Израилевны началась задолго до вступления ее в официальную должность. Многие пианисты, уже лауреаты международных конкурсов, обращались к ней, и она занималась с А. Скавронским, Д. Паперно, Н. Штаркманом, Р. Керером, В. Слоним и др. Причем многие педагоги знали, что их ученики занимаются с Гринберг. Ее авторитет в музыкальном мире был чрезвычайно высок. Профессор Я. Мильштейн писал о ней: «По совершенству своего искусства, богатству репертуара, ярко выраженному индивидуальному почерку и другим замечательным качествам своего дарования Мария Гринберг, несомненно, должна быть причислена к лучшим пианисткам нашей страны и нашего времени». Г. Нейгауз отмечал: «Я люблю в ее исполнительском творчестве настоящее проникновение в смысл музыки, непогрешимый вкус, гармоничность музыкальных образов, красивый, обаятельный звук… Отмечу в ее игре серьезность, благородную собранность мыслей и чувств».
Гринберг была пианисткой интеллектуального склада. Она всегда отлично сознавала, что делала, играла ясно, обдуманно. Она была чужда деловитости, математической расчетливости. Она была новатором по своей сути. И много времени уделяла современным российским композиторам: она играла «Прелюдии и фуги» Шостаковича, сочинения А. Локшина, М. Вайнберга и др. Она была настоящим другом современных авторов. Иван Семенович Козловский писал о Гринберг: «Она была не просто мыслящий художник, это был художник философского склада, и ее простота была простотой мудрости. Размышляя о ее судьбе, я вспоминаю девиз Бетховена: «Через страдания — к радости!» Это удивительно точное замечание. Жизнь ее была тяжелой, полной невзгод, а она своей игрой несла радость людям. Когда ее дочь Ника Забавникова подросла (она была талантливой пианисткой), они выступали, исполняя фортепьянные дуэты. Мария Израилевна делала замечательные переложения для фортепьянных дуэтов, а также переложения четырехручных сочинений для одного фортепиано. Сейчас эти работы изданы, и даже предстоит защита диссертации одного смельчака, посвященной фортепьянным переложениям Гринберг.
Она часто говорила: «Ко мне все придет после смерти». Время доказало правоту этих слов: изданы сборники ее обработок сочинений Моцарта, появились исследования о ее творчестве, изданы ноты из личной библиотеки с ее пометками, а главное — выходят компакт-диски с ее записями на фирмах Vista Vera и «Мелодия». Еще в начале 1990-х годов записи Гринберг были изданы на итальянских, французских и японских фирмах, а сейчас они широко появляются и на российских. Действительно — к Марии Гринберг пришла мировая слава!
В последние годы своей жизни она наконец-то побывала в Польше и Голландии, где ее принимали с восторгом. «Приезжайте с тысячей концертов» — это заголовок одной из рецензий в Польше. Только в 1961 году она получила звание заслуженной артистки РСФСР.
М.И. Гринберг скончалась в 1978 году. Запоздалая организация вечера в Малом зале Московской консерватории — лишнее подтверждение того, как мало ценят в России великих деятелей прошлого.
На концерте в честь Марии Израилевны играли пианисты разных поколений: молодые М. Лидский, Р. Островский, О. Макарова и старшее поколение — ректор Московской консерватории, профессор Т. Алиханов, профессора Академии им. Гнесиных М. Гамбарян, В. Тропп. Они исполняли сочинения композиторов, близких творческой индивидуальности Марии Израилевны: Бетховена, Шуберта, Глинки и Шостаковича.
Об одном из участников вечера следует сказать особо. Это одна из старейших российских пианисток Лидия Израилевна Фихтенгольц. Она родилась в 1924 году в Одессе и также училась у Берты Рейнгбальд, известнейшего одесского профессора, учителя Э.Г. Гилельса. А старший брат Лидии Фихтенгольц, скрипач Михаил Фихтенгольц, учился у профессора П.С. Столярского. После переезда в Москву в 1936 году Лидия Израилевна попала в класс великого Г. Нейгауза. После окончания в 1946 году консерватории Л.И. Фихтенгольц многие годы концертировала вместе со своим братом Михаилом, а также в течение 42 лет преподавала в Институте имени М.М. Ипполитова-Иванова. Ее игра вызвала восхищение всего зала. После первых тактов стало ясно, что на сцене — выдающийся талант, мастер высочайшего класса. Удивительно красивый звук, изумительная фразировка и тонкая интерпретация сонат Скарлатти и двух интермеццо Брамса. На бис — мазурка Шопена и знаменитая прелюдия Баха-Зилоти.
Лидия Фихтенгольц — настоящий музыкант великой эпохи прошлого, которая называется «русская фортепьянная школа». У истоков этой школы стояли братья Антон и Николай Рубинштейны, затем ее развивали С. Рахманинов, А. Скрябин, Г. Нейгауз, Б. Рейнгбальд, К. Игумнов, С. Рихтер, Э. Гилельс, С. Фейнберг, В. Софроницкий и многие другие. В этом ряду блистала и Мария Гринберг, великая и неповторимая. Д. Шостакович писал, обращаясь к ней: «Ваша рыцарская артистическая деятельность, Ваше замечательное искусство всегда восхищали меня». Мария Гринберг — женщина огромного артистического таланта. Для многих она была властительницей дум. Но никакой игры «на публику», никаких внешних эффектов, никаких погрешностей вкуса.
Вечер, посвященный М.И. Гринберг, был теплым, но и печальным. К сожалению, дочь Марии Израилевны Ника Забавникова скончалась несколько лет назад, а в прошлом году умер молодым внук — Станислав Забавников. Но великое искусство М.И. Гринберг — навсегда с нами.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!