Язык, который они понимают

 Давид Шехтер
 30 августа 2009
 2201

Три года назад началась Вторая ливанская война. Сегодня, когда пыль от ракет «Хизбаллы» и ЦАХАЛа улеглась, а страсти немного утихли, можно объективно проанализировать результаты этой войны. Но сперва следует вспомнить, что ей предшествовало.

Вернемся к 1999 году, когда во время предвыборной кампании кандидат на пост премьер-министра от левого лагеря Эхуд Барак пообещал, что в течение девяти месяцев выведет ЦАХАЛ из Ливана. Пообещал и сделал.
Но уход ЦАХАЛа вовсе не напоминал вывод войск страны, победившей своих врагов. Это было паническое бегство, во время которого врагу оставили не только дорогостоящую технику и укрепрайоны, возводившиеся десятилетиями. На произвол судьбы были брошены тысячи бойцов ЦАДАЛа (Армия обороны Южного Ливана) — верные союзники Израиля, почти двадцать лет сражавшиеся бок о бок с солдатами ЦАХАЛа. Барак даже не продал их в обмен на какие-то политические достижения, он просто предал их, оставив на растерзание «Хизбалле».
Это бегство имело далеко идущие последствия не только для ливано-израильских отношений. Увидев, что несколько сотен хорошо подготовленных боевиков «Хизбаллы» сумели изгнать сильный ЦАХАЛ, палестинцы пришли к логичному выводу, что ЦАХАЛ вовсе не так уж и силен, как кажется.
Этому заключению способствовало и поведение Барака во время переговоров в Кемп-Дэвиде (2000 год), где он в обмен на мир предложил Арафату беспрецедентные уступки: Восточный Иерусалим и большую часть Старого города, включая Храмовую гору, а также 96 % Иудеи и Самарии. За остальные четыре процента палестинское государство должно было получить в виде компенсации израильские территории внутри «зеленой черты».
После бегства ЦАХАЛа из Ливана Ясир Арафат вполне резонно расценил столь капитулянтские предложения как проявление слабости израильского общества, уставшего воевать и готового ради передышки на любые уступки. Поэтому он решил, что евреев надо дожать, и развернул вторую интифаду, в ходе которой погибли тысячи мирных израильтян. С всплесками и затишьями она длилась до тех пор, пока новый премьер-министр Ариэль Шарон не провел операцию «Защитная стена», во время которой ЦАХАЛ вновь поставил под свой контроль Иудею и Самарию и разрушил существовавшие в них инфраструктуры террора.
Но пример победоносной «Хизбаллы» не пропал даром — в Газе пришел к власти «Хамас», начавший копировать ее поведение и структуру. Для скорейшей передачи опыта в Газу по подземным тоннелям проникли десятки боевиков шейха Насраллы, которые усиленными темпами стали обучать боевиков «Хамаса» приемам ведения партизанской войны. И приемы эти, включавшие в том числе закладку замаскированных мин и фугасов вдоль дорог с оживленным движением гражданского автотранспорта, обстрелы населенных пунктов минометным огнем и «катюшами», сразу же были использованы «Хамасом» против мирного израильского населения.
Кроме того, «Хамас» в еще большем масштабе, чем прежде, развернул свою социальную структуру «даава», поскольку опыт «Хизбаллы» показал: деятельность такой структуры значительно способствует повышению популярности организации среди малообеспеченных слоев населения.
Что же касается «Хизбаллы», то она восприняла бегство ЦАХАЛа как свою огромную победу. Глава «Хизбаллы» шейх Насралла произнес речь, в которой сравнил государство сионистов с липкой, но тонкой паутиной, которая уже начала рваться под ударами рыцарей истинной веры. Похоже, что Насралла искренне верил в то, что еще одно усилие — и эта паутина будет сметена с арабского Ближнего Востока. И не только он.
Авторитет Насраллы взлетел до небес, иранские аятоллы увеличили и без того немалую помощь «Хизбалле», в Дамаске стали рассматривать Насраллу уже не как придворного террориста, а стратегического партнера. Сила и влияние Насраллы не только в Ливане, а и во всем арабском мире настолько возросли, что у него началось «головокружение от успехов». Это головокружение и привело к роковому для Насраллы шагу, предпринятому 12 июля 2006 года.
Боевики «Хизбаллы» вторглись на территорию Израиля, убили солдат пограничного патруля и захватили двух милуимников. Операция проходила под прикрытием массированного обстрела приграничных израильских поселков и баз ЦАХАЛа. Готовили ее в «Хизбалле» целый год, и поэтому проведена она была, что называется, без сучка и задоринки. Когда подразделения ЦАХАЛа прибыли к месту нападения, там оставались только дымящиеся остовы двух патрульных машин.
Насралла рассчитывал, что Израиль вновь ограничится артиллерийскими обстрелами по площадям, которые ничему, кроме кустарника, не приносили вреда. Такое предположение основывалось не только на сдержанном поведении Израиля после выхода из Ливана, но также и на том, что тогда у власти в стране оказались люди, не имевшие достаточного государственного опыта — глава правительства Ольмерт, министр иностранных дел Ципи Ливни и министр обороны Амир Перец. Но спустя короткое время Насралла понял, что ошибся. Именно потому, что они четко не осознавали, во что ввязываются, трое политических новичков начали широкомасштабную операцию против «Хизбаллы».
Во время операции и сразу же после нее большинство израильтян считали, что Вторую ливанскую войну — такое имя было присвоено операции — Израиль проиграл. ЦАХАЛ показал себя не готовым к борьбе с партизанскими бандформированиями и подавлению обстрелов ракетами «катюша». Склады ЦАХАЛа оказались полупустыми, для мобилизованных милуимников не хватало самого необходимого оборудования. Да и стратегическая концепция ЦАХАЛа не соответствовала реальности, поскольку впервые Генштаб возглавлял не пехотный офицер, а бывший командующий ВВС, плохо знакомый со спецификой ведения боевых действий на суше.
Сегодня можно сказать, что за прошедшие три года ЦАХАЛ сделал соответствующие выводы и сумел во многом преодолеть недостатки, обнаруженные в ходе Второй ливанской войны. По сравнению с 2006 годом, солдаты ЦАХАЛа лучше готовы к борьбе с партизанскими бандформированиями, нехватка оборудования восполнена, а Генштаб больше не руководствуется исключительно методами ВВС. Операция «Литой свинец» наглядно продемонстрировала, что урок Второй ливанской пошел ЦАХАЛу впрок.
Не менее важным результатом стало восстановление силы сдерживания ЦАХАЛа. После того как израильские ВВС разнесли в пух и прах район Бейрута, превращенный «Хизбаллой» в свою штаб-квартиру, мнение арабов о том, что израильтяне никогда не посмеют применить имеющееся в их распоряжении оружие, кардинально изменилось. И сейчас, три года спустя, Насралла не смеет носа высунуть из секретного бункера. В интервью, данном после завершения войны, он признался: «Если бы я знал, к чему все это приведет, я не дал бы разрешения на захват израильских военнослужащих». Что, впрочем, не помешало ему провозгласить «божественной» победу, будто бы одержанную «Хизбаллой» в схватке с сионистами.
Но слова — словами, а непропорциональность израильской реакции удивила и испугала арабов. И это, пожалуй, самое значительное достижение Второй ливанской войны. На Ближнем Востоке боятся того, кто не просто имеет большую дубину, а регулярно поколачивает ею соседа. Причем бьет прямо по физиономии и до кровавой юшки.
Не призывы к миру, не желание жить в добрососедских отношениях и даже не односторонние уступки, а только язык силы — вот что понимают арабы. И чем четче на этом языке им будет разъяснено, что Израиль не намерен более терпеть ситуацию, при которой сосед позволяет себе обстреливать его территорию и похищать его солдат, тем спокойней будет жить всем, в том числе и соседу.
После Второй ливанской войны прошло три года, а на границе с Ливаном сохраняется тишина, какой здесь не помнят десятилетиями.
Впрочем, успокаиваться нельзя. Арабы уважают силу, но вероломны. И они готовы проверить эту силу в любой момент, который им покажется подходящим. «Хизбалла» безмолвствует, но накапливает силы и готовится к следующему витку эскалации. Поэтому не только ЦАХАЛ должен быть готов к немедленному и жесткому отпору, если «Хизбалла» вновь попытается устроить провокацию. Наше нынешнее политическое руководство тоже должно отреагировать соответственно.
Но делать это следует не так, как поступили три новобранца, очертя голову бросившиеся в бой, не представляя себе его последствий, а имея четко разработанный и заранее подготовленный план. В противном случае «Хизбалла» действительно может одержать ту самую «божественную победу», о которой так мечтает.
 

Давид ШЕХТЕР, Израиль
Фото Ильи Гершберга, Израиль


 



Комментарии:

  • 9 сентября 2009

    Ян

    Хорошая, но отнюдь не новая, мысль. На Востоке всегда уважали и понимали силу. Карать, и только карать, даже за самые незначительные выпады. И ни в чем не уступать. Ни пяди иудейской земли этим скотам...


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!