АБЗАЦ

 Ефим ЗАХАРОВ
 24 июля 2007
 3714
Февральский выпуск
Рассказал Лион ИЗМАЙЛОВ Еврей с Синайских гор Известного поэта-песенника и художественного руководителя музыкальной группы «Лесоповал» Михаила Исаевича Танича одна женщина спросила: – Миша, вы же из горских евреев? – Да, – ответил Танич. – А с каких гор? – С Синайских, – ответил Танич. Пока все хотят есть Шло выступление когда-то знаменитого клуба «Двенадцать стульев». Среди выступавших юмористов был и Аркадий Хайт. В то время одна за другой на экран выходили серии «Ну, погоди!», пользовавшиеся бешеным успехом. Каждую новую серию ждали с нетерпением. Во время выступления Хайта ему, как автору сценариев, из зала пришла записка: «Поймает ли когда-нибудь Волк Зайца?» Хайт ответил: «Пока хочет есть Волк и пока хотят есть авторы, Волк Зайца не поймает». Рассказал Юрий БОРЕВ Шутки природы Академик Петр Капица, вечный оппонент Трофима Лысенко, на одной конференции задал ему ехидный вопрос: – Вы утверждаете, что генов и наследственности не существует и все зависит от внешнего воздействия, которое закрепляется как наследственный признак. Почему же, несмотря на тысячелетнее воздействие, женщины рождаются девушками, а евреи необрезанными? Доброта наказуема! Михаил Ромм был председателем Государственной экзаменационной комиссии во ВГИКе. Одна девушка не могла ответить ни на один вопрос билета. Ромм стал задавать ей более простые вопросы. Результат тот же. Комиссия склонялась поставить двойку и не выдать диплома. Ромм полистал ее зачетку. Там были одни тройки. Ромм поставил тоже тройку и этим спас студентку. Прошло несколько лет, и Ромм пришел в Госкино утверждать фильм «Обыкновенный фашизм». В кабинете его приняла редактор – та самая студентка. Она сказала: «В фильме много ненужных подробностей о Гитлере. Есть намеки на Сталина, их надо убрать. Фильм – резко сократить. Достаточно одной серии». Выйдя из кабинета, Ромм сильно ударил себя по лбу: «Так тебе, дураку, и надо!» Рассказал Марк РОЗОВСКИЙ Обкомовский «интеллект» В 70-е годы я был членом жюри Всесоюзного смотра народных театров в Челябинске. По окончании – конечно, банкет. Был на нем и секретарь Челябинского обкома КПСС. Фамилию не помню. Он взял слово, сказал об успехе фестиваля, а потом начал говорить обо мне: какой я выдающийся драматург и как ему нравятся мои пьесы. Стал перечислять, и я покрылся холодным потом, а все присутствующие открыли ртыѕ Он называл: «104 страницы про любовь», «Сократ», еще что-то. Перепутал меня с Радзинским! Я был в глупейшем положении. Поправить его – значило бы показать его невежество и оскорбить. Так же, видимо, думали и все присутствующие. Оставалось только поблагодарить его за похвалу. В Москве я рассказал Эдварду Радзинскому эту историю. – Не переживай, старик, – сказал он, – если бы ты знал, сколько раз меня поздравляли с пьесой «История лошади»!


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!