Джошуа Белл: Москва — Лондон — Москва

 Яков Коваленский
 12 января 2010
 3104

Впервые замечательный американский скрипач Джошуа Белл приехал в Россию в 2007 году. Первого сентября он участвовал в концерте мастеров скрипичного искусства на Красной площади, играл пьесу «Интродукция и рондо-каприччиозо» Сен-Санса («Алеф» писал об этом концерте). И его исполнение, как говорится, запало в душу. Прошло полтора года. В марте 2009 года я приехал в Лондон и узнал, что 23 марта 2009 года Джошуа Белл дает сольный концерт в центре Лондона, в зале Wigmore Hall. Билетов на концерт уже не было, и все попытки приобрести их оказались безуспешны. Но почему? Концертный зал был открыт в 1901 году и назывался залом Бехштейна — он принадлежал одноименной немецкой фирме, которая производила рояли высокого класса и пропагандировала свою продукцию в Англии, используя для этого концертный зал. Построил его один из лучших архитекторов того времени Томас Коллкат. В зале 580 мест, и все очень удобные. А какая замечательная акустика!

Неудивительно, что в этом зале стали выступать лучшие музыканты и вокалисты того времени: Ф. Бузони, Е. Изаи, В. Пахман, Л. Годовский и А. Шнабель, знаменитый итальянский баритон М. Баттистини, популярный в России, особенно прославившийся исполнением партии Онегина и Демона, молодой Артур Рубинштейн и др. Во время Первой мировой войны немецкая фирма «Бехштейн» прекратила свою деятельность, зал и большая коллекция инструментов были проданы Лондону. Концертный зал заново открылся в 1916 году, но уже под другим именем — Wigmore Hall, по названию улицы, где он находится. А первыми в этом зале выступили 16 января 1917 года английский скрипач Альберт Саммонс и выдающийся русский пианист и дирижер Василий Сафонов. Они исполнили сонаты Бетховена. 
С этого момента началась потрясающая история зала. Он стал чрезвычайно популярен в Лондоне и, в сущности, за последние годы превратился в закрытый клуб любителей музыки. Попасть на интересные концерты в Wigmore Hall стало невозможно. Многие поколения лондонских меломанов посещают этот зал всю жизнь. Да и сами английские музыканты предпочитают Wigmore Hall другим залам.
За кулисами на стенах выставлена потрясающая коллекция фотографий с подписями исполнителей, когда-либо выступавших в этом зале. В этой коллекции представлены и российские музыканты — Т. Николаева, И. Архипова и др.
И все-таки, благодаря любезности менеджера зала, я попал на концерт Джошуа Белла. Популярности музыканта во всем мире способствовало и его участие в фильме «Красная скрипка» (реж. Франсуа Жерар, США). На церемонии вручения премии «Оскар» автору музыки к фильму, композитору Д. Корильяно, тот сказал: «Джошуа играет как Б-г».
Белл окончил школу музыки в Индианском университете. Впервые он обратил на себя внимание в возрасте 14 лет, когда дебютировал с Филадельфийским оркестром под руководством Мути. Джошуа Белл играет на скрипке Страдивари «Гибсон экс-Губерман», он лауреат престижных премий Grammy, Mercury и журнала Gramophone.
Белл записал более 30 дисков, в основном на фирме «Десса», а на Sony недавно появился диск «Времена года» Вивальди под управлением дирижера Марринера с участием знаменитого скрипача.
На сольном концерте в Лондоне Белл выступал с пианистом Джереми Денком. Программа концерта была нестандартной: скрипичные сонаты Яначека, Брамса, Изаи и Франка. Скрипичная соната чешского композитора Леоша Яначека создавалась в 1914–1921 годах. Музыка очень экспрессивная, во второй части («Баллада») композитор использует русские мелодии. Тематически она связана с оперой Яначека «Катя Кабанова» (по «Грозе» Островского). В третьей части сонаты композитор использует темы моравских танцев. Музыка Яначека полна энергии и какой-то безудержной фантазии. Как признавался сам композитор, «соната писалась в начале войны (имеется в виду Первая мировая война. — Я.К.), и мы ожидали русские войска в Моравии, чтобы они освободили нас от австрийского владычества». Тема ожидания превалирует в музыке сонаты. Звук скрипки Белла очень насыщенный и страстный, а какое замечательное вибрато!
Сонаты Брамса (№ 3, соч. 108), Франка (ля мажор) и Изаи (ля минор, соч. 27 №2 для скрипки соло) требуют больших эмоций и напряжения от исполнителя. Это создает накал страстей в зале какого-то повышенного градуса. А от слушателей требуется большая сосредоточенность и внимание. Белл — скрипач выдающегося дарования, и его скрипка всегда звучит мощно, убедительно и по своему звуковому наполнению напоминает оркестр. Более того, его игра необычайно поэтична. Слушаешь его с удовольствием, но в то же время требуется высокий уровень музыкального интеллекта слушателя. В сонатах Брамса и Франка велика роль фортепиано, и дуэт Белл — Денк звучал цельно, игра пианиста была на очень высоком уровне.
Джереми Денк окончил колледж и консерваторию в Оберлине и аспирантуру в Джульярдской школе, он много выступает с американскими оркестрами. На бис Белл тепло и изысканно исполнил пьесу Массне «Медитация». Конечно, такая взыскательная публика, которая заполняет Wigmore Hall, смогла оценить игру Д. Белла. Он имел огромный успех.

И вот новая встреча со скрипачом — снова в Москве. В октябре 2009 года Белл играл в Большом зале консерватории скрипичный концерт Брамса с Российским национальным оркестром под управлением Михаила Плетнева. Концерт Брамса ре мажор, соч. 77 принадлежит к вершинам скрипичной музыки. Он был написан и впервые исполнен в 1979 году. Первым исполнителем был Иосиф Иоахим — великий скрипач XIX века, ему же концерт и посвящен. Этот концерт — типично романтическое произведение, хотя к этому времени эра романтизма уже закончилась. Это и придает музыке Брамса необыкновенный шарм. Концерт Брамса — огромное эпическое полотно, требующее от солиста большой виртуозности, постижения стиля романтической музыки и мощного звука. Все эти качества есть у Джошуа Белла. Тон его скрипки необыкновенно красив, и его «соревнование» с оркестром придало исполнению страстность и значительность.
Российский национальный оркестр в этот вечер играл очень собранно, скрипки и альты просто пели, а деревянные и медные духовые инструменты играли как никогда красивым звуком. Плетнев как дирижер всегда очень внимательно относится к солистам и умеет с ними музицировать. И с солистом у оркестра было полное взаимопонимание, их музицирование доставило слушателям неслыханную радость.
Патетическая и страстная музыка первой части концерта, неторопливая и глубоко прочувственное Adagio — вторая часть, сыгранная на одном дыхании, а затем финал, напоенный энергией венгерских танцев (дань любви композитора венгерскому скрипачу и своему другу И. Иоахиму, чей бесценный опыт помог Брамсу создать концерт) — все это воспринималось как поэма любви и счастья. Игра Джошуа Белла была яркой и чрезвычайно эмоциональной, у него широкая звуковая палитра.
На бис скрипач исполнил виртуозное сочинение А. Вьетана «Воспоминание об Америке», шуточные вариации на тему американской песни «Янки Дудл», соч. 17. Играл он эти вариации очень ярко. И мое путешествие вслед за Д. Беллом — Москва — Лондон — Москва — закончилось после блестящего концерта скрипача в Большом зале консерватории.
А после антракта оркестр играл Четвертую симфонию Брамса, ми минор, соч. 98, написанную композитором в 1884–1885 годах. Эта музыка, по существу, гимн ушедшей романтической эпохе, одно из самых популярных сочинений композитора. Оно часто звучит на концертной эстраде в Москве. Это очень глубокое и редкое по мастерству сочинение Брамса. Оркестр РНО под руководством Плетнева играл симфонию с большим воодушевлением, подчеркивая патетический характер музыки. Исполнение просто заворожило публику. Оркестр играл не просто ноты, написанные композитором, а что-то более важное — эмоциональный и философский подтекст, который так важен у Брамса. И все эмоции полностью контролировал дирижер. Чувства и переживания, возникшие у слушателей, гармонировали с взволнованной и страстной игрой оркестра. Был замечательный баланс в оркестре между струнными и деревянными духовыми инструментами. И концерт еще раз подтвердил, что РНО — один из лучших российских коллективов. Мне вспомнились строки Бориса Пастернака:
Годами когда-нибудь
в зале концертной
Мне Брамса сыграют, —
тоской изойду…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мне Брамса сыграют, — я вздрогну,
я сдамся…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мне Брамса сыграют, — я сдамся,
я вспомню
Упрямую заросль, и кровлю, и вход…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И станут кружком
на лужке интермеццо,
Руками, как дерево, песнь охватив,
Как тени, вертеться
четыре семейства
Под чистый, как детство,
немецкий мотив.

 

Ведущий рубрики
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!