Ленин в Холоне

 Владимир Ханелис
 25 июня 2010
 2605

На Холонском кладбище в Израиле есть десятки надгробий, под которыми нет захоронений. Они установлены в память о стертых с лица земли вместе с их жителями еврейских местечках Польши, Украины и Белоруссии. Их названия остались на карте, но это уже не еврейские местечки, а польские, украинские, белорусские села, деревни, районные города…

Возле одного из таких надгробий я всегда останавливаюсь, кладу в кучку камней свой камешек и думаю, что «нам не дано предугадать» не только «как наше слово отзовется», но и как отзовется имя, название…
…Легенда рассказывает — была у местного воеводы дочь Лена. От несчастной любви бросилась она с крутого обрыва в речку и утонула. Безутешный отец назвал основанное им местечко в память о дочери.
Легенда легендой, но вот исторические данные, которые приводит в своей статье доктор исторических наук Леонид Смиловицкий о белорусском местечке Ленин. «Местечко Ленин расположено на правом берегу реки Случ в 46 км от Житковичей и в 18 км от железнодорожной станции Микашевичи. До революции местечко входило в Мозырский уезд Минской губернии. Еврейская община в Ленине имела давнюю историю, следы которой остались на старом кладбище. В письменных источниках о нем впервые упоминается в 1568 году, когда король Польши Сигизмунд-Август пожаловал местечко князю Юрию Олельковичу. (По другим сведениям князь Юрий Олелькович-Слуцкий в этом же году сам основал это местечко. — В. Х.) В XVII веке местечко перешло к Радзивиллам, а с начала XIX века — к Витгенштейнам. В состав Российской империи местечко было включено после второго раздела Речи Посполитой в 1793 году. В 1866 году в нем проживало 437 жителей (77 дворов)… Первая Всероссийская перепись населения 1897 года насчитала 753 еврея из 1173 жителей, потом это соотношение менялось в сторону уменьшения еврейской части.
После революции 1917 года евреи смогли придерживаться традиционного образа жизни во многом потому, что вскоре Ленин отошел к польскому государству. В местечке действовало отделение молодежной организации «Бейтар», работала частная еврейская школа Арона-Лейба, которую посещало около 40 учащихся. К религиозным евреям польские власти относились «с пониманием», препятствий соблюдению традиций не чинили, здесь были свои раввин, моэль и кантор. В Ленине действовали две синагоги — на Новой и Подлипенской улицах — деревянные, с высоким фундаментом, печным отоплением. Они освещались газовыми лампами. Пожилые люди посещали их ежедневно, а в праздники и по субботам там собиралось все население местечка. Традицию соблюдали большинство евреев — обрезали новорожденных мальчиков, пекли мацу. Языком общения был идиш, говорили, что тот, кто не знает иврита, безграмотен, а тот, кто не знает идиша — не еврей».
Интересно, что и при польской власти местечко практически не меняло название. Хотя, если верить воспоминаниям старожилов, на вопрос польского солдата «Вы кто?» местные жители могли ответить только «Ленинцы», за что и получали по зубам. Дважды поляки брались переименовывать поселок, запретив упоминать вслух слово «Ленин». Но и Сгорелое, и Соснковичи (в честь польского генерала Соснковского) так и не прижилось.
В сентябре 1939 года Ленин стал советским, его присоединили к Белоруссии и, по заветам Ленина, арестовали всех зажиточных людей, провели конфискацию имущества, коллективизацию и т. д. и т. п. Закрыли школу на иврите, запретили сионистские кружки. Но название старинного местечка только приветствовали.
В 1940 году местечко Ленин было преобразовано в районный центр Пинской области. Ну а дальше судьба Ленина похожа на судьбу сотен других мест, где жили евреи: война, оккупация, гетто, расстрелы… Чудом уцелевшие евреи (несколько сотен совершили побег из гетто, многие при этом погибли, но части удалось присоединиться к партизанам) вернулись в Ленин, вернее, на его развалины. После войны всеми правдами и неправдами старались увековечить память тысяч евреев, погибших от рук немцев и местных полицаев. Им это удалось. В 1973 году на могиле почти двух тысяч расстрелянных поставили стелу, а в 1989-м — памятник, скульптуру скорбящей матери. Правда, на памятнике не нашлось места для слова «евреи». Написали «мирные жители».
В разные годы Ленин покинули многие его жители-евреи. (Среди них — бывший юридический советник правительства Израиля Эльяким Рубинштейн.) Часть из них приехала в Эрец Исраэль и приняла участие в Войне за независимость. До недавнего времени, не знаю, как сейчас, в Холоне существовало Общество выходцев из местечка Ленин. Оно и установило памятник на Холонском кладбище. А в 1957 году уроженцы Ленина подготовили и издали на иврите монументальную (407 страниц большого формата) мемориальную книгу памяти общины.
Рассказывая о Ленине, нельзя не упомянуть об одном очень колоритном его жителе — Владимире Владимировиче Боярине. Он приехал в Ленин в 1946 году, здесь же учительствовал и всю жизнь пытается (надеюсь, что Владимир Владимирович жив и здоров) доказать связь между названием поселка и псевдонимом Владимира Ильича Ульянова.
Вот что он сказал в интервью местной журналистке Виолетте Дралюк в день рождения главного большевика в 2004 году: «Я долго искал и все-таки нашел подтверждение своей версии. Во-первых, до революции на территории Европы не было населенного пункта с таким же названием, как наша деревня. Во-вторых, выходцы из Ленина, которые после войны эмигрировали в Израиль, письменно подтвердили мою мысль. До 1895 года очень многие ленинцы учились в Вильно, где часто бывал Ульянов, некоторые встречались с ним, и вполне вероятно, что Владимир Ильич решил взять псевдоним после знакомства с революционно настроенной молодежью нашей деревни».
Увлекшись вождем пролетариата, Боярин горы сворачивал для родного поселка. После Второй мировой войны в название местечка вкралась буква «о» — незаметно для всех оно превратилось в Ленино. Тогда учитель истории переворошил архивы и организовал поисковые работы в пределах деревни. Вскоре ученики нашли кирпичи, которые до революции обжигали на заводе помещика Огарькова. На них хорошо просматривалась клеймо: «Н. Огарьковъ. Ленинъ». Учитель истории с кирпичами в руках дошел до Москвы и добился, чтобы поселку вернули историческое название.
…И еще раз — «предугадать нам не дано»: назовите это злой шуткой, гримасой, вывихом истории — среди расстрелянных немцами ленинцев-евреев был врач по фамилии Гитлер…

Владимир ХАНЕЛИС, Израиль
Фото автора

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!