Притяжение Любви

 Элла Митина
 7 августа 2010
 2542

Много лет я собираю «случайные случайности», истории, за которыми, вероятно, лежит закономерность, называемая кем-то Б-жьим промыслом, кем-то судьбой и фатумом, а кем-то просто совпадениями. Но есть ситуации, порожденные разного рода случайностями, которые создают такие коллизии, которые не выдумает ни один драматург, ни один сценарист, а если и придумает, то его обвинят в подтасовке фактов. Тем не менее жизнь — это лучший сочинитель пьес. А мы, как известно, только актеры в этой пьесе.

Вот история, которую я услышала много лет назад от одной пожилой дамы, доцента Московской консерватории, интеллигентной и милой. С ней мы познакомились в доме отдыха под Питером. Была ранняя теплая осень, отдыхающих почти не было. Мы оказались за одним столом, были приятны друг другу, быстро сблизились. Вечерами совершали долгие прогулки вдоль Финского залива, который своей северной неспешностью в любое время года располагал к раздумьям и философским разговорам.
Вскоре я узнала ее историю. Со своим будущим мужем Петром Ангелина Андреевна познакомилась в Московской консерватории, куда поступила на первый курс фортепианного факультета, а Петя оканчивал дирижерско-хоровое отделение. Влюбились друг в друга, как они потом шутили, не с первого взгляда, а с первого звука. Столкнулись в коридоре, почему-то поздоровались, спросили о чем-то несущественном (Гелю поразил его голос, низкий, бархатный), потом решили вместе пойти в столовую пообедать и уже больше не расставались. Пожениться решили после того, как Петя получит диплом.
Выпускной экзамен на дирижерско-хоровом был 21 июня 1941 года. Расписались 22-го, в день объявления войны. А в конце июля Петя ушел добровольцем на фронт. Вначале он часто писал письма, в которых были тоска и любовь. А потом замолчал, и с 1942 года не прислал ни одного письма. Геля посылала запросы, куда только было можно, но о судьбе мужа ничего не могла узнать. Не было его в числе погибших, не числился он и среди без вести пропавших. Но Геля по-прежнему любила и ждала своего Петю…
Войну провела в Москве. Жила с сестрой в ее квартире, потому что их с Петей дом на Остоженке был разбомблен в начале ноября 1941-го. И после войны Геля аж до 1948-го пыталась разыскать Петю — безрезультатно. Годы шли. Гелю нашел ее бывший однокурсник, который давно был в нее влюблен. Они поженились, хотя Геля по-прежнему любила Петю. С новым мужем жили спокойно и согласно. Неожиданно муж заболел. Начались врачи, снимки, консультации. Все закончилось Каширкой — онкологическим центром в Москве.
– А дальше, — рассказывает Геля, — произошло невероятное. В один из дней я пришла навестить мужа, и вдруг в коридоре меня кто-то окликнул. Не поворачиваясь, я замерла. Голос, все тот же голос, который когда-то пленил меня в консерваторском коридоре, звал меня из далекого далека. Я боялась повернуться, чтобы все не оказалось миражом. Но это был он, такой же красивый, немного постаревший, но все тот же родной и любимый Петя. Он пришел навестить свою умирающую жену, которая лежала в палате рядом с палатой Гелиного мужа. Обнялись, расцеловались, потом долго вглядывались друг в друга. Поразились совпадениям и разбежались по палатам своих родных.
Позже выяснилось, что произошло. В 1942 году Петю контузило. Он потерял память. Забыл и свое имя, и город, в котором жил, и имя жены. Поэтому, когда, раненый, он лежал в госпитале, там не могли определить его фамилию и присвоили новую — Немцов». С этим именем он жил несколько лет. Потому-то Геля и не могла получить сведений о своем муже, который носил теперь совсем другую фамилию!.. Несколько лет ушло на реабилитацию. Через очень долгое время память начала восстанавливаться. И тогда Петя стал разыскивать их с Гелей дом, саму Гелю. Но дом был разбомблен, Геля сменила фамилию на фамилию мужа, которой он не знал, и потому найти ее не смог. Вскоре женился. Жил с женой обыкновенно — без страстей и особой любви, но мирно и дружно. И вот жена заболела. Началось хождение по врачам, а кончилось все той же Каширкой.
Когда Петя и Геля похоронили своих родных, то стали жить вместе, в квартире Гелиной сестры, которая к тому времени умерла.
Долгие тридцать девять лет, которые они провели вместе, казались, как сказала Ангелина Андреевна, одним сплошным подарком судьбы. Я подумала, что, впрочем, подарком, который был великодушно оплачен их родными, заплатившими за это своими болезнью и смертью…
– Почему же вы здесь одна? — спросила я Ангелину Андреевну. — Где же Петя?
– Он умер два года назад, 26 октября, от инфаркта. Неожиданно, в одну минуту. Сказал, что болит в груди и что его тошнит. Попросил принести воды, а когда я вернулась из кухни, он уже был мертв. Теперь я одна. У нас есть и дети, и внуки, но его мне не может заменить никто. Все потеряло смысл, все стало безразлично.
Я поразилась ее рассказу. Спросила, что она думает обо всех невероятных совпадениях в ее жизни? И почему они встретились именно в тот миг, когда родные были при смерти?
– Знаете, — ответила она, подумав, — у каждого своя судьба. Но и Петя, и я все время думали друг о друге, мечтали о встрече, верили, что она произойдет. Наше огромное желание, словно гигантский магнит, в конце концов притянуло нас друг к другу.
Помолчала и добавила:
– О, поверьте, этот магнит еще сыграет свою роль.
Перед отъездом мы обменялись телефонами. Ангелина Андреевна приглашала в гости. Тогда я жила в Питере, но часто приезжала в Москву. Случай побывать в столице представился довольно скоро, в начале ноября.
Я сразу позвонила Ангелине Андреевне. Трубку взял какой-то мужчина. На мою просьбу позвать к телефону Ангелину Андреевну он, помолчав, ответил: «Она умерла неделю назад, 26 октября». Задав вопрос, отчего она умерла, я уже знала ответ. Так оно и было: «Инфаркт. Ушла в одну минуту».
Да, магнит, о котором упоминала Ангелина Андреевна, действительно сыграл свою последнюю решающую роль. Притянув супругов друг к другу в одну и ту же дату смерти, послав одну и ту же болезнь, он завершил круг совпадений и случайностей, соединив их уже навсегда.
А я, как всегда в минуты размышлений, кинулась к поэтам, чтобы найти ответ на неразрешимый для меня вопрос: что в нашей жизни случайно, а что закономерно? Ответ нашла у Максимилиана Волошина. «Все в жизни человека направляется и руководится случаем. Только смерть никогда не бывает случайной».

Элла МИТИНА, Россия
Рисунок Татьяны Зеленченко


 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!