«Пятеро» В. Жаботинского на одесской сцене

 Яков Коваленский
 17 сентября 2010
 3394

В этом году в одесском Русском драматическом театре состоялась мировая премьера романа «Пятеро» Владимира (Зеэва) Жаботинского. Впервые роман Жаботинского «Пятеро» был поставлен на театральной сцене.  

Этот роман за последние годы много раз издавался в России и на Украине, но на сцене героев Жаботинского еще не было. Счастливая мысль постановки романа «Пятеро» (подзаголовок «Любовь к Одессе в двух действиях») пришла в голову одесскому режиссеру Алексею Литвину, он же автор инсценировки. В романе Жаботинского, написанном в 1936 году, действие разворачивается в начале XX века в Одессе — в городе, где родился автор и где прошла его юность. Жаботинский очень любил Одессу и эту любовь пронес через всю свою бурную жизнь. Он писал: «Глупая вещь жизнь… только чудесная: предложите мне повторить — повторю, как была, точь-в-точь, со всеми горестями и гадостями, если можно будет опять начать с Одессы».
Спектакль пронизан большой любовью к той старой Одессе, которой уже давно нет. Действие спектакля, так же как и романа, начинается с постановки в городском театре новейшей пьесы модного бельгийского драматурга М. Метерлинка «Монна Ванна» (вариант библейской Юдифи). Молодой журналист Володя Жаботинский знакомится с еврейской семьей Мильгромов, в которой пятеро детей. История этой семьи легла в основу спектакля. Роль отца семейства замечательно воплотил на сцене один из лучших одесских актеров, народный артист Украины Олег Школьник, роль матери — заслуженная артистка Украины Наталья Дубровская. Их дуэт в спектакле необыкновенно яркий и захватывающий. Не все их дети на сцене обрисованы так же подробно, как в романе. В центре спектакля — судьба старшей дочери Маруси и сына Сережи. Маруся — одна из любимейших героинь Жаботинского. На сцене ее блистательно воплотила актриса Татьяна Коновалова, красивая, статная, с прекрасным голосом, чутко улавливающая все изменения и перипетии действия. У нее (как и почти у всех актеров) прекрасная русская речь, но в отдельных сценах добавляется настоящий одесский говор — не вульгарный, а напевный и очаровательный. Сережу играет Михаил Игнатов, внешне и своим поведением чрезвычайно напоминающий современных молодых одесситов.
Интересно показана перекличка старой и современной Одессы, весь спектакль пронизан мягким еврейским юмором, и эти сцены мгновенно находят отклик в зрительном зале. Очень колоритны три старых еврея — Игнац Альбертович Мильгром, Абрам Моисеевич и Борис Маврикиевич, — постоянно рассуждающие о закупках зерна и о том, закроет ли турецкий султан пролив Дарданеллы, через который проходят российские суда. Почти все актеры в спектакле, кажется, не играют, а живут на сцене. И благодаря этому оживает в спектакле старая Одесса с ее необыкновенными словечками и колоритными выражениями.
В спектакле есть две дамы — Нюра и Нюта (артистки О. Бурда и А. Нестерова), это мать и дочь, которые бывают везде — в театре, на вечеринках, танцах, а вечерами часто гуляют в парке на берегу моря, что небезопасно было в те времена, а сейчас просто страшно! Чем не современные «тусовочные» женщины, фланирующие по Дерибасовской! Но они очень симпатичные и милые.
Спектакль интересно оформлен художником Григорием Фаером. На сцене создана напряженная атмосфера ожидания погрома (идет 1905 год), и есть сцены подготовки отрядов еврейской самообороны, которые смело и решительно сопротивляются погромщикам. Эта тема находит полное понимание в зале, и когда отряд появляется на сцене, в зале стоит мертвая тишина! Все действие спектакля комментирует сам Жаботинский, роль которого исполняет актер Сергей Поляков. И это самое слабое место постановки: одесская публика, которой все это понятно и близко, ни в каких комментариях не нуждается. А мысли старого Мильгрома и его проходы по сцене с сентенциями, его любовь к своему народу, к Одессе, его гостеприимство, не русское, а из обряда еврейской Пасхи: «Всякий, кому угодно, да придет и ест», — производят колоссальное впечатление. Одна из его любимых поговорок: «А гаст? Митн коп ин ванд!» — то есть «Звонят? Гость?! Откройте дверь!». Многие старые зрители плакали, слушая фразы на идише! После окончания спектакля одна женщина сказала: «Как будто я услышала Б-жественное слово!» Я спросил: «А вы еврейка?» — «Совсем наоборот, я — украинка!» Такое резюме можно услышать только в Одессе! И, конечно, хочется поблагодарить театр и смотреть этот спектакль снова и снова.
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!