Возвращение шедевра

 Яков КОВАЛЕНСКИЙ
 28 октября 2010
 3840

В Большом театре возродили балет «Петрушка»

В июле 2010 года на сцену Большого театра вернулся шедевр Михаила Фокина — балет «Петрушка» на музыку Игоря Стравинского. 

Впервые этот балет был показан в июне 1911 года в театре «Шатле» в Париже в составе Дягилевских сезонов. Декорации и костюмы — Александра Бенуа. На премьере танцевали выдающиеся танцоры Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина. Это было настоящее событие в мире танцевального искусства. Мне повезло, так как я видел все постановки (а точнее, возобновления) этого балета Фокина, которые проходили в советское время, начиная с 1961 года.
В замечательном буклете, изданном к премьере в Большом театре (редактор-составитель П. Гершензон), указаны не все постановки балета «Петрушка» в СССР. В частности, пропущены возобновление балета в Большом театре в 1982 году (балетмейстер К. Боярский) и постановка в Мариинском театре в 1990 году, когда танцевал Сергей Вихарев, — сейчас он хореограф по возобновлению балета в Большом театре. Декорации и костюмы восстановлены по эскизам А. Бенуа из фондов музея Большого театра, Русского музея и Театрального музея им. А.А. Бахрушина.
Каждый новый хореограф, который берется за восстановление фокинского шедевра, вольно или невольно привносит что-то свое и меняет хореографию. Сам Фокин, к сожалению, не записал «партитуру» своего балета. Автор статьи видел два состава балета в Большом театре: на прогоне танцевали Артем Овчаренко (Петрушка), Дарья Хохлова (Балерина), Игорь Цвирко (Арап) и Геннадий Янин (Фокусник), на премьере — Иван Васильев (Петрушка), Нина Капцова (Балерина), Денис Савин (Арап) и Геннадий Янин (Фокусник). Прогон оказался более интересным, чем премьерный спектакль. А. Овчаренко создал образ страдающего и глубоко несчастного героя (все время хочется сказать «человека»), причем он тонко балансировал на грани кукла — человек. Танцор все время находился в образе.
И. Васильев танцевал скорее человека, чем куклу, у него очень виртуозный танец (а его технические возможности безграничны), но образ куклы пока не сформировался. Все впереди! Обе героини были очень хороши: Хохлова более кукольна, а танец Капцовой ближе к человеческому пониманию образа. Смотреть на них было очень интересно. Арап в исполнении И. Цвирко смешон и выглядел напыщенным и нелепым, и вдруг у этой куклы появлялась какая-то «кровожадность». Все было тонко сплетено. Д. Савин танцевал виртуозно и создал более традиционный образ. Г. Янину в роли Фокусника не хватало сказочности и лукавства. Народные сцены балета решены, как говорится, крупным планом, небольшие игровые сценки несколько смазаны — нет настоящего русского разгула.
Когда я смотрел новый вариант «Петрушки», у меня перед глазами стоял выдающийся исполнитель этой роли Валерий Панов, которого я видел в 1962 году в Малом оперном театре в Ленинграде (теперь Михайловский театр). Панов укрупнил образ, и какое это было человеческое страдание! Его глаза забыть невозможно. Руки танцора молили о пощаде. Сочетание яркого сценического образа и виртуозного танца было необычайным. Хореографом по возобновлению «Петрушки» был опытный К. Боярский. Именно эта постановка (после сорокалетнего забвения балета в России) и вдохнула в шедевр Фокина вторую жизнь.
Панов приехал учиться балетному искусству из Вильнюса и поступил в Ленинградское хореографическое училище в класс выдающегося педагога ХХ века Агриппины Вагановой, которая высоко оценила талант юноши: она приняла его в середине учебного года фактически без экзаменов. Карьера В. Панова складывалась блестяще, позже он танцевал ведущие партии в Мариинском театре, а в 1970 году получил звание заслуженного артиста РСФСР. Но как только он со своей женой — балериной Галиной Рагозиной — захотел уехать в Израиль, они сразу стали изгоями: их долго не хотели выпускать, скандалы следовали один за другим. Артистов отлучили от театра, у них не было никакой работы, они бедствовали… Советские газеты клеймили их, особенно доставалось Панову из-за «пятого пункта» (его фамилия Шульман). На Западе началась кампания в их защиту, им присылали контракты от многих балетных коллективов, проходили демонстрации театральных деятелей всего мира в их поддержку.
Борьба за репатриацию продолжалась более двух лет. Панову пришлось выдержать 24-дневную голодовку. В конце концов его с женой выпустили из страны, и в 1974 году они уехали в Израиль. Панов выступал как ведущий танцовщик в Метрополитен-опера, в Берлинской, Боннской, Бельгийской королевской операх. В эти годы он также руководил различными балетными коллективами и поставил много интересных спектаклей по всему миру. В израильском городе Ашдоде он создал свой балетный театр.
Во время перестройки Панов и Рагозина приехали в Москву с труппой Боннского театра оперы и балета и показали интересный и оригинальный балет «Три сестры» (автор В. Панов) на музыку Рахманинова. Рагозина танцевала главную женскую партию. Эта было незабываемо!
В программу вечера в Большом театре, кроме «Петрушки», входили два одноактных балета: «Русские сезоны» на музыку Л. Десятникова и Большое классическое па из балета «Пахита» (музыка Л. Минкуса). Эти названия уже несколько лет можно видеть в афише Большого театра. «Русские сезоны» — одна из интереснейших постановок бывшего главного хореографа театра А. Ратманского (впервые он поставил ее в «Нью-Йорк сити балет»).
Музыка Десятникова, основанная на русском фольклоре, мелодичная и очень танцевальная. И хотя сами танцы довольно разнообразны и в постановке занята почти вся молодая часть труппы, где много талантливых исполнителей, после гениального «Петрушки» эта постановка кажется довольно прозаической и легковесной.
А Гранд-па из «Пахиты» — шедевр на все времена! Этот балет пришел в Россию из Франции в середине XIX века. В 1881 году великий балетмейстер Мариус Петипа переделал постановку и создал блестящий третий акт, который и дошел до наших дней. Партитура балета была получена из театральной коллекции Гарвардского университета. Главный балетмейстер театра Юрий Бурлака восстановил хореографию М. Петипа и создал блестящий свадебный дивертисмент, в котором участвуют более двадцати ведущих балерин и один премьер.
Надо сказать, что «Пахите» в XX веке в России не везло, так как многие балетмейстеры в Москве и Ленинграде пытались восстановить этот балет, но спектакли не удерживались в репертуаре театров. Ю. Бурлака вместе с выдающейся балетной труппой Большого театра смог вернуть этот шедевр на сцену. На репетиции ведущие партии танцевали Е. Крысанова и Д. Гуданов, их танец был красивый и эффектный, но чего-то не хватало. А когда на премьере в главных ролях выступили Марина Александрова и Николай Цискаридзе, я понял, что произошло: это был ослепительный блеск выдающихся звезд балета. Их танец просто заворожил зрителей, и описывать его — неблагодарная задача. Совершенные линии, красота пируэтов, элегантность движений и безупречная техника! Поддержки Н. Цискаридзе, его танец — очаровывали. Исполнение М. Александровой — это мастерство высшей пробы. Кордебалет вышколен потрясающе, все его построения синхронны и очаровательны. Художник-постановщик Алена Пикалова и художник по костюмам Елена Зайцева создали на сцене яркое и гармоничное зрелище. Как только открывается занавес, в зале вспыхивают оглушительные аплодисменты! А когда кордебалет начинает танцевать и затем появляются солисты, волнение зрителей постепенно переходит в экстаз. Такова власть настоящего искусства!
Все три одноактных балета подчеркивают разные грани возможностей балетной труппы. Большой театр можно поздравить с удачей.
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
Фото Дамира ЮСУПОВА

(из архива Большого театра)





 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!