Записки меломана

 Яков Коваленский
 1 декабря 2010
 2407

Дебора Йорк: красота, музыкальность и очарование

Неизъяснимая прелесть в этой женщине! Б-г дал ей все — красоту, дивный голос, музыкальность, очарование. Такого вокального мастерства я не встречал давно. Тем, кто попал на концерт Международного музыкального фестиваля «Антиквариум», проходившего в музыкальной гостиной Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко в конце лета нынешнего года, очень повезло. Арт-директор фестиваля — российская клавесинистка Ольга Филиппова, которая выступает в России и за границей, а также преподает в Московской консерватории. Благодаря ее усилиям и энтузиазму на фестиваль приезжают крупнейшие музыканты мира — исполнители барочной музыки. На этот раз гостем Москвы стала Дебора Йорк. Уроженка Шеффилда, Дебора с отличием окончила Манчестерский университет и совершенствовалась в лондонской Guildhall School of Music and Drama. У певицы изумительное сопрано, ей подвластна музыка от барокко (Перселл, Монтеверди, Вивальди), Баха и Генделя до композиторов XX века (Прокофьев, Стравинский, Пуленк, Бриттен). На концерте в Москве певица исполняла песни Перселла, которые звучат у нас редко. Дебора Йорк спела 11 песен под аккомпанемент клавесина, на котором мастерски играла Ольга Филиппова. Этот тандем — Йорк – Филиппова — оказался удачным и интересным. Голос Йорк — нежный, даже можно сказать, сладкий — ласкает слух. Недаром концерт назывался «Слаще розы». Певица поет изысканно, и в то же время ее артикуляция абсолютно естественна, каждое слово четко доносилось до слушателей. Тембр голоса бесподобно красивый, теплый. Голос певицы в песне «Music for а while» был подобен падающим каплям. Поразительный эффект! Многие произведения были посвящены любви: например, в «If music be the food of love» голос певицы звучал необыкновенно нежно и меланхолично, а в «Sweeter than roses», где говорится о вечернем бризе, голос ее был подобен порхающему ветерку. И все это достигалось вокальными средствами. Йорк продемонстрировала на концерте потрясающее мастерство: невероятное легато, безупречную артикуляцию и глубокое понимание стиля композитора. Аккомпанемент Ольги Филипповой был строгий и очень стильный, она чутко улавливала намерения певицы. Чувствовалось, что им комфортно выступать вместе. В своей сольной части концерта клавесинистка исполнила редкие сочинения Ж.-Н.-П. Руайе (1705–1755) — Аллеманду и «Головокружение», сюиту Ж.-А. д’Англебера (1629–1691), а также знаменитую сюиту Перселла соль минор и пьесу Ж.-Ф. Рамо «Циклопы». Все эти сочинения (за исключением Перселла) — редкие гости на нашей концертной эстраде. Честь и хвала Ольге Филипповой за то, что она доносит до слушателей настоящие перлы клавесинной музыки. У нее прекрасный звук, не сухой, а прозрачный, отличная техника, тонкое легато, а главное — подлинное мастерство. И все это согрето любовью к своему инструменту и к музыке. Одной из вершин концерта было исполнение Филипповой сюиты соль минор Перселла с дивной чаконой. Жаль, что концерты настоящей барочной музыки все еще редки в Москве.

Гастроли в Париже прошли на ура

Мне повезло: находясь в дивном городе Париже, я смог услышать в зале Плейель легендарный оркестр из Нью-Йорка.
Нью-Йоркский филармонический оркестр — из старейших в США, он был создан в далеком 1842 году. Им руководили величайшие музыканты мира: выдающийся русский дирижер В. Сафонов (1906–1909), великий Густав Малер (1909–1911), А. Тосканини (1928–1936), Б. Вальтер (1947–1949) и др. Расцвет деятельности оркестра пришелся на 1950-е годы, когда им дирижировали Д. Митропулос (1949–1958) и Л. Бернстайн (1958–1969). Оркестр концертировал по всему миру с грандиозным успехом, был и в СССР, а последний раз приезжал к нам в страну в 1989 году с З. Метой.
С 2009 года оркестром руководит американский музыкант Алан Гилберт. Он родился в 1967 году, учился в Гарвардском университете, а музыке — в Институте Кертиса и Джульярдской школе у американского композитора Уильяма Шумана. В начале своей карьеры, в 1995–1997 гг., Гилберт работал ассистентом дирижера в Кливлендском оркестре, а затем дирижировал многими американскими оркестрами — в Бостоне, Чикаго, Сан-Франциско. В последние годы он возглавлял Стокгольмский королевский филармонический оркестр.
В ноябре 2008 года состоялся дебют Гилберта в Метрополитен-опере, где он дирижировал оперой современного американского композитора Джона Адамса «Dr. Atomic». Это сочинение о жизни создателя американской атомной бомбы Роберта Оппенгеймера. За запись «Скифской сюиты» Прокофьева с Чикагским симфоническим оркестром Гилберт был номинирован на премию «Грэмми».
Европейское турне оркестра Нью-Йоркской филармонии с Аланом Гилбертом началось с концертов в Париже. Программа выступлений была весьма разнообразна: от Гайдна и Бетховена до Прокофьева и Д. Адамса. Интересно отметить, что концертмейстером скрипичной группы многие годы работает Гленн Диктеров, ставший много лет тому назад лауреатом конкурса имени Чайковского.
Гастроли оркестра открылись новым сочинением современного финского композитора Магнуса Линдберга «EXPO», написанным в 2009 году специально для Нью-Йоркского оркестра. Затем исполнялась русская музыка: Симфония № 2 С. Рахманинова и Второй фортепианный концерт С. Прокофьева. Солировал пианист Ефим Бронфман.
Ефим родился в Ташкенте в 1958 году в семье музыкантов. Его отец, Наум Бронфман, скрипач, был профессором Ташкентской консерватории, мать, Полина Бронфман, — пианистка, а сестра Елизавета — скрипачка, ученица Л. Когана. Семья эмигрировала в Израиль в 1973 году, юный Фима учился в Академии имени С. Рубина. Затем он продолжил занятия в США в Институте Кертиса под руководством пианистов Р. Фиркушного и Р. Серкина. В 1989 году Бронфман получил американское гражданство и сделал блестящую карьеру: с 1991 года выступал с великим скрипачом Исааком Стерном. Он был удостоен американской премии Эвери Фишера, а в 1997 году получил «Грэмми» за запись всех концертов Бартока с Лос-Анджелесским оркестром под управлением Э.П. Салонена. В последние годы музыкант не раз приезжал с концертами в Россию, а несколько лет тому назад благотворительный фонд Ю. Башмета наградил его премией имени Шостаковича.
На концерте в Париже Бронфман сыграл концерт Сергея Прокофьева, написанный в 1913 году. В те годы многие современники считали молодого композитора «музыкальным хулиганом». Пианист исполнил сочинение с необыкновенным накалом, ярко и сверхвиртуозно. Труднейшая оркестровая партитура была сыграна блестяще. Избалованная парижская публика встала (я тоже встал!) и устроила пианисту десятиминутную овацию.
Вторая симфония Рахманинова (1907) была сыграна страстно и глубоко. Не было сомнений, что эта музыка любима оркестром и дирижером, но при этом хотелось, чтобы музыкальные темы звучали более напевно, чтобы голоса и подголоски выделялись более рельефно.
Может быть, я вспоминаю, как эта музыка звучала в интерпретации Е. Светланова?.. Но сам факт, что гастроли такого выдающегося оркестра открываются русской музыкой, наполняет сердце радостью и благодарностью. Сергея Рахманинова в США многие считают американским композитором!..
Во второй вечер были сыграны Симфония Гайдна № 49 «Страсть» и «Неоконченная симфония» Шуберта, а также музыка XX века. Сочинения Гайдна и Шуберта оркестр исполнил недостаточно тонко, не хватало драйва. Музыка прозвучала, не задев сердце. Может быть, сказался напряженный гастрольный график. Но справедливости ради надо отметить, что были дивные моменты в третьей части симфонии Гайдна (менуэт) и в финале шубертовской симфонии.
А вот «Три пьесы» для оркестра австрийского композитора Альбана Берга прозвучали ошеломляюще. Это сочинение молодого композитора, написанное в 1914 году, по существу является маленькой симфонией. В нем три части: прелюдия, рондо и марш. Симфонический масштаб сочинения достигается за счет интенсивной и изобретательной разработки всех тем в атональной системе. И вся сложность этих пьес была прекрасно выявлена и донесена до слушателей. В игре было продемонстрировано изумительное звучание духовых инструментов.
Также прекрасно прозвучало сочинение Джона Адамса «The Wound-Dresser»(«Врачеватель ран») для баритона с оркестром, написанное в 1988 году. Текст взят из антивоенной поэмы американского поэта Уолта Уитмена. Пел американский певец Томас Хэмпсон. У него красивейший баритон, и его пение всегда вызывает восторги слушателей. Сочинение Адамса, сложное по музыкальному языку и требующее прекрасной артикуляции, было спето Хэмпсоном ясно, внятно, каждое слово приобретало глубокий смысл. Порой его голос звучал, как набат! Оркестр мастерски справился со сложнейшей партитурой Адамса, все группы инструментов играли с большим подъемом.
На бис оркестр исполнил увертюру Бетховена «Кориолан», «Грустный вальс» Сибелиуса и небольшой отрывок из мюзикла Бернстайна «В городе». Все было сыграно потрясающе, по высшему классу, и это еще раз доказало, что оркестр Нью-Йоркской филармонии — великий коллектив.

Яков КОВАЛЕНСКИЙ, 
Москва — Париж — Москва

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!