ЗАГАДКА ХУДОЖНИКА

 Марк Китайгородский
 24 июля 2007
 5143
Имя живописца Никандра (Николая Андреевича Колесникова) не так широко известно в Москве. Причиной тому — скромность художника и отсутствие так называемой пробивной силы, которая так нужна в наши дни. Да и живет он в российской глубинке, в Брянске.
Имя живописца Никандра (Николая Андреевича Колесникова) не так широко известно в Москве. Причиной тому — скромность художника и отсутствие так называемой пробивной силы, которая так нужна в наши дни. Да и живет он в российской глубинке, в Брянске. Между тем, когда в 2000 году состоялась его персональная выставка, да не где-нибудь, а в Москве, в Центральном доме художника, о ней и говорили, и писали. Так что вернисаж живописца из Брянска не остался незамеченным. Может, как раз жизнь вдали от столичной суеты благотворно влияет на творчество живописца? В чем загадочность, я бы сказал, феномен художника Никандра? Я был свидетелем, как на этой московской выставке один журналист спросил его: «Скажите, Николай Андреевич, почему вы так много рисуете евреев и для евреев? Больше половины выставленных здесь работ — на еврейскую тему». Чуть-чуть подумав, но явно не удивившись вопросу, Никандр сказал: «До службы в армии национальный вопрос для меня не существовал. И только там я впервые столкнулся с антисемитизмом. Со мной вместе служил парень с интеллектуальной внешностью и, в отличие от меня, — с выраженными семитскими чертами. Над ним постоянно издевались, избивали его. Я вступился за него — отлупили и меня. Это, естественно, сблизило нас, мы стали друзьями. Нам вслед не раз кричали: «Смотрите, вон жидовствующий с жидом пошли!» Но это как бы дало толчок, и я стал интересоваться своими корнями. К Священному Писанию я пришел уже гораздо позже. Но пришел навсегда». После армии Николай Андреевич окончил педагогическое отделение Брянского художественного училища, затем — Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина в Петербурге. Как-то в начале 80-х на выставке художников-импрессионистов в Брянске он познакомился с милой славной девушкой. Звали ее Саша Менес. «Занятии проводились в картинной галерее, — вспоминает Никандр. — На лекциях, мягко говоря, было немноголюдно: лектор, моя будущая жена и я. Вскоре понял, что мне вовсе не до лекций...» Вот уже больше 20 лет Николай и Александра вместе. У них выросли сыновья — один студент института, другой учится в школе. В настоящее время Никандр преподает рисунок, живопись и композицию в Брянском государственном университете имени И.Г. Петровского. И конечно же, каждый день Николай Андреевич — у мольберта. Созданное им вызывает уважение и восхищение. Среди его работ — впечатляющие картины еврейской трагедии XX века, на них запечатлены погромы, сюжеты на тему Катастрофы. Почему эта тема так близка художнику, родившемуся в Сибири, в городе Артемовске Красноярского края? Наверное, так распорядилась судьба. Но, уверен, лучшие его работы — впереди. И, надеюсь, их увидят не только в Брянске, но и в Москве, и в Иерусалиме.
Избранные Музыкант Погром Путь в никуда



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!