Фестивалю «Декабрьские вечера» — 30 лет!

 Яков Коваленский
 10 марта 2011
 2740

В 2010 году исполнилось 30 лет фестивалю «Декабрьские вечера». Создатели единственного в России фестиваля классической музыки — великий пианист Святослав Рихтер и директор Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Ирина Антонова. Тридцать лет — это время зрелости. Фестиваль был единственным в советские времена и остался таким же в наши дни. Его концерты всегда отличались высоким художественным уровнем, заложенным С. Рихтером. За эти годы в нем приняли участие великие музыканты и коллективы со всего мира. Почти всегда программы были тематическими, их сопровождали интереснейшие художественные выставки. По сути, фестивалей, подобных «Декабрьским вечерам», во всем мире мало. Бессменным программным директором фестиваля является научный сотрудник музея Инна Ефимовна Прусс. Уникальная женщина! Ее знание и понимание музыки, умение составлять программы концертов, находить нужных исполнителей и приглашать их на фестиваль (а это в наше беспокойное время очень непросто) вызывают восхищение! «Декабрьские вечера» 2010 года открылись вокальным концертом английской певицы Люси Кроу (сопрано) и немецкого баритона Штефана Генца. Они уже приезжали в Россию: Кроу и Генц пели в 2009 году в «Волшебной флейте» Моцарта под руководством М. Плетнева.

Программа концерта была необычной: Кроу пела песни Шуберта, а Генц — песни Шумана. Совместно они исполняли дуэты Мендельсона и Брамса, а также немецкие народные песни. У Л. Кроу изумительной красоты сопрано — легкое, прозрачное, с замечательными верхами и с глубокими и крепкими низами. По качеству своего голоса и его полетности она напоминает молодую Э. Шварцкопф. Певица получила образование в Королевской академии музыки в Лондоне. В 2002 году была награждена Королевской золотой медалью, а в 2005 году удостоена второй премии на конкурсе имени Кэтлин Ферриер. На своих концертах Люси Кроу исполняет кантаты и оратории Генделя, Гайдна, Мендельсона с лучшими дирижерами мира — Р. Кингом, Э. Гардинером, М. Минковским и др. В последнее время она выступает в операх Р. Штрауса, Моцарта, Монтеверди.
Штефан Генц родился в Эрфурте, с детства пел в хоре мальчиков в Лейпциге, а позже окончил Лейпцигскую консерваторию и посещал мастер-классы Д. Фишера-Дискау и Э. Шварцкопф. Певец побеждал на конкурсах имени Брамса и Вольфа. Это открыло ему дорогу в различные оперные театры Европы. Он уже успешно участвовал в «Декабрьских вечерах» несколько лет назад. У него небольшой, но приятный лирический голос.
Генц и Кроу — мастера немецкой песни. В песнях Шуберта Кроу поразила глубиной проникновения в стиль музыки, получалось просто и естественно. Никакой аффектации, голос лился, как дивный поток, подобно пению жаворонка или трелям соловья. Необыкновенно тонкие нюансы, которые так важны в шубертовских песнях, певица воплотила мастерски. Такой красоты голосоведения и артикуляции публика не слышала давно. Потрясающее внимание к слову (стихи великих немецких поэтов Г. Гейнге, И. Гете, И. Майерхофера). Незабываемое исполнение песен «Ночь и грезы» и «Ночная песня странника». Какое-то волшебство!..
Ш. Генц в песнях Брамса на стихи Г. Гейне был драматичен и так же, как Кроу, предельно внимателен к слову. Он менял тембр голоса в зависимости от текста: от насыщенной вокализации в песне «Трагедия» до нежной «В повозке тихо еду». Он спел редкую песню-балладу «Валтасар» с потрясающей экспрессией. В ней голос звучал, как набат! Мастерство певцов поражало и восхищало зал.
И наконец певцы перешли к дуэтам. Это чрезвычайно редкий жанр на наших концертах. В дуэтах Мендельсона голоса исполнителей то сливались в дивном звучании, то «разбегались» в противопоставлении тембров и динамики. Оба певца весьма изобретательны в донесении своих партий. Одна из песен — на слова Гейне «Хотел бы в единое слово», которые использовал П.И. Чайковский в своем романсе в переводе Льва Мея. У Чайковского страстный порыв и музыкальный поток, красивее которого трудно что-то найти, а у Мендельсона — тихая идиллия. А слова ведь одни и те же!
Дуэты Брамса и немецкие народные песни исполнялись гораздо драматичнее. Глубокое понимание возвышенной музыки Брамса и, как говорится, стопроцентное попадание в замысел композитора. Эти дуэты, мне кажется, вообще никогда не звучали на нашей концертной эстраде. Необходимо сказать о третьем участнике концерта — английском пианисте Саймоне Леппере. Он также молод: окончил Королевскую академию музыки в 2005 году. Будучи студентом, стал призером конкурса Кэтлин Ферриер по фортепианному аккомпанементу, а также получил приз имени выдающегося пианиста Джеральда Мура. Леппер выступает со многими английскими и немецкими певцами, он, чуткий пианист, помогал вокалистам на концерте. Такое вдохновенное и полное изысков исполнение чрезвычайно редко можно услышать на концертах в России.
«Зимний путь» из Англии в Россию
Во время «Декабрьских вечеров» 2010 года природа во всей Европе не на шутку разбушевалась. Поезда не ходили, самолеты не летали. И все-таки, несмотря на трудности, в конце фестиваля прилетели англичане — певец Йен Бостридж и пианист Джулиус Дрейк. Они исполнили знаменитый цикл песен Шуберта «Зимний путь». Композитор создал этот цикл (24 песни) для тенора на слова немецкого поэта Вильгельма Мюллера в 1827 году. К этому времени поэт скончался, так и не услышав шедевр Шуберта. Почти два столетия этот цикл широко исполняют, а в XX веке сделано огромное количество его записей на пластинки и диски. Причем его поют и баритоны, и басы. Среди исполнителей есть выдающиеся певцы: Д. Фишер-Дискау, Г. Прей, Т. Квастхоф и др. В 1960-е годы выдающимся исполнителем шубертовского цикла был украинский бас Борис Гмыря.
Вечер в Музее имени Пушкина в рамках фестиваля запомнится надолго. В зале витал дух великого композитора. С помощью музыкальных средств — голоса и фортепиано — британские музыканты сумели донести музыку до слушателей. Перед нами предстала трагическая жизнь героя Шуберта, одинокого, несчастного и забытого странника. «Все мы у Б-га странники», — говорил один из персонажей М. Горького. Шубертовский герой бродит по дорогам, видит унылую и полную несчастий жизнь людей. И нет для него пристанища. Единственная его отрада — воспоминания о лете, весеннем солнце.

Странник встречает такого же, как он, одинокого шарманщика и присоединяется к нему. Внешнюю канву жизни героя Йен Бостридж и Джулиус Дрейк наполнили необыкновенно ярким содержанием. Внешне все было просто, но какое проникновение в образ, какое слияние с ним!.. Своим чутким, обаятельным, немного нервным голосом Бостридж смог донести все нюансы музыки. В какой-то момент казалось, что певец рассказывает о себе. Некоторые песни, «Ворон», «Оцепенение», «Последняя надежда», были спеты с невероятным трагическим накалом. А изысканный аккомпанемент Дрейка помог певцу вжиться в образ и полностью раствориться в музыке Шуберта. Фортепианная музыка композитора сложна, изменчива и соткана из таких нюансов, которые под силу только великим музыкантам. Пианист показал высший класс игры. А в сочетании с феноменальным пением Бостриджа это стало новогодним чудом!
Материалы подготовил Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!