НАШИ ДЕТИ И ВОЙНА

 Ирина Цыпина
 24 июля 2007
 3055
Я записываю в память своего блокнота этот осенний день, этот час неровным, быстрым почерком, тороплюсь рассказать, стоя в плотной незнакомой толпе. Этих людей я вижу впервые, они непохожи, говорят на разных языках, у них разные обычаи и праздники, но... Простите мою неточность, я поторопилась назвать их толпой, отныне они, даже этого не подозревая, мне — отнюдь не чужие... Ведь у нас так много общего, наши ДЕТИ
Я записываю в память своего блокнота этот осенний день, этот час неровным, быстрым почерком, тороплюсь рассказать, стоя в плотной незнакомой толпе. Этих людей я вижу впервые, они непохожи, говорят на разных языках, у них разные обычаи и праздники, но... Простите мою неточность, я поторопилась назвать их толпой, отныне они, даже этого не подозревая, мне — отнюдь не чужие... Ведь у нас так много общего, наши ДЕТИ. Эти люди — родные и близкие солдат, приехавшие на военную базу на принятие присяги. Родители и друзья, бабушки и дедушки, братья и сестры. Сегодня мы все объединены общей судьбой, общей опасностью, общей надеждой, общей тревогой за наших ребят. Боковым зрением отмечаю: коренным израильтянам легче — большие, надежные семьи, чаще с патриархальным укладом, живущие общими интересами, едины и в праздники, и в дни испытаний. И на фоне их кланов наши одинокие группки-островки со своей болью и тревогой в антураже далеко не безоблачного бытия. О, какая это несравненная мощь — большая семья! И почему мы вспоминаем об этом так поздно? Солнечные очки спрячут навернувшиеся слезы, их никто не должен видеть, ведь это наша обычная жизнь... Щелкают объективы, снимают видеокамеры, на застывших кадрах этого дня столько незнакомых лиц с таким похожим выражением лица, где в глазах застыли торжественность момента и гордость за своих новобранцев, таких красивых и сильных; тревога и смятение, немое подчинение той суровой действительности, которая становится на долгие три года нашими обычными израильскими буднями с бессонными ночами, сумбурными телефонными звонками, мучительным ожиданием и постоянным гнетущим, подсознательным страхом. Так в мою жизнь вошла эта ТЕМА, имя которой Война. Эта тема была для меня как бы вне фокуса — тема, о которой, каюсь, возможно, намеренно не хотелось говорить. Мы так часто интуитивно уходим от самого важного в жизни, прячась за какие-то малоубедительные причины и наивные доводы, проявляя иногда непростительную слабость. Но в том, что человек слаб, так страшно признаться даже себе; это опрокидывает весь код нашего воспитания, ведь нас учили идти до конца и никогда не сдаваться. О, как хочется успокоить себя, что это все не так, что мы просто сумасшедшие родители, всегда склонные преувеличивать и драматизировать. Но в подтверждение своих истерзанных мыслей нахожу в Интернете жесткое определение сегодняшней политической ситуации в письме-эссе израильского политолога Льва Вершинина: «Мне кажется, слово «терроризм» уже ничего не объясняет, оно способно лишь запутать. Терроризма больше нет, есть война. Настоящая, полноценная, однако непохожая на предыдущие. Как, впрочем, была непохожа на предыдущие каждая по-настоящему великая война». Помните один из лучших романов о войне в мировой литературе — «На западном фронте без перемен» гениального Ремарка? А многое ли изменилось в нашем восприятии со времен Первой мировой войны? И стал ли человек сильнее, нравственнее, лучше? Ведь человеческая жизнь, уникальная и хрупкая, так беззащитна перед гигантским, безжалостным маховиком Войны, и в этом заложено чудовищное несоответствие. Война — это такая страшная TEMA, и все, кто видели ее, — это уже другие люди, не лучше и не хуже, но другие... Война — это грязная политика и грязные деньги, кровь и боль, путь в никуда, деградация и опустошение нации, а еще это тяжелейшая мужская работа, которая так часто в Израиле ложится и на нежные девичьи плечи. Мы так часто молчим, когда надо кричать. Нам так хочется выглядеть респектабельно и благополучно, как все спокойные, цивилизованные страны, как фетишируемая Америка, как невоюющая Европа. Нам так страшно сформулировать нашу военную реальность в огромном поствоенном мире Нового времени. Но эту Тему нельзя замалчивать, это аморально перед поколением наших детей. Радио и ТВ, газеты и журналы — много ли в них вы найдете правды об армейских буднях и проблемах, армейских коллективах и их укладе, чем они живут, как адаптируются к военной дисциплине, что читают, о чем мечтают, какие у них идеалы и взгляды? Эта тема должна быть открытой и «прозрачной» для общественности, что, безусловно, было бы огромной психологической поддержкой для нас, родителей солдат. Мальчики и девочки с повзрослевшими лицами, в потертых гимнастерках — это не ближневосточная экзотика, это наша жизнь и наша трудная реальность, наши воюющие дети; молодость и надежда, будущее нашей страны. Я вспоминаю сейчас эпизод, который привел меня в шок в далеком 1991-м: переполненный иерусалимский автобус в час пик, на передних сидениях развалились двое солдат, огромные грязные ботинки закинуты на противоположное сидение... Первая реакция? Ужас!!! Возмущение! Мне даже сейчас стыдно, ведь я тогда не знала НИ-ЧЕ-ГО о том, что рядом идет Война; не знала, сколько было у них бессонных ночей, сколько километров по песку и грязи, по вязкому бездорожью прошагали они в этих самых свинцовых ботинках... Я думаю, что, живя в нашей стране, об этом надо знать, надо всегда помнить и понимать, УВАЖАТЬ эту непростую работу — Защиту Отечества, пылающего сегодня в огне террора и ненависти. Недавно крупнейший портал русской словесности в Интернете, журнал «Самиздат», проводил некоммерческий конкурс женской прозы о войне, который назывался «Женская война». «Мы — матери, сестры, жены, дочери, посторонние. Давайте наконец соберемся вместе и расскажем нашим мужчинам и всему миру о том, что мы думаем, о том, что мы чувствуем, когда ждем наших мужчин с войны...» — так обратились к авторам и посетителям сайта организаторы конкурса. На конкурсе была вся география горячих точек планеты, с болью и правдой об Афгане и Чечне, о федералах и моджахедах, об ужасах Косова и кровавых событиях в Сумгаите, о тайнах «Норд-Оста» и американских солдатах в Ираке... Это был честный разговор разных и незнакомых женщин о войне. И когда я на сайте выставила, не скрою — с некоторой опаской, два своих небольших рассказа о нашей необъявленной войне, то была приятно удивлена, получив умные, честные и добрые письма, выражающие поддержку Израилю, боль и тревогу за нас, живущих на этой неспокойной Земле. Мне писали воины-афганцы и военнослужащие, молодые девушки и матери. И я вдруг поняла, как важно быть вместе, быть открытыми друг другу, уметь понимать и прощать. Быть в большинстве. Не лебезить и не заигрывать, а просто, не теряя своей самоидентификации, быть частью огромного мира людей, чувствовать пульс времени и жить в едином культурном пространстве. Я думаю, что мы должны, обязаны рассказать, и не только себе, о нашей полувоенной суровой действительности и нашей необъявленной войне, мы должны рассказать о всем, что видим, знаем, чувствуем; о тех, кто безвинно пострадал от рук террористов, о тех, кто искалечен и убит. Мир должен это знать. Мы не имеем права молчать. Как обидно, что мы постоянно проигрываем в контрпропаганде, что нет у нас действенной PR-службы. Ведь давно известно, что Слово обладает вполне реальной энергетикой и способно влиять. Каждый очерк, каждый рассказ или эссе — это наш протест на страшную БЕДУ, имя которой Война. Она, как коррозия, разъедает нашу жизнь, но мы обязаны выстоять. А чтобы выстоять, мы должны помнить, мы не имеем права ни на минуту забывать... Сидя в уютных кафе, слушая музыку или гуляя по набережной Эйлата, мысленно посмотрите в глаза мальчишкам и девчонкам в выгоревших гимнастерках, стоящим на боевом посту и выполняющим такую трудную и нужную РАБОТУ...


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!