Россия — Израиль: 20 лет вместе

 Эдуард Белый
 20 октября 2011
 2138

18 октября 1991 года были восстановлены (в четвертый раз!) дипломатические отношения между СССР и Государством Израиль. В течение многих лет советско-израильские отношения больше походили на скверный любовный роман, в котором чувства преобладали над рассудком, чем на обычные международные отношения.

Сталин активно поддерживал создание еврейского государства в ООН. СССР первым 17 мая 1948 года признал еврейское государство и установил с ним дипломатические отношения. Но эти шаги отнюдь не были проявлением особого расположения к молодой стране. Это было то, что французы называют «браком назло» — назло английскому империализму, провозглашенному в СССР после известной речи У. Черчилля в Фултоне «врагом № 1».
«Брак назло» не бывает прочным. Государственная антисемитская политика СССР, ознаменовавшаяся расстрелом членов Еврейского антифашистского комитета и чуть было не завершившаяся после дела «врачей-вредителей» сибирским «Холокостом», во внешней политике обернулась первым разрывом дипломатических отношений с Израилем в феврале 1953 года. В марте 1953 года умер Сталин, а в июле того же года дипотношения были восстановлены.
В период правления Никиты Хрущева советско-израильские связи носили номинальный характер, а в ноябре 1956 года советский посол был из Тель-Авива отозван в знак протеста против тройственной «агрессии» (Великобритании, Франции и Израиля) против Египта. При этом советские послы в других странах-«агрессорах» оставались на своих местах. В апреле 1957 года советский посол вернулся в Тель-Авив: в СССР началась хрущевская оттепель, сопровождавшаяся некоторыми послаблениями и в «еврейском вопросе». Однако с этого момента в советско-израильских отношениях традиционные антисемитские мотивы начинает существенно дополнять «арабский фактор».
Советский Союз, формально сохраняя отношения со всеми участниками ближневосточного конфликта, становится полностью на сторону «прогрессивных арабских режимов». На Ближний Восток хлынул поток советского оружия и военной техники, за которые многие арабские страны «забыли» расплатиться. Проарабскую ориентацию Кремля не могли поколебать даже массовые жестокие казни коммунистов в этих странах — «верных ленинцев» и «друзей Советского Союза». В честь казненных называли улицы в Москве, а в то же время кремлевские «интернационалисты» продолжали флирт с их палачами.
В 1967 году, во время Шестидневной войны, в очередной раз были разорваны советско-израильские отношения. Виктория, жена Леонида Брежнева, была еврейкой. Но, несмотря на это, годы правления Леонида Ильича были самыми неблагоприятными после смерти Сталина как для советско-израильских отношений, так и для положения евреев в СССР. Брежневский период весьма походил на сталинский, хотя был менее жестоким.
Евреев бросали в тюрьмы за желание эмигрировать, за изучение истории, религии и языка своего народа. Израиль в глазах большинства советских людей превратился в главную военную (!) угрозу для СССР, что показали проведенные в то время закрытые социологические опросы.
Советско-израильские отношения стали постепенно теплеть с началом горбачевской перестройки. Прагматики, вставшие у руля советской внешней политики, понимали, что в национальных интересах поддерживать добрые отношения как с арабскими странами, так и с Израилем. Об этой несложной истине догадывались, без сомнения, и их умудренные опытом предшественники на Смоленской площади, но внешняя политика (собственно, как и все остальное) определялась догматической идеологией, состоящей в поддержке «национально-освободительного движения» арабских народов. Правители ряда арабских государств «освобождались» огнем и мечом, в основном от собственных граждан, что и привело в конечном счете к событиям последнего времени в этих странах.
Несмотря на очевидную абсурдность отсутствия дипломатических отношений между СССР и Израилем, восстановить их даже в условиях перестройки оказалось весьма непростым делом. Советский посол в Сирии А. Зотов еще осенью 1989 года утверждал что «предложение о восстановлении дипотношений с Израилем представляется неадекватной реакцией на происходящее».
Однако были люди, которые активно боролись за восстановление дипотношений между обеими странами, и среди них популярный журналист Александр Бовин, доказавший свою отвагу на пресс-конференции, устроенной ГКЧП в августе 1991 года, во время которой он их откровенно высмеял. В случае успеха путчистов Бовин рисковал не только карьерой, но и свободой, а возможно, и жизнью. Однако обошлось — путчисты отправились в тюрьму, а Бовин стал последним советским и первым российским послом в Израиле.
Сегодня Россия и Израиль — партнеры. Так заявила посол Израиля Дорит Голендер в интервью московской радиостанции в августе 2011 года. За двадцать лет, прошедших с момента установления дипломатических отношений, между нашими странами многократно увеличился товарооборот, наладилось сотрудничество во многих областях, включая сельское хозяйство, высокие технологии, оборону, борьбу с терроризмом. После отмены визового режима между Израилем и Россией поток российских туристов на Святую землю уступает только американцам. Развиваются культурные связи, взаимные театрально-концертные гастроли, кинофестивали, спортивные соревнования. Важное место стал занимать так называемый медицинский туризм. Граждане России стремятся получить квалифицированную медицинскую помощь в клиниках и на курортах Израиля.
В обеих странах созданы и успешно работают культурные центры. Российское руководство подчеркивает особое значение связей с Израилем и потому, что для пятой части жителей страны русский — родной язык. Для России Израиль стал самым близким «дальним зарубежьем».
Все это так. Но в отношениях между двумя странами существуют и проблемы. И это нормально. На самом деле, в политике (в том числе международной) нет друзей — есть интересы. Да, Россия поддерживает тесные отношения с палестинскими лидерами. Да, на вооружении палестинцев есть «скады» и «корнеты». Да, Россия до последнего времени активно участвовала в атомной программе Ирана. А разве США не снабжают оружием Саудовскую Аравию, Турцию, Египет и ряд других «не очень дружественных» Израилю государств? Что поделаешь? Интересы есть интересы.
Сегодня Россия придерживается многовекторной позиции — развивает отношения как с Израилем, так и с арабскими странами. И это сильно отличается от советской политики — проарабской и агрессивной по отношению к Израилю. Отношения с Палестинской автономией — также в русле этой политики. И мораль здесь ни при чем. Кстати, государственный антисемитизм в настоящее время в России отсутствует. Бытовой есть и даже посильней, чем в СССР, — сказываются издержки демократии и свободы слова. А где его нет? В Европе, в США? Но этот фактор никак не влияет на внешнюю политику России и отношения между двумя странами.
Показательно, что обнародованный еще двадцать лет назад программный документ «Стратегия для России» рекомендует российскому руководству среди прочего «…последовательно проводить линию на развитие политических и экономических связей с Саудовской Аравией, Египтом, ОАЭ, Израилем…»
С такой позицией (сбалансированного подхода к Израилю и арабским странам) авторов документа нельзя не согласиться, ибо она отвечает интересам России, арабских стран и Израиля, а в более широком плане — международной безопасности в целом.
Эдуард Белый, Россия
Фото Ильи Долгопольского



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!