Королева Елизавета и советская действительность

 Виталий РОЧКО
 21 октября 2011
 3632

В 1958 году королева Бельгии Елизавета посетила Москву. К тому времени ей было уже 82 года. Время визита выбрано не случайно. По натуре она была человеком весьма музыкальным, любила играть на скрипке, общалась с очень известными музыкантами, старалась всегда быть в курсе того, что происходит в мире культуры. В это время в Москве открылся первый Международный конкурс имени П.И. Чайковского. Елизавета стала его почетным гостем. В конкурсе блестяще выступил юный американский пианист Ван Клиберн и занял первое место. Королева Елизавета значительно ранее этого события сама явилась основателем Международного конкурса скрипачей и пианистов, которому впоследствии было присвоено ее имя. Первым лауреатом конкурса стал Давид Ойстрах, потом — Эмиль Гилельс, Леонид Коган.

Елизавету Бельгийскую в цивилизованном мире уважали за то, что во время Второй мировой войны она совершила мужественный поступок — спасала еврейских детей, да и не только детей, от уничтожения. Государство Израиль присвоило ей почетное звание «Праведник народов мира». Когда писателя Бориса Пастернака стали преследовать, собирались исключить из Союза писателей, бельгийская королева обратилась в его защиту к советскому руководству.
Будучи по натуре необычайно добрым человеком, королева завещала выдающемуся скрипачу Давиду Ойстраху свою скрипку Страдивари, рояль, письменный стол и др. Она искренне преклонялась перед его талантом. Кстати, изучив русский язык, королева Елизавета письма писала ему только на русском языке. Она подарила Ойстраху вышитый своими руками платок, который скрипачи кладут между подбородком и скрипкой (в записке она написала: «Платоки для положить между подбородком и скрипкой»).
После смерти Давида Ойстраха его сын — скрипач и дирижер Игорь Ойстрах — обратился в Центральный музей музыкальной культуры имени Глинки с просьбой открыть там мемориальный кабинет и поместить в нем подарки королевы. В течение восемнадцати лет он получал один и тот же ответ: свободной комнаты для этого не имеется. И лишь в 1992 году, благодаря личному вмешательству Мстислава Ростроповича, проблема была решена — комнату нашли.
Несмотря на преклонный возраст, королева стремилась за время пребывания в Москве как можно больше повидать, посмотреть, пообщаться с деятелями культуры. Как-то у нее возникло желание посетить московский родильный дом и посмотреть, какие там условия: Елизавета была дочерью врача. Ее привезли в роддом, что находился близ станции метро, носящей ныне название Алексеевская. Зайдя в одну из палат, королева подошла к молодой роженице, поздравила ее с рождением дочки и спросила, какое имя та решила дать своему чаду. Сообразительная мамаша ответила: «Назову ее Елизаветой, в Вашу честь!»
Королева тотчас, обратившись к работнику бельгийского посольства, дала указание доставить молодой матери мебельный гарнитур. Вот тут и начались проблемы! Дело в том, что роженица не имела собственного жилья, а ютилась в общежитии. Пришлось властям срочно предоставить ей отдельную квартиру, да еще таких размеров, чтобы туда мог уместиться мебельный гарнитур, подаренный королевой. Бедные работники исполкома! На них двинулась волна возмущенных и разгневанных очередников, годами дожидавшихся хоть какого-то жилья!
Елизавета была мудрой женщиной, но даже она не могла предположить, что ее желание сделать доброе дело приведет к конфликту с нашей советской действительностью. И королевские дары порой создают проблемы...
Виталий РОЧКО, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!