Из «немецких шпионов» — в наркомы

 Лазарь Ратнер
 10 ноября 2011
 2604

Оружие, которым была завоевана Победа, ковали сыновья и дочери многих народов Советского Союза. В этой статье речь пойдет о евреях. В первые месяцы войны немцы оккупировали многие промышленные районы Советского Союза с военными заводами и стратегическими запасами. Нужно было спасать оставшееся, вывозить на восток оборудование, специалистов, архивы и там заново создавать военную промышленность. Воевать было нечем. Кому поручить, кто в состоянии организовать в условиях хаоса отступления такое гигантское дело? Одного такого человека Сталин знал, но этого человека, бывшего наркома вооружений Ванникова, по его же, Сталина, указанию вот уже месяц в подвалах Лубянки пытками заставляют признаться, что он немецкий шпион.

20 июля 1941 года. Измученного заключенного прямо из тюрьмы привозят в кремлевский кабинет вождя. После короткого разговора создание на востоке страны в кратчайшие сроки обновленной военной промышленности Сталин возложил на Бориса Львовича Ванникова.
Прежде всего надо было найти те кадры, которые «решают всё». А их, талантливых руководителей и специалистов, осталось совсем немного после непрерывных репрессий 1930-х годов. Профессор И. Коган писал: «То, что сделала небольшая группа евреев в суровую зиму 1941–1942 годов на Урале, в Сибири и на Волге, было чудом, которое спасло Советский Союз от гибели». Этих людей разыскал и объединил Б.Л. Ванников.
Проектирование и возведение зданий цехов колоссального военно-промышленного комплекса в течение шести-восьми месяцев сумели организовать вместе с наркомом строительства Семеном Захаровичем Гинзбургом его помощники — Вениамин Дымшиц и Авраам Завенягин (его именем назван Норильский горно-металлургический комбинат. — Ред.).
Замнаркома танковой промышленности Исаак Моисеевич Зальцман в Челябинском «танкограде», а затем на заводах Нижнего Тагила и «Уралмаша» организовал производство тяжелых и средних танков, лучших тогда в мире, и к концу 1942 года довел их выпуск до ста машин в сутки.

В ходе войны его заводы построили больше танков, чем вся Германия вместе с ее союзниками. Зальцман как-то сказал Молотову: «Мы дадим танки, только вы не вмешивайтесь!..» Профессор Коган пишет: «…Ему это, конечно, после войны припомнили, но до этого Зальцман делал то, что хотел, и то, что было нужно. Если бы он и другие ждали указаний из Центра, война была бы проиграна».
Генерал-майор Хаим Рубинчик, став директором судостроительного завода «Красное Сормово» на Волге, сумел превратить его в танковый и до конца войны выпустить 10 тысяч танков Т-34. Немецкий генерал-лейтенант Шнейдер пишет: «…Танк Т-34 показал нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности».
Для организации массового производства самолетов много сделали замнаркома авиационной промышленности Соломон Сандлер и директора заводов Александр Белянский (завод № 19, изготавливавший штурмовик ИЛ-2), Матвей Шенкман (завод № 16, делавший истребители Ла-5 и Ла-7), Израиль Левин (авиазавод в Саратове) и др. Вообще, список евреев-директоров, возглавлявших в ходе войны оборонные заводы, огромен. Так, артиллерийскими заводами руководили Лев Гонор (завод «Баррикада», Борис Фраткин (завод им. Калинина), Яков Шифрин (завод им. Ворошилова), Абрам Быховский (завод в Мотовилихе) и др.
В 1942 году нарком боеприпасов Борис Львович Ванников стал Героем Социалистического Труда. В список награжденных его вписал Сталин.
О вкладе евреев-конструкторов в создание новых видов оружия написано немного. В 1930-х годах была репрессирована группа Лангемака, работавшая над созданием ракетного оружия. Ее идеи развили и воплотили в реальные «катюши» сотрудники ЦАГИ Шварц, Гвай, Гантмахер, Левин и Шор. Все они в 1941 и 1943 годах получили Сталинские премии.
Дважды Герой Соцтруда, пятикратный лауреат Сталинской премии конструктор Нудельман — создатель знаменитой авиационной пушки Н-37. Они были на вооружении самолетов Лавочкина и Яковлева, по две Н-37 устанавливались и на штурмовике ИЛ-2. Самолеты, вооруженные этой пушкой, немецкие летчики называли «летающие Фердинанды» и избегали встреч с ними. Вот выдержка из письма командира 133-го авиаполка: «…Тов. Нудельман, личный состав нашей части благодарит вас. За полтора месяца наши летчики сбили 70 немецких самолетов. В этом большая заслуга ваших пушек, которые рвут на части фашистские самолеты».
Немало еврейских имен и среди советских авиаконструкторов. Девять тысяч высотных истребителей МиГ громили врага в ходе войны, в их числе были и первые советские реактивные самолеты. Один из создателей МиГов — Михаил Иосифович Гуревич, выдающийся авиаконструктор, Герой Соцтруда, лауреат Ленинской и Сталинских премий. Конструктор самых скоростных истребителей Второй мировой войны Ла-5, Ла-7 и Ла-9 — Семен Моисеевич Лавочкин.
Первым заместителем Лавочкина был Михаил Леонтьевич Миль, ставший впоследствии генеральным конструктором многих советских вертолетов. Из конструкторского бюро Лавочкина и Семен Арьевич Косберг. С 1958 года он работал у Королева, создавал двигатели для ракет третьей ступени. Хорошо известен возглас Гагарина: «Поехали!», когда заработала первая ступень. Но мало известен его крик восторга на 30-й секунде полета: «Косберг сработал!», когда корабль вышел на орбиту. Уже на земле, увидев в толпе встречающих Косберга, Гагарин подошел и обнял его.
Ближайшими сотрудниками Лавочкина были также талантливые конструкторы Свердлов, Тайц, Фельснер, Хейфец. Кстати, заместителями Туполева были Кербер и Френкель; Яковлева — Донской, Закс и Зонштайн; Петлякова — Изаксон. Уже к началу 1944 года наша армия превосходила гитлеровскую качеством всех видов вооружения, а количеством — в 1,5–2 раза. Война закончилась в мае, а в июне 45-го американские ученые успешно испытали атомную бомбу. У большинства этих ученых от рук нацистов в Европе погибли все близкие. Они делали бомбу не для Японии. Они надеялись, что атомный взрыв над Берлином станет апофеозом справедливого возмездия. Советская армия опередила их.
В конце 1945 года Ванников получил новое правительственное задание: организовать производство и испытание атомной бомбы. В 1949 году в кремлевском кабинете Сталина обсуждался список представленных к наградам за создание атомной бомбы. Первым в нем значился Берия. Сталин, подумав, сказал: «Лаврентия Павловича мы наградим грамотой! А вот товарищ Ванников, я полагаю, достоин “Золотой Звезды”». Наступила пауза. Кто-то осторожно заметил, что Ванников уже Герой Социалистического Труда, а в положении записано… «Положение писали люди, — перебил Сталин. — Они и исправят это положение». Генерал-полковник Б.Л. Ванников получил вторую «Золотую Звезду».
В 1954 году за создание водородной бомбы Ванников был удостоен третьей «Золотой Звезды». Борис Львович Ванников умер в Москве 22 февраля 1962 года. Похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.
Golani Israel
Использованы фрагменты
из книги Бориса Ванникова
«Записки наркома»



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!