Тони Шеридан: «Музыка — это язык, который все понимают»

 Татьяна ЛАРИН
 29 июня 2012
 3464

Музыкант и продюсер Игорь Сандлер принимал у себя в гостях Тони Шеридана, английского певца, гитариста, первого вокалиста группы The Beatles. «К 27 годам я уже семь лет прожил в Гамбурге, в «квартале красных фонарей», — говорит Тони. — Сутенеры, проститутки, рестораны, кровь... В 1967 году мне предложили на два месяца поехать во Вьетнам. Я сказал: «О, почему бы нет?! Играть для американских солдат — здорово!..»  

Нынешней весной музыкант и продюсер Игорь Сандлер принимал у себя в гостях Тони Шеридана, английского певца, гитариста, первого вокалиста группы The Beatles. В беседах с Игорем музыкант из Англии рассказал много интересного, даже сенсационного…
«Если ты идешь по аду, не останавливайся…»
Так ответил Тони Шеридан на вопрос Игоря Сандлера: «Какой лучший совет ты получил в жизни?»
И почему речь зашла про ад?
– К 27 годам я уже семь лет прожил в Гамбурге, в «квартале красных фонарей», — говорит Тони. — Сутенеры, проститутки, рестораны, кровь... В 1967 году мне предложили на два месяца поехать во Вьетнам. Я сказал: «О, почему бы нет?! Играть для американских солдат — здорово!»
И музыкант согласился. Собрав группу, он поехал во Вьетнам, желая своими выступлениями поддержать моральный дух американских солдат. Такая открытая поддержка политики США во Вьетнаме на фоне мощного ее осуждения требовала немалого личного мужества. Два месяца растянулись на полтора года. Там было все: кровь, смерть, тяжелейшее отравление ядом «Агент Оранж». В войне во Вьетнаме американцы впервые использовали адскую смесь отравляющих веществ, которую распыляли в воздухе для уничтожения растительности. Последствия были чудовищные не только для манговых полей, но и для людей: до сих пор во Вьетнаме рождаются несчастные умственно отсталые дети-уроды.
А ведь Тони Шеридан приехал во Вьетнам с благими намерениями: «Я там не занимался политикой, — вспоминает он. — Пел свои песни, и солдаты меня понимали, потому что это была их музыка, она шла от их корней. То, что меня послали во Вьетнам, казалось необходимым. Солдаты приняли меня как музыканта, а это для меня было очень важно».
Но пребывание во Вьетнаме, где воздух был отравлен новым смертоносным химическим оружием, оказалось роковым и для Тони. У него обнаружили рак почки. Ее пришлось удалить. И еще одно несчастье случилось во Вьетнаме. Во время обстрела погиб один из музыкантов аккомпанирующей группы Шеридана. В западной прессе появилось ошибочное сообщение о смерти самого певца.
«Если ты идешь по аду, не останавливайся…» В 1968-м Тони Шеридан вернулся домой в звании офицера и со славой героя вьетнамской войны.
Однако перенесемся на несколько десятков лет назад — в пору юности и первых успехов Тони Шеридана. Все начиналось так прекрасно…

«Рок-н-ролл — это небесная музыка!»
Тони Шеридан (полное имя — Andrew Esmond Sheridan McGinnity) родился 21 мая 1940 года в Norwich, Англия. Родители сумели привить ему интерес к классической музыке. В раннем детстве Тони играл на фортепиано и скрипке. Но в конечном итоге остановился на гитаре. Как и Джон Леннон, в 1956 году организовал свой первый ансамбль. В 18 лет Тони начал появляться на BBC в программе “Oh, Boy”, где исполнял на электрогитаре такие классические композиции, как Blue Suede Shoes, Glad All Over и Mighty Mighty Man.
В 1960 году ему предложили контракт на выступление в десяти лучших клубах Гамбурга. После этого Шеридан в 1960–1963 годах выступал в Гамбурге, подбирая себе для аккомпанирования различные группы.

Из беседы Игоря Сандлера с Тони Шериданом:
– Тони, что для тебя значит быть музыкантом?
– Для этого нужно вдохновение. Необходимо почувствовать, как что-то тянет вас к музыке. Например, если ваша мама играет на фортепьяно или ваш отец играет на трубе в рок-группе, то есть ваша семья музыкальная, вы становитесь как бы инфицированным любовью к музыке. Кстати, когда появился рок-н-ролл, я подумал: «О, это небесная музыка. Наконец-то!» Так я стал рок-н-ролльным гитаристом.
– Кто отдал тебя учиться играть на скрипке?
– Мама. Она играла на фортепьяно, пела и хотела стать известной. Потом появились дети. А когда у вас трое детей, вы не можете стать большим певцом. Пением нужно заниматься все время, и в голове должно быть только пение.
– Кто был первым певцом, который тебя вдохновил?
– Первый певец в моей жизни — Лонни Дониган*. Он не был американцем, но играл американскую музыку весьма убедительно, он чувствовал ее. Когда Джон Леннон и Пол Маккартни в Ливерпуле услышали Лони Донигена, что-то у них внутри тоже щелкнуло: здорово, я тоже могу играть! То же самое произошло и со мной на другом краю страны. Ощущение было такое: «О, Господи! Жизнь только начинается!» А что это было? Была ли это рука Господа? Оглядываясь назад, могу сказать, что Б-г участвовал в нашей судьбе...

В один прекрасный момент судьба свела Тони с примечательными личностями — молодыми британскими музыкантами Джоном Ленноном (John Lennon), Полом Маккартни (Paul McCartney) и Джорджем Харрисоном (George Harrison). Случилось это в Гамбурге. Кстати, сингл My Bonnie, записанный с участием в записи будущих The Beatles, в 1961 году, разошелся 100-тысячным тиражом! Это был настоящий успех. Впрочем, о будущем этой группы тогда еще никто и не подозревал, в том числе и Тони Шеридан, который стал первым вокалистом The Beatles.
А до встречи с ними Тони выступал с Rory Storm and the Hurricanes (скиф-группа из Ливерпуля, Англия. — Ред.), в составе которых тогда играл Ринго Старр. Кстати, The Beatles, будучи знаменитыми, не раз отмечали несомненное влияние на них Тони как музыканта. Однако Тони не разглядел в молодых исполнителях будущих кумиров XX века. Тогда у Тони была уже другая группа — Tony Sheridan Quartet, в которой играл Ринго Старр. Позже он перешел в The Beatles, заменив Пита Беста.

Из беседы Игоря Сандлера с Тони Шериданом:
Тони: – Знаете, в немецком языке есть поговорка «Рука руку моет». Так вот, в Англии ее никто не понимает.
Игорь: – И в русском есть точно такая же поговорка.
– Возможно, она пришла из немецкого. А может, лучше, чтобы вообще не было языков? Музыка — вот тот язык, который все понимают. Если музыкант несет волшебное, полное энтузиазма позитивное чувство, думаю, кто бы ни услышал такую музыку, откликнется на нее всем сердцем.
– Тони, какая разница между концертами в Москве и в любом другом городе мира?
– Разница в том, что русская публика испытывает голод по настоящей эмоциональной музыке. И если вы дадите это людям, то получите в ответ такой заряд энергии!.. Здесь я чувствую, что меня окружают добрые друзья. Нигде в мире нет такой публики, как у вас!..

Вместо эпилога
Энтони Шеридан, игравший с The Beatles, выступавший в 1968-м на передовой во Вьетнаме, ставший знаменитостью в 20 лет и живой легендой в неполные 30, будучи в Москве меньше всего рассказывал о знаменитой ливерпульской четверке. Отвечая на неизбежные расспросы о них, он с мягким юмором описал свои встречи с Ринго («Он просто помешан на беге трусцой, даже когда с ним беседуешь, он бежит на месте») и Полом Маккартни («Он явно стесняется своих морщин, а зря: они так ему идут»). Вспомнил безумства юности, но без аффектации. О сегодняшних днях ему было говорить явно интереснее. Почему бы и нет, если он до сих пор молод душой, если рок-н-ролл для него актуален, свеж и полон той же прелести, что и тогда, в сумасшедшие гамбургские сезоны: «Рок был образом жизни, он казался более важным, чем деньги, слава, девушки...»
Записала Татьяна ЛАРИНА, Россия
Использованы материалы интернет-сайтов.
______
* Лонни Дониган (Anthony James Donegan) — британский музыкант, один из популярнейших исполнителей 1950-х — начала 1960-х годов, известный как «король скиффла» (англ. King of Skiffle). Британский журнал Classic Rock включил Донигана в список величайших гитаристов всех времен.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!