Господин Нет

 Авигдор Пасхин
 7 сентября 2012
 2261

Ицхак Шамир, дважды бывший премьер-министром Израиля, скончался 30 июня с. г. на 97-м году жизни. Он умер тихо, в доме для престарелых в Герцлии, на год пережив свою жену Шломит, ушедшую из жизни в возрасте 88 лет. Супруги Шамир прожили долгую и яркую жизнь. На кладбище на горе Герцль, где похоронили Шамира, присутствовали все ведущие политики Израиля, сказано было много хороших слов, и все слова были правильные. Но судьба политика, отошедшего от дел, не очень радостна — о нем забывают. Помнят коллеги, помнит история, но когда в вечер похорон репортеры спрашивали на улице у простых израильтян, что они знают о Шамире, лишь немногие смогли ответить правильно. Между тем если бы «Ликуд» во главе с Шамиром в 1992 году не проиграл выборы «Аводе», которую возглавлял другой Ицхак — Ицхак Рабин, то, скорее всего, мы жили бы сейчас в другом Израиле. Не знаю, в лучшем или нет, но в другом — наверняка. Потому что Шамир был политиком, который умел говорить «нет». У него и прозвище такое было: Господин Нет. Шамир вряд ли пошел бы на подписание Норвежских соглашений (да что там вряд ли — наверняка не пошел бы), Шамир вряд ли вывел бы в 1999 году ЦАХАЛ из Южного Ливана, и можно быть уверенными, что при Шамире Израиль не ушел бы из сектора Газа. Во всяком случае, уже уйдя на покой и очень редко давая интервью прессе, Шамир не скрывал своего отношения к тем или иным решениям правительств.

У Шамира была тихая и долгая старость, но не менее долгая и далеко не тихая молодость.
Ицхак Езерницкий, взявший себе после репатриации фамилию Шамир, родился в 1915 году в местечке Ружаны Гродненской губернии. Родители хотели видеть сына адвокатом, и Ицхак поступил на юридический факультет Варшавского университета, однако, не закончив учебу, в 1935 году сделал то, к чему стремился с детства, — переехал в Палестину. Семья отказалась покидать родные места, и все родные Ицхака погибли во время Холокоста.
Репатриировавшись, Ицхак еще два года учился премудростям юридической науки в Еврейском университете в Иерусалиме, однако его больше привлекала борьба за еврейский ишув в Палестине, борьба с англичанами за создание в Палестине самостоятельного еврейского государства. Шамир вступил в организацию ЭЦЕЛ, участвовал в «акциях», то есть попросту был террористом, поскольку не видел иного способа избавить Палестину от английского господства. Его ловили, сажали в тюрьму, он бежал и возвращался к террористической деятельности. Он перешел из ЭЦЕЛ в ЛЕХИ, а когда англичане убили руководителя ЛЕХИ Авраама Штерна, Шамир вошел в руководство этой организации. И опять его арестовали, сослали в Эритрею, и опять он бежал — на этот раз во Францию, где получил политическое убежище. Будучи в ЛЕХИ, Шамир участвовал в попытке убийства тогдашнего английского правителя Палестины Гарольда Мак-Майкла, был задействован в других терактах — англичане даже много лет спустя, когда Шамир был уже премьер-министром Израиля, продолжали числить его среди разыскиваемых террористов.
Вернулся Шамир из эмиграции через несколько дней после того, как Бен-Гурион провозгласил создание Государства Израиль. Казалось бы, бурная юность позади, цель, ради которой Шамир приехал в свое время в Палестину, достигнута. И действительно, семь лет Шамир занимался вполне мирной деятельностью — создал свой бизнес, прокладывал дороги, производил резину и делал многое, что было необходимо для молодого государства. Но в 1955 году директор Мосада Ицхак Харель пригласил Шамира для разговора и предложил ему работать во внешней разведке.
О работе Шамира в Мосаде (а это ни много ни мало — 14 лет!) практически ничего не известно. Он участвовал во множестве операций этой организации в Европе (в частности, в Париже). Операции эти были успешны, об этом говорят бывшие сотрудники Шамира, но что именно это было? Может, когда-нибудь мы это узнаем — сам Шамир никогда не распространялся о том, в чем состояла его деятельность в Мосаде. Можно только предполагать, помня о том, чем занимался Шамир в ЭЦЕЛ и ЛЕХИ…
В 1970 году Шамир вступил в партию «Херут», из которой впоследствии вырос современный «Ликуд». Возглавлял «Херут» Менахем Бегин, много лет назад руководивший ЭЦЕЛ. Трудно придумать характеры более противоположные, чем у Шамира и Бегина. Бегин был человеком общественным, публичным, Шамир предпочитал оставаться в тени. Впрочем, остаться в тени ему не довелось — Бегин привлек Шамира в «Херут», партии нужно было обновление, авторитет Бегина падал, и, как сейчас утверждают историки, именно благодаря Шамиру «Ликуд» в 1973 году (партия к тому времени переменила название) получил 33 места в кнесете, а еще через четыре года увеличил свое представительство до 43 мандатов.
В 1974 году Шамир стал депутатом, а в 1977 году занял место председателя кнесета. Именно в этом качестве Шамир принимал в кнесете Анвара Садата, но во время голосования по мирному договору с Египтом Шамир воздержался — он не считал, что этот договор является таким уж благом для Израиля.
В 1980 году Шамир получил пост министра иностранных дел в правительстве Бегина. В те годы значительно улучшились отношения Израиля со многими странами Восточной Европы и Африки, а когда в 1983 году Бегин покинул пост премьер-министра, освободившееся кресло занял Ицхак Шамир — к удивлению многих, полагавших, что премьер-министром станет Давид Леви.
Впрочем, первая каденция премьер-министра Шамира продолжалась всего несколько месяцев. Очередные досрочные выборы привели к тупиковой ситуации: ни правые, ни левые не смогли сами сформировать правительство. Было создано правительство национального единства, а премьер-министры (Шимон Перес и Ицхак Шамир) менялись по методу ротации.
В 1988 году Шамир вновь стал премьер-министром, создав правое правительство после того, как левые потерпели в этом неудачу. А два года спустя началась массовая алия из Советского Союза, и Шамир принимал новых репатриантов: ведь именно он еще в восьмидесятых годах предсказывал, что сотни тысяч советских евреев поедут в Израиль. При Шамире Израиль получил американские гарантии на заем 10 миллиардов долларов, без которых прием миллиона евреев из стран СНГ был бы невозможен.
Когда в 1991 году во время войны в Заливе на Израиль посыпались саддамовские «скады», Шамир проявил благоразумие и не позволил ЦАХАЛу вступить в войну. Судьба отблагодарила израильтян — ни одна из 39 ракет не причинила серьезного ущерба.
Тогда же Шамир согласился на участие в Мадридской конференции по палестинскому вопросу, поставив условие: чтобы в конференции не участвовали представители Организации освобождения Палестины, лидером которой был Ясир Арафат. Отказался Шамир и принять предложенную Джорджем Бушем формулу «территории в обмен на мир» — формулу, которую впоследствии принял Ицхак Рабин. Шамир понимал, что решение палестинского вопроса — дело многих лет, а не девяти месяцев, как утверждал Рабин.
Общество, однако, было склонно к быстрым решениям, и в 1992 году «Ликуд» проиграл выборы, премьер-министром нового правительства стал Ицхак Рабин.
Потерпев поражение, Шамир стал лидером оппозиции в кнесете, а когда после победы на выборах 1996 года к власти опять пришел «Ликуд» и премьер-министром стал Биньямин Нетаниягу, Шамир оставил политическую деятельность. Он не простил молодому лидеру, что тот ради кресла премьер-министра согласился выполнять соглашения Осло. В 1999 году, когда Нетаниягу пошел на многочисленные уступки палестинцам, Шамир вышел из «Ликуда». Он остался таким же непримиримым, каким был в молодости.
До самой смерти Ицхак Шамир оставался «воином ЛЕХИ», мечтавшим о создании единого и неделимого Израиля…
Авигдор ПАСХИН, Израиль



Комментарии:

  • 2 октября 2012

    Гость

    Mr. "No" used to be nickname of Comrade A. Gromyko. Come up with a less confusing heading for your article!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!