Матисьягу. Дар Б-га

 Татьяна ЛАРИНА
 11 октября 2012
 2844

«Алеф» (см. № 963) писал о Матисьягу (Matisyahu) — американском еврее, который с начала своей карьеры стал объектом сенсационного интереса в США. Прошло пять лет, за это время исполнитель хасидского регги дважды побывал в Москве. Несмотря на все усилия, корреспондентам «Алефа» не удалось встретиться с музыкантом. А вот Игорь Сандлер смог! Он не только пригласил Матисьягу поработать диджеем на вечеринке в еврейском ресторане «Тель-Авив», но и взял у него интервью.

Мэтью Пол Миллер (Matthew Paul Miller) родился 30 июня 1979 года в Пенсильвании, но большую часть жизни прожил в пригороде Нью-Йорка. Его родители были социальными работниками — отец занимался проблемами бездомных, мать работала в школе. В 2004 году американский певец-хасид, который исполняет колоритную смесь современного регги, хип-хопа и традиционной еврейской музыки, взорвал хит-парады своим первым альбомом Shake Off the Dust... Arise. С выходом в 2006-м второго альбома, Youth, артист номинировался на премию «Грэмми» в категории «Лучший регги-альбом», а еще через год журнал Billboard поставил Матисьягу на первую позицию в ежегодном Top 10 Reggae Artistes. К слову сказать, культовый регги-исполнитель с Ямайки Боб Марли в этом чарт-листе занял лишь вторую позицию. С легкой руки шоумена Джимми Киммеля (Jimmy Kimmel) стиль Матисьягу получил название hasidic hip-hop reggae.
Из интервью с Игорем Сандлером
– Мэтью, что заставило тебя петь регги, это же не еврейская музыка?
– Когда я был маленьким и услышал регги, это затронуло мою душу. С тех пор — все! Это как гравитация — она притягивает тебя. И дело не в интеллекте, все зависит от сердца.
– Ты второй раз в Москве. Как тебе Москва?
– Я готов возвращаться сюда еще много раз, ведь мои прадедушка и прабабушка родом из Одессы. Так что у меня здесь есть корни, поэтому я чувствую некую связь, когда приезжаю в Москву.
Москва, Зеленый театр ЦПКиО им. Горького
Первый раз Мэтью Миллер посетил Москву в 2010 году. Его концерт состоялся 30 июня в Зеленом театре Парка культуры и отдыха имени Горького. Игорь Сандлер побывал на этом концерте. «Я много слышал об этом певце, — вспоминает он. — Сначала думал: послушаю две-три песни и уйду. Но не ушел до самого конца. У Матисьягу колоссальная энергетика, он здорово работал, заводил народ. Еще я обратил внимание на публику. Половина зала — евреи, а примерно треть — растаманы*. Как полагается, с дредами, косичками. Мне понравилось, что Мэтью не только исполняет регги, но использует включения элементов хард-рока и новой волны, и психоделики, и электронной музыки. Такой замес — это новое течение, что делает исполнителя интересным, непохожим на других. Хотя акцент Матисьягу ставит на регги. И, конечно, я обратил внимание на его необычную внешность. Настоящий хасид почти двухметрового роста. Это также сильно отличало его от других исполнителей. В Зеленом театре мы не успели познакомиться. А когда Мэтью приехал в Москву во второй раз, я пригласил его в наш ресторан, где он великолепно провел диджей-вечеринку».
Еще одна колоритная деталь концерта в Зеленом театре. При входе продавали фалафель. Самое удивительное, что диковинное арабо-израильское блюдо из жареной гороховой пасты гости предпочли шашлыку, которым тоже торговали неподалеку. А продавцы фалафеля с удивлением обслуживали огромную очередь, выстроившуюся к их прилавку.

Только факты
• К моменту празднования бар-мицвы, которое с шумом прошло в итальянском ресторане, положение юного Мэтью в школе стало шатким. Из-за своего скверного поведения он уже несколько раз оказывался на грани отчисления. В 14 лет отращивал дреды, отлично играл на барабанах и бонго, ловко имитировал ударные инструменты и тянулся в школьном окружении к таким же бунтарям, как и он сам. Тогда же на почве общих музыкальных интересов будущий регги-хасид сблизился с хиппи, однако творческие увлечения не были единственным способом самовыражения Мэтью, по-прежнему одолеваемого хулиганскими страстями.
• Чтобы как-то утихомирить сорванца, родители «сослали» его в лагерь в безлюдной местности штата Колорадо, где, наблюдая за красотой Скалистых гор, тот смог бы спокойно обдумать свои поступки. Казалось, что этот поход, а также последующая поездка в Израиль с трехмесячным курсом обучения в Alexander Muss High School в городе Од ха-Шарон и несколько каникулярных недель на берегах Мертвого моря, помогли ему разобраться в себе и понять, на что лучше направить избыток сил.
• Однако вернувшись в США, Мэтью, вопреки ожиданиям, продолжил прежний образ жизни. Однажды он едва не сжег школьный кабинет химии, после чего решил бросить школу и отправиться путешествовать, сопровождая группу Phish в турне по стране. С трудом, но родителям все-таки удалось убедить его продолжить образование.
• Они отправили сына в Бенд, штат Орегон, где в специальной реабилитационной школе, расположенной в пустынной местности, в течение двух лет он вместе с другими трудными подростками учился и параллельно развивал свои творческие способности. Подросток с головой погрузился в музыкальные занятия, упражняясь в чтении рэпа, вокальном искусстве и битбоксинге — голосовой имитации инструментов. Курс музыкальной терапии не прошел даром. Мэтью вернулся к нормальной жизни — купил мотоцикл, устроился работать на горнолыжной базе, где имел возможность не только кататься на сноуборде, но и участвовать в соревнованиях рэперов в местном кафе. Именно тогда он начал нащупывать тот интригующий сплав регги и хип-хопа, который через несколько лет превратит его в знаменитого хасида.
• Продолжив образование в нью-йоркском колледже «Новая школа социальных исследований» (New School for Social Research), он зачастил в синагогу «Карлебах шул» (Carlebach Shul). В парке Вашингтон-сквер он случайно познакомился с раввином Довом Йона Корном, который с пониманием отнесся к его исканиям и приобщил к музыкальным традициям евреев-хасидов. В этих песнях молодой исполнитель ощутил огромный духовный потенциал. Именно тогда Мэтью выбрал в качестве нового сценического псевдонима еврейский вариант своего имени, бывший к тому же его школьным прозвищем, — Матисьягу, что в переводе с иврита означает «дар Б-га». Позже выяснилось, что при обрезании ему было дано имя на идише — Файвиш-Гершл.
При праздновании бар-мицвы у Мэтью из-за этого возникла проблема. «Я не знал, что делать. Все называют меня Матисьягу, вызывают этим именем к Торе — и вдруг выясняется, что зовусь я совершенно иначе. Обратился к своему раввину, и тот сказал: «Никто не зовет тебя иначе, поэтому продолжай называться Матисьягу».
• Мэтью Миллер ведет еврейский образ жизни, никогда не работает по субботам. Практически во всех гастролях певца сопровождает его верная жена Тали. Тали и Мэтью — счастливые родители двух детей. В перерывах между гастрольными турами семейство проживает в Нью-Йорке, в районе Крaун-Хайтс (Crown Heights), Бруклин.
• Религиозные и нравственные искания Мэтью Миллера наложили глубокий отпечаток на его творчество, и он смог занять собственную нишу в музыке. Авторитетом номер один в области хасидской музыки для Матисьягу стал рабби Шломо Карлебах. Вторым главным источником вдохновения для него по-прежнему остается регги, прежде всего его оригинальный вариант, открытый европейцам и американцам Бобом Марли. Уникальность стиля Матисьягу заключается в умении сочетать разнообразные техники исполнения и голосоведения: скороговорки в духе Джона Скэтмена, протяжный вокал, свойственный хасидским напевам — нигунам, упругие ритмы и неожиданные ходы-синкопы и, конечно, освоенный им в совершенстве битбокс.
Ведущая рубрики Татьяна ЛАРИНА, Россия
Использованы материалы  интернет-сайтов

_______
*Растаманы — приверженцы религиозно-политической доктрины африканского превосходства. Многие растаманы слушают музыку Боба Марли и регги в целом, носят дреды. Некоторые причисляют себя к этой группе прежде всего по признаку употребления марихуаны и гашиша.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!