ЗЕМНАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ ВАДИМА ГРИНБЕРГА

 Катя Веселова
 24 июля 2007
 4130
Одесский американец или американский одессит — и то и другое подходит, как сжатая метафора, отражающая, может быть, самую глубинную сторону творчества скульптора и художника Вадима Гринберга
Одесский американец или американский одессит — и то и другое подходит, как сжатая метафора, отражающая, может быть, самую глубинную сторону творчества скульптора и художника Вадима Гринберга. Участник и победитель российских и международных выставок и конкурсов, таких, как «29 московских художников», «Новый авангард», «Лабиринт», после 20-летней разлуки с Россией привез из Америки проект «Еврейская гордость». «В каком-то смысле — это итог большого отрезка моего творческого пути, — говорит Вадим. — Я работал и работаю в самых разных жанрах и в разной тематике, и материалы тоже очень разные, иной раз совершенно неожиданные для меня самого: от холста до мягких тканей или промышленных материалов, от дизайнерских работ до инсталляций, выражающих философскую концепцию. Но наступает время, возраст и понимаешь, что
...все, что было, есть и будет — Твое созданье и в Тебе пребудет. А значит, остается, согласясь, Быть промыслом Твоим...
Последний цикл моих работ посвящен иудаизму. Это дар моему народу, я бы сказал — мой долг.
Спаси меня, Г-сподь, от дел непрочных, Дай мне поднять невероятный пласт! Ведь ты — Творец, ты волен делать нас!
Проект «Еврейская гордость» стал реакцией на события в Израиле, на волну антисемитизма, прокатившуюся по Европе и Америке. Это попытка художника защитить свой народ, его честь и достоинство». Вадим Гринберг — из племени одесситов. Это нация одухотворенная, творческая, философическая, независимый дух которой выделяет Одессу в некий свободный «ментальный полис». Эта свободная воля с легкостью творит фантастические судьбы, к которым можно отнести и судьбу художника Гринберга. Он рос в артистической семье, в атмосфере вольного города, здесь он получил художественное образование и начал заниматься современным искусством — в Америке это называлось contemporary art. Еще в 70-х он создавал инсталляции, выдавая их за дизайнерские работы. Так плоды его трудов в эстетике психоделического искусства «новой волны» появились в витринах магазинов, кафе и парикмахерских города. В Одессе его называли «американским художником», сопоставляя, что важно, не с американским искусством, а с Америкой в целом, что соответствовало яркости, образности и эффектности его работ. Но сколько в них было одесского юмора и иронии! Он уехал в Москву в разгар перестройки и прожил в ней до 1991 года, а за океан попал по приглашению американского галерейщика. И там карьера Вадима Гринберга сложилась успешно. Критики подчеркивают эклектизм и разнородность его изобразительного творчества. Он — мастер в использовании новых материалов, готовый каждый раз начать сначала. Наверно, именно эти качества — любопытство и новаторство в исследовании новых форм самовыражения — привели его за письменный стол. И вот — родился сборник стихов, воплотивший красоту в слове. Поэта и художника Вадима Гринберга объединяют невозмутимая покорность судьбе, возвращение к традиционным ценностям, высокая оценка каждого мгновения жизни.
Я в ласточку хочу себя отлить, В живую, трепетную плоть созданья, В небесную любовь — исток страданья, В земную правду жизни посвятить...


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!