Казус Забора

 Песах Амнуэль
 9 ноября 2012
 2143

Незначительное само по себе событие в начале сентября поставило на уши судебную систему Израиля, армию, правительство, правозащитников местных и международных, представителей ООН. И на какое-то время отвлекло внимание перечисленных организаций, а также рядовых израильтян от иранской атомной проблемы и даже от почти никому сейчас не интересной судьбы палестинского народа. Дело в том, что двадцать один человек, граждане независимого африканского государства Эритрея, приблизились со стороны Египта к возведенному на границе с Израилем новому забору безопасности и у самого забора тихо и мирно, никому не мешая, расположились лагерем. В составе группы были 18 мужчин, две женщины и подросток 14 лет. Египетские пограничники никогда не проявляли рвения в задержании африканцев, желавших пересечь египетско-израильскую границу и оказаться в Израиле. Не проявили они рвения и на этот раз. Израильские военные, охранявшие границу с нашей стороны, тоже сначала не обратили внимания на группу африканцев, тем более, что расположились они по ту сторону забора.

Ситуация резко обострилась и стала непредсказуемой в тот момент, когда африканцы обратились к израильским пограничникам с требованием, во-первых, дать им возможность преодолеть заграждение, а во-вторых, предоставить всем статус беженцев, поскольку они уже находятся на суверенной территории Израиля, следовательно, именно израильское, а не египетское правительство несет за них ответственность согласно международному праву.
Самое смешное (это действительно многим показалось смешным в первый момент), что африканцы были правы в своих притязаниях! Неизвестно, кто надоумил их на эту акцию, вряд ли они сами догадались — может, подсказали синайские бедуины, а может, египетские пограничники. Как бы то ни было, африканские беженцы создали юридический казус, к которому, возможно, еще не раз придется возвращаться.
Пару лет назад правительство приняло решение возвести вдоль границы с Египтом забор с электронными средствами безопасности и оповещения. Это было верное решение. Забор надо было построить уже давно — ведь многие годы израильско-египетская граница вообще ничем не была обозначена, и многочисленные контрабандисты и торговцы живым товаром пересекали ее в обе стороны. В последнее десятилетие через ничем не защищенную границу хлынул поток беженцев из африканских стран — в основном из Судана и Эритреи, где шли междоусобные войны и жить было невыносимо тяжело. В прошлом году ежемесячно в Израиль проникало до двух тысяч африканцев. Они обустраивались чаще всего в Южном Тель-Авиве, нелегально устраивались на работу, за которую получали намного меньше граждан Израиля, но и это позволяло им писать на родину, как здесь хорошо (не только писать, но и пересылать домой значительные суммы), тем самым стимулируя новые волны нелегалов. Забор должен был проблему решить — и решил на самом деле: в последние месяцы поток африканцев уменьшился в десять раз, и в августе, согласно данным МВД, в Израиль проникли всего 199 человек.
Плюс те 21, которые стоили тысяч. Подвело нежелание Израиля вступать в длительные переговоры и, возможно, конфронтацию с египетской стороной. Чтобы избежать трений, забор безопасности возвели на израильской территории в пяти метрах от реальной египетско-израильской границы. Видимо, те, кто принимал такое решение, думали, что пять метров — пустяк, пусть эти пять метров достанутся египтянам, Израиля от этого не убудет. Эти пять метров и сыграли свою роль.
5 сентября группа эритрейцев расположилась именно в пределах этих пяти метров и объявила: поскольку здесь израильская территория, то израильтяне обязаны о них позаботиться.
Формально они были совершенно правы. К тому же продукты и вода у несчастных закончились, и в дело вмешались представители ООН, требуя обеспечить африканцев всеми условиями жизни в соответствии с конвенцией о беженцах от 1951 года. В тот же день израильская правозащитная организация «Мы — беженцы» подала иск в Высший суд справедливости (БАГАЦ), требуя впустить эритрейцев в Израиль, раз уж они все равно в Израиле находятся.
Судьи оказались перед непростым выбором. Да что там непростым — ситуация выглядела просто безвыходной и дезавуировала всю идею забора
безопасности. Зачем нужно было тратить сотни миллионов шекелей, возводя длинный забор, который, оказывается, никак не спасает от нашествия нелегалов? Если согласиться с международным правом (а что еще мог сделать суд?) и дать эритрейцам убежище в Израиле, то понятно, что назавтра уже не двадцать, а тысячи африканцев сядут под жарким солнцем по ту сторону забора. Будет создан юридический прецедент, ловушка, из которой Израиль не выберется, пока не перенесет уже построенный забор на злосчастные пять метров к официальной границе. А если в иске отказать, это будет расценено как злостное нарушение Израилем прав человека, и скандал, который разразится, еще раз уверит международную общественность в том, что Израиль — государство расистское, поддерживающее идеи апартеида.
Правозащитники привезли нелегалам продукты, но передать не смогли: пограничники не пустили приехавших к забору, поскольку эта территория является закрытой военной зоной. Пограничники сами накормили и напоили эритрейцев, что не помешало правозащитникам обвинить израильские власти в негуманном отношении к бедствующим людям.
6 сентября БАГАЦ собрался на первое заседание. Адвокат Йохи Гнессин, выступавшая от имени государства, объяснила судьям, что Израиль имеет право решать, кого пускать в страну, а кого — нет. А если эритрейцы считают, что, вернувшись на родину, подвергнут свою жизнь опасности, то почему бы им не обратиться с просьбой об убежище к Египту, где им, как и в Израиле, ничто не угрожает?
Судьи изучили иск, посовещались и приняли решение не принимать пока никакого решения. Назначили время следующего заседания — воскресенье, 9 сентября. Несколько часов спустя правительство Израиля разрешило перейти на нашу сторону забора трем нелегалам: двум женщинам и подростку. За забором остались 18 мужчин.
Пришлось самому премьер-министру высказать свою точку зрения. «Правительство Израиля, — заявил Нетаниягу, — полно решимости остановить поток нелегалов, и в ближайшее время будут ужесточены меры против компаний и частных лиц, принимающих нелегалов на работу». Аналогично высказался и министр внутренних дел Эли Ишай, заявивший, что его волнуют судьбы израильтян, а не эритрейцев. По словам Ишая, африканские нелегалы опасны для Израиля не меньше, чем иранская атомная бомба. Глава МЕРЕЦа Заава Гальон немедленно назвала заявление Ишая проявлением обсессивной ксенофобии.
Пока политики пикировались друг с другом, а судьи ломали головы, как справиться с юридическим казусом, представители ЦАХАЛа связались со своими египетскими коллегами и в ночь на воскресенье договорились о том, что египтяне примут и обустроят африканцев. В воскресенье 18 эритрейских мужчин покинули лагерь у забора и ушли на египетскую сторону. Как там сложилась их судьба — неизвестно.
Собравшись на второе заседание, судьи БАГАЦа (видимо, облегченно вздохнув) постановили иск организации «Мы — беженцы» отклонить как «излишний». Что решать, если женщины и подросток уже находятся в Израиле, а мужчины — в Египте?
Проблема конкретной группы нелегалов решена, и все участники и зрители инцидента облегченно вздохнули. Однако постановление БАГАЦа вовсе не решает неожиданно возникшую проблему. Что если завтра или через неделю новая группа нелегалов устроится по ту сторону забора и потребует открыть ворота? Опять израильским пограничникам договариваться с египтянами? А потом — опять и опять? И всякий раз в БАГАЦ будут поступать иски правозащитников, и однажды у БАГАЦа не окажется повода отклонить очередной иск, нелегалов придется впустить, и тогда…
Понятно, что проблему нужно решить сейчас — и навсегда. Потратить еще сотню миллионов шекелей и перенести уже построенный забор на пресловутые пять метров? Даже если Израиль решит перенести забор, на это потребуются годы — ведь придется каждый метр границы согласовывать с египетской стороной. А пока — смириться с нарастающим потоком нелегалов из стран Африки?
Или, может, юристы объяснят, наконец, международной общественности, что Израиль имеет суверенное право решать, кого впускать на свою территорию?
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!