СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ….

 Давид Шехтер
 24 июля 2007
 3354
В 40-х годах прошлого века нью-йоркский судья Йона Гольдштейн сделал весьма примечательное заявление: «У американских евреев есть три мира — ди вельт, енэ вельт и руз вельт». В переводе с идиша — «этот мир, будущий мир и мир Рузвельта»
В 40-х годах прошлого века нью-йоркский судья Йона Гольдштейн сделал весьма примечательное заявление: «У американских евреев есть три мира — ди вельт, енэ вельт и руз вельт». В переводе с идиша — «этот мир, будущий мир и мир Рузвельта». Фраза Гольдштейна явилась, по существу, точным отражением отношения американских евреев к внутриполитической борьбе в США — на протяжении XX века они стабильно поддерживали демократическую партию, к которой, как известно, принадлежал Франклин Рузвельт. Эта поддержка никогда не падала ниже 70%. Так, в свое время за Билла Клинтона проголосовали около 80% американских евреев. Следует подчеркнуть, что в среде русскоязычных евреев, эмигрировавших во второй половине прошлого века из СССР-СНГ в США, тенденция была полностью противоположной — они в основном поддерживали республиканцев. Но в сравнении с почти шестью миллионами своих американских собратьев русскоговорящие евреи являются маргинальной группой, все еще не имеющей ни своих политиков, ни крупных жертвователей в кассы обеих партий и, следовательно, не обладающей политическим влиянием. Их менее 200 тысяч человек — именно эту цифру называют специалисты. Поэтому характер голосования русскоязычных американцев попросту не принимался в расчет. Но сегодня ситуация изменилась. Во время последних президентских выборов уже 19% американских евреев проголосовали за кандидата республиканцев. Сейчас поддержка евреями президента Буша еще выше. Поэтому весьма вероятно, что на предстоящих в ноябре выборах мы станем свидетелями отхода от традиционного характера голосования, сложившегося в течение последних ста лет. Республиканцы не без основания рассчитывают получить не менее 30–40% голосов евреев США. Если республиканцам удастся добиться своей цели, то столь серьезное изменение характера электоральных предпочтений американского еврейства станет предметом пристального изучения социологов и политологов. Но меня, как израильтянина, этот вопрос интересует вовсе не теоретически. Оба кандидата в президенты пытаются завоевать голоса еврейских избирателей, разыгрывая в основном израильскую карту. Акцентированная симпатия к еврейскому государству является главным козырем как Буша, так и Керри. Сторонники Буша утверждают: президент доказал не на словах, а на деле, что является верным другом Израиля. В этом смысле он не пошел по стопам своего отца. В отличие от отца, Буш-младший наладил теснейшие связи с Ариэлем Шароном и постоянно оказывает ему существенную поддержку в борьбе с палестинским террором. «У Израиля никогда еще не было такого друга в Белом доме», — считает Фред Зайдман, председатель американского Комитета по увековечению памяти жертв Катастрофы и член правления Ассоциации евреев-республиканцев. Зайдман не одинок, на сторону Буша в последнее время склоняются даже евреи, являвшиеся в прошлом видными представителями демократов. Один из них, бывший мэр Нью-Йорка Эд Коч, в статье, опубликованной в газете «Форвард», написал: «Хотя мой дом все еще дом демократической партии, но сегодня я проголосую за Буша». Демократический кандидат Керри также всячески подчеркивает свое супердружеское отношение к Израилю. На последних встречах с еврейскими избирателями он неоднократно повторял: «Да, Буш был хорош для Израиля, но я буду еще лучше». Этот тезис активно муссируют еврейские сторонники Керри. Так, видный бизнесмен Алан Саломонт, в свое время возглавлявший финансовую комиссию демократической партии, заявил: «Джон Керри — друг Израиля, лучше которого и быть не может». В качестве одного из аргументов в пользу этого довода приводятся результаты генеалогических изысканий, проведенных в Чехии, откуда родом предки Керри. Выяснилось, что у кандидата демократов не просто еврейские корни, а он является потомком знаменитого пражского раввина Магарала, создателя легендарного Голема. Эйр Форман, гендиректор Коалиции евреев-демократов, привлек внимание общественности к тому факту, что администрация Буша назначила на пост специального посланника по вопросам Ирака не кого-нибудь, а бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера. «А ведь Бейкер вовсе не считается человеком, который во многих вопросах поддерживает позиции Израиля», — дипломатично, но весьма недвусмысленно выразился Форман. Этот опытный политический боец считает, что далеко не все потеряно и, правильно работая, демократы смогут сохранить за собой большинство еврейских избирателей. Вместе с тем даже он вынужден признать: «Сегодня евреи, без всякого сомнения, видят Буша совершенно в ином свете, чем на предыдущих выборах. Поэтому нам придется биться буквально за каждый голос». В чем же сила еврейского голоса? Ведь в чисто количественном отношении евреи составляют всего три процента от общего числа избирателей США. Может быть, дело в тех пожертвованиях, которые они вносят в кассы двух крупнейших партий? Безусловно, пожертвования — весьма серьезный фактор, но не главный. Ценность еврейского избирателя заключается главным образом в его политической активности. Евреи готовы не только жертвовать деньги — и немалые! — но и самым деятельным образом участвовать в избирательной кампании. Причем в точном соответствии с еврейским характером они, что называется, идут до конца — организуют митинги и встречи с избирателями, готовят предвыборные материалы и ходят с ними от дома к дому, агитируют знакомых и незнакомых. В нынешней ситуации, когда шансы Буша и Керри оцениваются примерно 50 на 50, даже небольшой перевес может стать решающим. По мнению Джона Зогби, известного специалиста по общественному мнению, почти равные рейтинги двух кандидатов заставят их уделить кардинальное внимание небольшим общественным группам, потому что именно они окажут главное влияние на результаты выборов. Поэтому можно не сомневаться — на протяжении всей избирательной кампании, вне зависимости от действий Израиля, оба кандидата будут попросту изощряться в выражениях своей любви к нему. Президент Буш уже разразился целой серией обещаний во время последнего визита в Вашингтон премьер-министра Шарона. Но насколько можно верить этим обещаниям? Насколько можно полагаться на заверения, сделанные кандидатом в президенты или даже не кем иным, как самим президентом США? Приведу несколько примеров из недавней истории. В 1956 году президент Эйзенхауэр клятвенно заверил премьер-министра Бен-Гуриона, что после вывода израильских войск из Синая и Суэца Америка будет гарантом того, что Египет не закроет Тиранские проливы, по которым в Израиль поступали жизненно важные грузы. В 1967 году Насер закрыл эти проливы. Но когда премьер-министр Эшкол обратился к президенту Джонсону и напомнил ему об американских гарантиях, Джонсон ответил: «Я высокий техасец, но я маленький президент, поскольку у меня есть сенат и конгресс». Заливы остались закрытыми для судов с грузами для Израиля, что в конечном счете привело к Шестидневной войне. В 1970 году другой президент — Никсон — также заверил Израиль, что США являются гарантом вывода и дальнейшего неразмещения в Синае египетских ракет и тяжелой артиллерии. В 1973 году вдоль Суэцкого канала были установлены самые современные на тот момент советские ракеты, придавшие египетскому генштабу уверенность, что они сумеют нейтрализовать израильские ВВС. Одним из результатов этой уверенности стала война Судного дня, и в ее начале советские зенитно-ракетные комплексы серьезно затруднили деятельность израильской авиации. А обещания президента Никсона, увы, так и остались обещаниями... И последний, самый свежий пример. В ходе подготовки к выводу ЦАХАЛа из Ливана премьер-министр Эхуд Барак получил от президента Клинтона заверение, что США компенсируют Израилю расходы по демонтажу военных баз на юге Ливана и строительству новых укреплений на границе. Клинтон назвал конкретную сумму — 800 миллионов долларов. Излишне напоминать, что ни один цент из этой суммы Израиль до сегодняшнего дня так и не увидел. Поэтому не стоит слепо полагаться на заверения о поддержке, которые дают Израилю американские президенты, тем более в ходе избирательной кампании. Однако нельзя не отметить, что вне зависимости от того, кто окажется в Белом доме после ноябрьских выборов, отношение новоизбранного президента США к Израилю вряд ли кардинально изменится по сравнению с тем, которое проявлял в ходе своей каденции президент Буш. Даже если мы поделим все предвыборные уверения на два, все равно можно смело утверждать, что и Буш, и Керри являются друзьями (вот уж не знаю, кто в большей мере) еврейского государства, находящегося сегодня на переднем крае войны иудео-христианской цивилизации с исламским террором.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!