Виртуоз-хулиган Найджел Кеннеди

 Татьяна ЛАРИНА
 23 ноября 2012
 3386

Знаковым событием уходящего года для любителей музыки стал приезд в Москву одного из самых успешных скрипачей Найджела Кеннеди (Nigel Kennedy). Интерес меломанов подогревал и тот факт, что знаменитый музыкант приехал в Москву впервые и дал всего один концерт в Большом зале Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Поэтому не удивительно, что билеты, поступившие в продажу в самом конце лета, были раскуплены буквально за несколько дней…  

Знаковым событием уходящего года для любителей музыки стал приезд в Москву одного из самых успешных скрипачей Найджела Кеннеди (Nigel Kennedy). Интерес меломанов подогревал и тот факт, что знаменитый музыкант приехал в Москву впервые и дал всего один концерт в Большом зале Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Поэтому не удивительно, что билеты, поступившие в продажу в самом конце лета, были раскуплены буквально за несколько дней.
Но самое удивительное случилось в ночь накануне выступления Найджела в Москве: он стал гостем музыканта и продюсера Игоря Сандлера, который принимал Кеннеди в своем Общественно-культурном центре на Чистых прудах. К слову, той же ночью в музыкальном центре побывали корреспонденты многих ведущих телеканалов России, чтобы взять интервью у Найджела Кеннеди. И конечно, он дал эксклюзивное интервью Игорю Борисовичу.
Но сначала — несколько слов о знаменитом скрипаче.

«Времена года» Вивальди — шедевр на все времена!
«Появление Найджела Кеннеди на скрипичном небосклоне мирового искусства в 1970-е произвело сенсацию, — говорит ведущий рубрики “Записки меломана” в журнале “Алеф” Яков Коваленский. — Это было подобно вспышке на солнце. В один момент он стал известен и любим миллионами слушателей. Кеннеди родился в декабре 1956 года в английском графстве Западный Сассекс. С семи лет в школе Иегуди Менухина занимался с самим Менухиным и уже тогда привлек внимание прессы и слушателей. В 16 лет поступил в Танглвудскую школу в США, а затем три года учился в Джульярдской школе у известного скрипичного педагога Дороти ДеЛэй. Карьера молодого скрипача была стремительной: он играл с лучшими дирижерами и оркестрами мира, записал много первоклассной музыки. Некоторые его записи просто изумительны — концерт Бетховена с Теннштедтом, сочинения Шуберта, Мендельсона, Уолтона (скрипичный и альтовые концерты) с Превином и Рэттлом, концерт Элгара снова с Рэттлом и многое другое. Им восхищались, его любили, и залы, где он выступал, всегда были полны. Кеннеди играл также джаз с лучшими джазистами, например, с великим Грапелли. При этом внешне он выглядел, как бродячий панк-музыкант. Все это привлекало на его концерты молодежь».

Имя Найджела Кеннеди стало всемирно известным после выхода в 1989 году его пластинки «Времена года» Антонио Вивальди (Antonio Vivaldi The Four Seasons) в сопровождении Английского камерного оркестра (English Chamber Orchestra). Пластинка записывалась довольно долго — около полугода. Кеннеди не только играл, но и дирижировал. Альбом шесть месяцев находился на вершине «классического топа» Великобритании, было распродано более двух миллионов дисков. Он попал в Книгу рекордов Гиннесса как самое продаваемое классическое произведение всех времен. Каждая последующая работа скрипача оказывалась все более новаторской — будь то сборник импровизаций по мотивам композиций рок-гитариста Джимми Хендрикса, джазовый релиз или работа с польским клезмер-трио Kroke.

Из интервью Игоря Сандлера с Найджелом Кеннеди
Игорь: – Ты впервые в России?
Найджел Кеннеди: – Да, впервые, и мне очень нравится здесь. У меня много русских друзей в Лондоне и Нью-Йорке. Поэтому мне кажется, что я уже был здесь раньше.
И.: – Давай поговорим о музыке и музыкантах. Как ты думаешь, кем является Джимми Хендрикс в классической музыке?
Н.: – Думаю, он близок к таким композиторам, как Ференц Лист или Шопен. Хотя Шопен был немного скучной персоной. А Ференц Лист — очень интересный музыкант.
И.: – Так он ближе к Джимми Хендриксу?
Н.: – Да, ближе. Ференц Лист вывел фортепьяно на качественно новый уровень. У музыканта была такая харизма, которая привлекала любителей музыки. И эта черта Ференца Листа, на мой взгляд, весьма знаковая.
И.: – Какую музыку ты предпочитаешь слушать?
Н.: – Я люблю музыку 1970-х годов. Думаю, это было лучшее десятилетие для музыкальной культуры. В то время были Led Zeppelin, Beatles, джазовые композиции того времени были интересными. Прекрасная музыка от Miles Davis и джаз-рок просто великолепны. Это было благодатное время для всякого рода креатива в музыке — создания чего-то нового и необычного. Слушая музыку 1970-х годов, я нахожу новые интересные идеи для своего творчества.
И.: – Найджел, а кто из классических русских композиторов тебе нравится больше всего? Чайковский, Шостакович или, может, Рахманинов?
Н.: – Среди этих одаренных композиторов мне больше всего нравится Рахманинов. Мое исполнение по сравнению с его — вообще ничто. Жаль, что его уже нет, и я не могу сыграть с ним вместе. Но я готов играть его концерт для скрипки с оркестром целый день. У меня есть пластинки с записями фортепьянных произведений Рахманинова.
И.: – А Шостакович? Скрябин?
Н.: – Обожаю Скрябина, люблю этого сумасшедшего человека. Еще мне нравится Прокофьев за его особую манеру исполнения. А Стравинский вывел оркестровые произведения на особый, своего рода первобытный уровень. В его интерпретациях музыкальные инструменты звучат изощренно, как животные.
И.: – Как ты думаешь, есть ли что-то общее у Рахманинова и Джеффа Бека?
Н.: – Знаешь, Джефф Бек обожает классический оркестр. Он знает, как сделать произведение более ярким. Джефф Бек и Рахманинов привносили в свои произведения и торжественность, и благозвучие. У Джеффа в композициях все стоит на своих местах, и у Рахманинова тоже. Это своего рода судьба, которая отражена в сложной последовательности звуков. У Джеффа тоже есть такая необычная манера. Другими словами, они отличаются от других музыкантов своим сумасшествием. А с другой стороны, кем бы мы были без этого сумасшествия?..

Бах — в рубашке  и жилетке. 
А джаз — в майке футбольного клуба

Обладатель старинной скрипки Джузеппе Гварнери, созданной в 1736 году, Кеннеди известен своей любовью к неформальному стилю в исполнении и одежде. Первое отделение своего единственного концерта в Москве, под стать барочной музыке Баха, Кеннеди отыграл в рубашке и жилете, отдаленно напоминающих наряды кавалеров галантного века. Во второй, джазовой части концерта музыкант появился в футболках своего любимого клуба — Aston Villa (красно-синие полосы), а на спине у Найджела, сменившего инструмент Гварнери на электроскрипку, красовалась цифра 11. Футболки с символикой своей любимой команды Найджел Кеннеди заставил надеть и своих музыкантов — басиста, саксофониста, пианиста и ударника.
А теперь — немного о самом концерте Найджела Кеннеди в Москве. Британский скрипач-виртуоз приехал в Москву со своим квартетом, состоящим из польских музыкантов джазовой сцены. В первом отделении музыканты исполнили Сонату для скрипки соло № 2 ре минор Баха, а второе отделение было посвящено произведениям американского джазмена Фэтса Уоллера в аранжировке Кеннеди. Во время концерта Кеннеди успевал не только импровизировать, но и шутить, и беседовать с залом не хуже рок-звезд, и даже заигрывать с одной из зрительниц в первом ряду. Закончил музыкант свое выступление «Чардашем» Витторио Монти, превратив концерт в шуточное шоу. А когда зрители уже готовы были наградить его последней овацией, Кеннеди напомнил об ирландском происхождении своей фамилии и исполнил лирическую ирландскую мелодию.
Мнения об этом концерте были самыми разными, порой противоречивыми. Нашлись и такие, кому не понравилась экстравагантная одежда Найджела Кеннеди. Но большинство было в восторге — и от концерта, и от необычной манеры поведения музыканта. А кем бы он был без этого сумасшествия?..
 

Ведущая рубрики Татьяна ЛАРИНА, Россия
Использованы материалы новостных интернет-сайтов

Фото: Валерий Кучеренко



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!