Давайте говорить друг другу комплименты

 Яков Шехтер
 21 июня 2013
 2031

Однажды к покойному раввину Мордехаю-Элиягу* — да будет благословенна память праведника — пришла супружеская пара. Женщина была настроена весьма решительно. Ее лицо пылало от гнева. – Я хочу развестись с этим человеком. Пусть уважаемый раввин даст нам направление в суд. – А вы на это что скажете? — спросил супруга рав Мордехай-Элиягу. – Я просто не понимаю, что происходит, — ответил тот, недоуменно пожимая плечами. — Все у нас в порядке, семья как семья. Дети, квартира, заботы. Шло и шло, как у всех, и вдруг мою жену точно муха какая-то укусила.

– Объясните, пожалуйста, в чем причина вашего нежелания жить с мужем, — обратился раввин к разгневанной супруге. 
– Он меня не уважает. А жить с человеком, который тебя не уважает, невозможно. Я долго терпела, но и моему терпению пришел конец.
– В чем же выражается это неуважение? — мягко спросил раввин.
Женщина на секунду замялась, а затем, не глядя на мужа, пустилась в объяснения. Она говорила и говорила, и говорила, с каждой фразой повышая тон:
– В субботу вечером, вернувшись из синагоги, этот человек читает вслух торжественный гимн «Эшет Хаиль». Петь он не умеет, ладно, я давно ему простила этот недостаток, но хоть читает с выражением. Уважаемый раввин знает, что гимн рассказывает о праведной жене, все свое время посвящающей семейным заботам и хлопотам по дому. Я не покладая рук работаю с утра до вечера, отвожу и привожу детей в садики и школу, по дороге покупаю продукты, стряпаю, мою грязную посуду, убираю по дому, меняю грязные пеленки у младших, проверяю уроки у старших, в общем — кручусь день-деньской как белка в колесе. И что мне уже от него нужно?
Она посмотрела на мужа, и ее лицо раскраснелось от обиды.
– Пока он сидит себе в синагоге и учит Тору, я… так вот я… — голос женщины прервался, ее душили слезы. Она прокашлялась и, взяв себя в руки, продолжила:
– Так вот, я уже сколько лет жду, чтобы он во время чтения этого гимна посмотрел на меня. Да, на меня, которая бросила к его ногам всю свою жизнь! Минимальная благодарность, толика внимания, вот чего я от него жду! И как вы думаете, на кого он смотрит, когда читает «Эшет Хаиль»? На свою мамочку, мою уважаемую свекровь!
После смерти своего мужа, моего свекра, она живет вместе с нами, и этот бессердечный человек, этот лживый праведник каждую субботу становится напротив своей мамочки и читает ей, понимаете, ей, а не мне, этот гимн! Кто в силах такое вытерпеть? Никто! А я терпела, и терпела много лет! Нет, про свою свекровь я не могу сказать ничего дурного, она действительно очень достойная женщина. Пока у нее был муж, покойный отец моего супруга, он и читал ей этот гимн. А я хочу слышать слова благодарности от своего мужа! Этот бездушный человек не желает понимать моих намеков, моих красноречивых взглядов и вздохов. Он хочет, чтобы ему все сказали прямо. Так вот, я прямо и говорю: можешь теперь жить со своей мамочкой, и пусть она тебе готовит, стирает, убирает и выслушивает жалобы на жизнь.
– Почему вы так поступаете? — спросил у мужа раввин, после того как обиженная супруга завершила свою тираду.
– Есть заповедь почитания отца и матери, — ответил муж. — У моей мамы, кроме меня, никого нет. Вся ее семья погибла в Варшавском гетто, а я единственный ребенок. Она очень горюет после смерти моего отца, и чтобы ее утешить, я читаю этот гимн, обращаясь к ней. Неужели это так сложно понять, — повернулся он к супруге. — Разве тебе не жаль старую одинокую женщину? Из-за такой ерунды ты завела весь этот сыр-бор?
– Старая одинокая женщина?! — возмущенно вскричала супруга. — Да знаешь ли ты…
– Мне необходимо обдумать вашу ситуацию, — прервал ее раввин. — Посидите, пожалуйста, в приемной. Я открою кое-какие книги, приму решение и позову вас.
Минут через сорок секретарь пригласил мужа к раввину.
– А как же я? — удивилась женщина.
– Раввин пригласил только вашего мужа, — вежливо, но твердо ответил секретарь.
– Вот что, — сказал раввин Мордехай-Элиягу, когда муж вошел в кабинет. — С этой субботы вы будете читать гимн, стоя напротив жены, но подразумевать при этом вашу маму.
– И она успокоится? — недоверчиво спросил муж.
– Будем рассчитывать на лучшее.
Через три месяца муж снова оказался в кабинете у рава Мордехая-Элиягу.
– Что теперь? — спросил тот, поднимая глаза от книги.
– Э-э-э, — смущенно протянул муж, — уважаемый раввин велел мне читать субботний гимн жене, но иметь в виду маму.
– Да, — подтвердил раввин.
– А нельзя ли указывать на жену и иметь в виду именно ее?
Вот, собственно, и вся история. Давайте попробуем разобраться, что же произошло между супругами. Для этого нужно привести пример из книги о злословии, написанной великим праведником Хафец Хаимом.
– Когда Реувен передает Шимону дурные слухи о Нафтали, страдают все трое.
И непонятно, как такое может быть?! Предположим, Реувен вредит себе своим же злословием. Шимон, который выслушивает сплетню и не прерывает собеседника, тоже может пострадать. Но при чем здесь Нафтали? Он-то каким образом замешан?
В каждом человеке борются противоположные силы. Очень условно, ради простоты изложения, можно назвать их силами добра и зла. Когда мы говорим о ком-то дурное, мы усиливаем и в нем и в себе силы зла. И наоборот, говоря о ближнем хорошее, мы тем самым не только улучшаем его, но и положительно влияем на состояние собственной души. Слова Шимона не пустой звук. У слова в нашем мире есть влияние, на духовном уровне оно достигает души Нафтали и меняет баланс сил. Зло укрепляется, и Нафтали, понятия не имеющий о разговоре Шимона с Реувеном, становится хуже.
Муж попросту не замечал усилий своей жены. Такое часто случается в семейной жизни. Когда он стал читать ей субботний гимн, даже имея в виду другого человека, этот поступок усилил в нем самом силы добра, и его глаза открылись. На что и рассчитывал раввин.
Из этой на первый взгляд весьма незамысловатой истории можно вывести важное жизненное правило. Хорошо думая о других людях, говоря им комплименты, помогая им, мы в первую очередь делаем доброе дело самим себе. Мы сами становимся лучше. Отсюда получается, что произносить комплименты — очень полезное занятие. Стоит поупражняться!
Яков ШЕХТЕР, Израиль

Примечания редакции:
* Душа раввина Мордехая-Элиягу оставила наш мир 7 июня 2010 года. В этот день сотни тысяч его учеников отмечают йорцайт – годовщину смерти наставника. Раввин с уважением и приязнью относился к Седьмому Любавичскому Ребе Менахем-Мендлу Шнеерсону, которого неоднократно посещал в Бруклине (Нью-Йорк). Кроме того, р. Мордехай-Элиягу способствовал распространению рекомендаций Ребе и участвовал в его исследованиях, посвященных Рамбаму (Маймониду).
** На фото – семья Гошен посланника Любавичского Ребе, г. Херсон (Украина). Фото с сайта: www.jewishwoman.ru



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!