Месяц раскаяния

 Яков Шехтер
 5 августа 2013
 1687

Еврейский месяц элул, предшествующий осенним праздникам, принято называть месяцем раскаяния. Так уж повелось, что перед Судным днем, когда Всевышний проверяет поступки своего народа за прошедший год, принято пересматривать дела, перетряхивать грехи, искать способы обновления. Казалось бы, путь довольно отчетливый: вспомни, проанализируй, пойми, как больше не повторить. Но не все так просто.

Ребе Хаим из Цанз женил своего первенца на дочери ребе Элиэзера, сына ребе Элимелеха из Лиженска. Наутро после свадьбы ребе Хаим пришел к новоявленному родственнику.

– Нужно поговорить, — ребе Хаим был хмур и грустен. Его лицо совсем не напоминало лицо счастливого отца после свадьбы старшего сына.

– Теперь мы близкие родственники, — сказал он ребе Элиэзеру, когда они остались наедине. — И я могу рассказать то, о чем не мог заговорить ни вчера, ни позавчера.

Ребе Хаим тяжело вздохнул.

– Вот ведь как получается, любезный мой реб Элиэзер. Волосы мои побелели, окружающие считают меня большим праведником и мудрецом. Но я… ох, я еще ни разу не совершил полного раскаяния. Может быть, вы подскажете мне дорогу? Ведь ваш отец, ребе Элимелех, был учителем целого поколения.

Реб Элиэзер помолчал несколько минут, внимательно разглядывая родственника.

– Вот что, дорогой реб Хаим, — сказал он, глядя прямо в глаза собеседнику. — Вы бы поменьше думали о себе и своих проблемах и больше обращали внимания на мир.

На этом история заканчивается. Прямо скажем — странная история, и чтобы ее понять, необходимо рассказать еще одну.

 

В субботу перед Судным днем ребе Ицхок-Меир Альтер, первый Гурский Ребе, произносил в синагоге проповедь. Она так поразила слушателей, что ее записали и передают до сих пор, с некоторым оттенком недоумения. Дело в том, что Гурский Ребе полностью перевернул понятие раскаяния.

– Принято говорить, — начал Ребе, — что в месяце элул нужно вспомнить свои дурные поступки, слова, мысли, хорошенько их проанализировать, дабы понять, откуда они взялись и как их избежать в следующем году. А я говорю вам: не делайте этого! Есть у нас прямое указание от Баал Шем Това: человек находится там, где пребывают его мысли. Неужели вы думаете, что на небесах испытывают радость оттого, что еврей целый месяц копается в мусоре?! Из мусора не выйдет ничего хорошего, он так и останется мусором.

Так что же делать? Как раскаяться в месяц элул? Царь Давид дает нам ответ. Написано в Псалмах: отдались от зла и твори добро. Под «отдались от зла» наши мудрецы подразумевают «запрещающие» заповеди. Это верно, но, кроме того, царь Давид имел в виду и все дурные поступки, все зло, совершенное человеком. Его нужно забыть, вычеркнуть из своей памяти. Перестать думать о плохом, перестать ворошить воспоминания, прекратить снова и снова возвращаться к сладким мгновениям греха. Вместо анализа грехов творите добро. Перекройте каждый дурной поступок хорошим. Пусть месяц элул будет до предела заполнен хорошими делами. Это куда лучше, чем размышления о грехах.

 

Теперь можно понять, что хотел сказать ребе Элиэзер ребе Хаиму. Он видел перед собой мудреца, умудренного жизнью человека, вне всякого сомнения, большого праведника. Конечно, в каждом из живущих на земле можно отыскать какое-нибудь прегрешение. Но у ребе Хаима они были ничтожны, а энергия и жизненные силы, которые он тратил на самоанализ, не шли ни в какое сравнение с величиной этих грехов. Поэтому ребе Элиэзер и посоветовал направить силы и время на улучшение мира.

В элул принято просить прощение у тех, кого ты обидел. Но бывает так, что просьба о прощении воспринимается как признание неправоты.

– Ага, — говорит «обиженный», — ты просишь у меня прощения. Значит, тем самым ты признаешь, что в нашем споре ты занял неверную позицию.

И довольный, сияющий, он гордо задирает нос и начинает посматривать на просителя свысока. И это действует на него хуже, чем предыдущая обида. Многие люди именно по этой причине не хотят просить прощения. Понять их можно. Но стоит всегда помнить и о другой стороне поступка.

Да, просящий прощение склоняет голову. Да, тот, к кому обращена просьба, чувствует себя победителем. Ну и что? Пусть чувствует! Нам неизвестна подлинная цена наших поступков. Возможно, на весах вечности удовольствие, которое мы доставляем другому человеку своим извинением, окажется самым главным поступком нашей жизни!

Ах, это выглядит нелепо и звучит смешно! Ведь мы столько совершаем полезных и правильных дел, куда до них какой-то просьбе о прощении!

Не мы управляем миром, не мы взвешиваем поступки, не мы определяем их подлинную цену. И если Тот, кто занимается всеми этими делами, в Судный день велит нам просить прощения у других людей в месяце элул, стоит прислушаться к Его совету.

Яков ШЕХТЕР, Израиль

В оформлении статьи использована репродукция картины 

Эдуарда Гуревича



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!