Прогулки по «русскому» Талмуду

 Михаил Горелик
 5 августа 2013
 1778
Начав говорить о женщинах, трудно остановиться. В прошлый раз я рассказывал об одной замечательной еврейской женщине — жене Абы Хилкия. Теперь расскажу о женщине нееврейской и тоже замечательной: со здравым смыслом и добрым сердцем. В трактате Таанит она соседка безымянной жены Абы Хилкия. Соседка не по месту жительства, а по месту в тексте. Звали ее Ифра Гурмиз, и она была матерью вавилонского царя.  

Маргиналия (то бишь реплика на полях) рава Адина Штейнзальца: «Ифра Гурмиз — мать вавилонского царя Шабура Второго (309–379). Из-за того, что царь Шабур вступил на трон еще в детском возрасте, она имела на него сильное влияние в течение многих лет. Ифра Гурмиз упоминается в Талмуде как женщина, любящая евреев и еврейских мудрецов. Кроме того, она занималась благотворительностью, в частности, давала деньги нескольким мудрецам для того, чтобы те, по своему усмотрению, раздавали их бедным».

Как-то раз Ифра Гурмиз сказала своему сыну: «Не связывайся ты с этими евреями, ибо все, что они просят у своего Господина, дает им».

Вот интересно, по какому поводу она это ему сказала, что ее побудило? Как царь Шабур хотел с евреями связаться? В тексте не объясняется, но специалисты наверняка знают. Или все-таки не знают?

На мой взгляд, у нее было о евреях комплиментарное, завышенное представление. В общем и целом Господь дает, конечно, но только не всем, не всегда и не все, что просят. В Талмуде об этом есть масса историй. Но Ифра Гурмиз сказала то, что сказала.

Что-то близкое говорила Зереш своему мужу — успешному (до поры до времени) персидскому премьеру Аману: не связывайся с евреями — потом костей не соберешь. И действительно — не собрал. Зереш была настоящая змея, но с головой у нее, в отличие от ее самоупоенного мужа, все было в порядке.

Но это реплика в сторону. Царь, человек с большим интеллектуальным любопытством, заинтересовался: значит, так вот все и дает? А нельзя ли, говорит, поконкретней?

Царская мама ему отвечает: ну почему нельзя — можно. Попросят дождя — дождь идет.

Он ей говорит: «Ну, так это смотря когда просить — ежели в сезон дождей, так это, пожалуйста, каждый может, я тоже могу. Давай-ка поэкспериментируем летом». Вот что значит научный склад ума. А надо сказать, хотя это все и так знают: что в Стране Израиля, что в Вавилонии летом дождей — ноль.

Это такой пролог в царском дворце — не сказка, а только присказка. А сказка, она впереди, я ее сейчас расскажу.

Ифра Гурмиз посылает за Равой: дескать, не посрами еврейскую репутацию — «соберись с духом и помолись о том, чтобы пошел дождь». И личный интерес тоже: тонкий, невещественный, но имеется — женщина с самолюбием, она ж на него поставила, тут на кону не только еврейская репутация, не только репутация Равы, но и ее царственное слово, авторитет великой матери. Давай, Рава, собирайся с духом, не подведи.

Рава — вавилонский мудрец, из самых выдающихся. И в молитве силен.

Легко сказать: «не подведи». Когда власть не любит — плохо, но когда любит — тоже плохо. Минуй нас, Б-же, пуще всех оказий и царский гнев, и царская любовь.

Рава собирается с духом, молится — нет результата: на небе ни облачка, сушь. Рава предпринимает еще одну попытку: «Владыка мира! Б-же, ушами своими слышали мы, отцы наши рассказали нам о деле, которое соделал Ты в дни древние. А мы не видим глазами нашими».

Тут Б-г услышал, и глаза увидели. «Пошел дождь да такой, что поток из водостоков Ципории докатился до Тигра». Ципория — это ж Галилея. Где Галилея и где Тигр?

Рава подтвердил еврейскую репутацию. И свою личную. Мать царя подтвердила свою мудрость. Царь экспериментальным путем убедился: евреи — сила, и лучше с ними не связываться, разве что когда есть нужда в дожде.

Михаил ГОРЕЛИК, Россия

Иллюстрация: 

Аман из Мегилат Эстер. XVII век



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!