Метаморфозы истории

 Яков Шехтер
 22 августа 2013
 1970

У провидца из Люблина был сын Йоселе. Когда провидец умер, часть хасидов выбрала его своим ребе. От имени Йоселе передают следующую историю. Ребе рассказал ее в субботу «Нецавим», последнюю субботу года перед Рош га-Шана.

Жил в Люблине очень богатый еврей. И были у него большой дом, полный всякого добра, глубокий погреб, уставленный бочками кошерного вина, слуги и служанки. Как-то раз пришел к еврею по какому-то делу важный раввин. Хозяин пригласил гостя в лучшую комнату своего дома, усадил за стол, велел подать закуски, а потом подозвал самого поверенного слугу и сказал:

– Янкл, спустись быстрее в погреб, справа от лестницы в третьем ряду пятая бочка, набери бутылку лучшего вина и принеси ее гостю.

Янкл помчался исполнять приказ хозяина. Да вот беда, в погреб вела винтовая лестница, пока он по ней спускался, в голове все перепуталось. То ли слева от лестницы нужно искать, то ли справа. Третий ряд пятая бочка или пятый ряд третья?

«Ага, — вспомнил Янкл, — неделю назад хозяин принимал важного гостя и тоже угощал его лучшим вином. Мне досталось допить полстаканчика, и вкус я хорошо запомнил. А что если искать бочку по этому вкусу? Пробовать буду по чуть-чуть, по капельке, чтобы не опьянеть».

Начал Янкл пробовать и очень быстро позабыл, для чего он спустился в подвал и в чем цель его затянувшейся дегустации. Он все пробовал и пробовал в поисках лучшего вина и никак не мог определить.

Хозяину надоело ждать, он извинился перед гостем и отправился на поиски Янкла. Спустившись по лестнице, он застал весьма живописную картину. Из плохо закрытых кранов капало вино, а посреди погреба сидел на полу пьяный Янкл и бессмысленно улыбался. Увидев хозяина, слуга оживился.

– О! — вскричал Янкл, делая попытку подняться. — Как хорошо, что ты пришел. Я давно хотел тебе сказать: семья у меня выросла, расходов прибавилось, а жалованье все то же. Почему бы тебе не дать мне прибавку?

– Ну? — тут ребе Йоселе оглядел своих хасидов. — Как вы думаете, такому слуге увеличат жалованье? А ведь мы, приходящие на молитву в Рош га-Шана, ведем себя очень похоже. В этот день — длинный день, состоящий из двух суток, — Всевышний близок к каждому еврею. Образно говоря, Он лично спускается в подвал нашего мира и внимательно рассматривает тот беспорядок, который мы в нем учинили.

И что же мы делаем, валяющиеся на полу в грязи собственных прегрешений? Пользуемся тем, что Хозяин рядом, и тут же начинаем просить о заработке, здоровье, воспитании детей. Как вы думаете, мы заслуживаем прибавки?

Нет, эту историю нужно переделать. Пусть звучит так.

Спустившись по ступенькам, хозяин увидел пьяного Янкла, сидевшего с бессмысленным лицом в луже вина. При виде хозяина слуга протрезвел, вскочил на ноги и рассыпался в извинениях.

– Я хотел как лучше, — искренне сокрушался он. — Хотел как можно точнее выполнить ваше приказание. И вот что получилось…

Янкл сокрушено вздыхал, тяжко бил себя кулаком в грудь и в завершение своей речи горько расплакался.

– Ну ладно, — сжалился хозяин. — Так и быть, прощу тебя. Только наведи тут порядок и скорей принеси вино из пятой бочки в третьем ряду.

– Звучит неплохо, — закончил исправление истории ребе Йоселе. — Только вот незадача: мудрецы, составившие для нас молитвы на Рош га-Шана, не включили в порядок просьбы о прощении. Покаянные молитвы «Слихот» произносят до и после Рош га-Шана, в Йом Кипур просят прощения и раскаиваются, но в толстенном молитвеннике для двух дней Рош га-Шана нет даже намека на мольбы о прощении.

Значит, — ребе Йоселе поднял указательный палец, и все хасиды уставились на него, словно на волшебную палочку фокусника, — значит, — повторил Ребе, опуская руку, — необходимо снова переделать рассказ. Пусть звучит следующим образом.

Хозяин уже начал терять терпение, дожидаясь нерадивого слуги, как в дверь постучали. Спустя несколько минут секретарь доложил: прибыл обоз с давно ожидаемым товаром. Но — беда! — собирается дождь, и нужно как можно быстрее перенести мешки и кули на склад.

Хозяин попросил секретаря собрать всех работников и начать разгрузку, а сам, извинившись перед гостем, поспешил за Янклом. Спустившись в погреб, он увидел уже описанную картину. 

– Послушай, — сказал хозяин. — В другое время я бы сильно на тебя рассердился. Но сейчас у меня на это нет времени. Быстро отправляйся наверх и помоги разгрузить телеги. Кажется, дождь собирается и может изрядно подпортить товар.

Янкл, не говоря ни слова, поднялся из винной лужи, закрыл капающие краны и поспешил из погреба. Он таскал, подносил, поднимал, нагружал, подставлял плечо, словом, старался во всю мочь. И его усилия не прошли незамеченными. Когда первые капли ливня гвоздиками заколотили по железной крыше дома и мокрые от пота слуги ввалились без рук и ног в прихожую, их встретил хозяин.

– Молодцы, — похвалил он. — Славно потрудились. Особенно Янкл. Правда, перед этим он малость напроказничал в погребе (Янкл виновато опустил голову). Но зато потом так работал, что я полностью снимаю с него всякую вину и в знак благодарности за усердие и в качестве примера остальным повышаю ему на треть жалованье.

– Так и мы, — завершил свой рассказ ребе Йоселе. — В Рош га-Шана не нужно просить, не нужно плакать, не нужно извиняться. Все, что требуется от еврея, — открыть молитвенник и как можно тщательнее выполнить тяжелую работу двухдневной молитвы. И тогда высший, милостивый Хозяин всего сущего сам решит, как отблагодарить своих верных слуг наилучшим образом.

Яков ШЕХТЕР, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!