ДОКТОР БРАНД УВАЖАЕТ СУББОТУ

 Матвей Гейзер
 24 июля 2007
 5151
В выходной день утром сотни тысяч россиян вызывают на дом врача. Они включают телевизор — и на экране появляется доктор Бранд со своей программой «Без рецепта». Каков доктор Бранд не только без рецепта, но и без телевизора, вы узнаете из эксклюзивного материала корреспондента «Алефа»
В выходной день утром сотни тысяч россиян вызывают на дом врача. Они включают телевизор — и на экране появляется доктор Бранд со своей программой «Без рецепта». Каков доктор Бранд не только без рецепта, но и без телевизора, вы узнаете из эксклюзивного материала корреспондента «Алефа». Разведчик на чужой территории До начала своей медицинской карьеры Яков Бранд побывал абитуриентом ВГИКа. Правда, недолго. На приемных экзаменах он с треском провалился. «Здравствуйце!» — сказал коренной одессит. И услышал в ответ: «До свидания!» В родной Одессе его театральным образованием занимался руководитель студии Дома железнодорожников по фамилии Рыбченко. Очевидно, подготовка будущей телезвезды — а в студии он был кукловодом — оказалась недостаточной для главного кинематографического вуза страны. Зато недюжинные актерские способности пригодились юному Яше в заводском пионерском лагере под Одессой. На заводе работал его дядя. Чтобы племянника приняли в дружный лагерный отряд, ему пришлось стать Леней Лушером — так звали дядиного сына. И он так вжился в образ этого самого Лушера, что не отзывался на свое настоящее имя. Чтобы не выдать себя в течение двух месяцев пионерского лета, будущий доктор Бранд представлял себе, что он разведчик на чужой территории. И так продолжалось в течение пяти школьных лет. Пять лет — и ни одного провала! Эти ухищрения были нужны, чтобы получить бесплатную путевку в лагерь. Родители Якова были врачами, а врачи, как известно, и тогда не получали достойной зарплаты. Зато родители Якова Бранда имели достаточно редкую фамилию. Возможно, предки обаятельного доктора «из телевизора» жили когда-то в Германии. Яков Бениаминович хотел бы найти однофамильцев и создать «Общество Брандов». Такие мысли посещают известного врача-телеведущего сегодня, а в юности с своей полунемецкой и полуеврейской фамилией Бранд не мог поступить в Одесский мединститут. Политика партии была направлена на создание коренных национальных кадров, в вузы охотно принимали людей из окрестных деревень и сел с украинскими фамилиями, а не русских, армян, грузин, евреев и так далее. Поэтому начать медицинское образование пришлось с Кемеровского мединститута, а продолжить в Одессе. Можно только подивиться нашей еврейской изворотливости: чтобы попасть в пионерский лагерь, пришлось из Яши Бранда стать Лешей Лушером, а чтобы стать врачом, понадобилось совершить путешествие из Одессы в Кемерово и обратно. Выбор медицинской профессии был неслучаен — Яков пошел по стопам родителей. Да и склонность к тележурналистике доктору Бранду передалась по наследству. Отец, к сожалению, уже покойный, в молодости, до получения медицинского образования, окончил еврейский журналистский техникум в Харькове и был одним из главных специалистов в Советском Союзе по идишу — к нему приезжали консультироваться из разных городов. Он остался верен языку наших бабушек и дедушек и до последних дней писал в газету «Биробиджанер штерн». Но сам Яков Бениаминович знает на идише всего несколько фраз, его больше интересует иврит. «Идиш мне не очень нравится — в нем много от немецкого, и моя генетическая память противится этому», — говорит доктор Бранд. Отец Якова и сам не стремился научить сына идишу, полагал, что в советской действительности мамэ лошн вряд ли ему понадобится. Зато, невзирая на полукочевую жизнь по военным городкам, Бениамин Бранд потратил немало сил, чтобы его сын овладел русским языком. В пятом-шестом классах у Яши были двойки по этому предмету. Впрочем, отца это волновало гораздо больше, чем сына. Наверное, поэтому в течение нескольких лет, с седьмого по десятый класс, отец чуть ли не каждый день писал с Яшей диктанты. Много внимания сыну уделяла и мама. «Не ошибусь, если скажу, что я вырос в хирургическом отделении, — признается Яков Бранд. — С трех лет мама брала меня с собой на работу — не с кем было оставить дома. Я до сих пор уверен, что расти в хирургическом отделении не менее романтично, чем за кулисами театра или на съемочной площадке. Мамины больные очень любили меня, они учили меня не только грамоте, но и игре на гитаре». Сталин в полный рост В НИИ Склифосовского в кабинете доктора Бранда много фотографий — политических деятелей, актеров. И среди них — портрет Сталина в полный рост, в шинели. Под ним — известный лозунг: «Кадры решают все». Оказывается, доктор Бранд неравнодушен к Сталину, даже хочет написать о нем сценарий или книгу. И это несмотря на то, что дед Якова Бениаминовича, ткач, родом из Польши, в 1927 году бежал в страну «восходящего солнца социализма», в 1937 году был репрессирован и спустя шесть лет погиб в сталинских застенках. «Меня интересует личность Сталина, — говорит доктор Бранд. — Да, он был злодей и маньяк. Но этот человек держал в руках весь мир. И никто не попытался понять, как он смог этого достичь. Все, что я читаю о нем, делится на две категории: первая — это светоч всех времен и народов, вторая — это такая сволочь, такой гад, какого мир еще не видел. А я не могу уйти от мысли, что этот неказистый, невысокого роста грузин был человеком гениальным, а по сути — всемирным диктатором». Многое кажется Якову Бранду загадочным в жизни «отца всех времен и народов». И то, что он родился примерно одновременно с Адольфом Гитлером, но тот был мелкой сошкой по сравнению с ним. И то, как Сталин сумел построить политику, государство и индустрию. Однако самое загадочное — как ему удалось заставить православный народ истреблять свои святыни? Все это хотел бы понять доктор Бранд. Как общество «Память» возвращает память евреям Евреи постоянно мигрируют: кто в Израиль, кто в США, кто в Германию. Но доктору Бранду удалось избежать «отъездной» эпидемии. И немалую роль в его решении остаться в России сыграла общение с такими медицинскими светилами, как Ренат Акчурин, Евгений Чазов, Михаил Перельман, Борис Петровский и знаменитый Майкл Дебейки из Бостона. Но перемены места жительства в жизни Якова Бениаминовича все же случались. К примеру, из Одессы он попал в Москву, как он сам говорит, «обычным путем» — женившись на москвичке. В столице он начал работать врачом в 51-й больнице, в отделении экстренной микрохирургии под руководством профессора Акчурина, который стал его Учителем. В Одессу доктор Бранд наведывается нечасто — говорит, нет повода. Отца похоронил в Москве, и теперь, по еврейской традиции, бывает на его могиле два раза в год — в день смерти и в день рождения. «Так принято у евреев — мужчины не могут посещать кладбище чаще». А еще доктор Бранд с почтением относится к Субботе: в шабат не бреется и не водит машину. Три года назад он перестал есть свинину. И для здоровья не вредно, и как бы кашрут соблюдает. Вот так постепенно евреи становятся евреями. Как это ни парадоксально, вернуться к своим корням Якову Бениаминовичу в какой-то степени «поспособствовала» организация «Память», известная своей антисемитской направленностью. Телетерапия по Бранду Доктор, который раздает рецепты здоровья миллионной аудитории телезрителей, сам, увы, не свободен от вредных привычек. Свою приверженность к сигарете Яков Бениаминович объясняет так: «Я должен быть неумным хотя бы в чем-нибудь. Но все-таки я надеюсь, что в ближайший год брошу курить. Не скрою, я люблю курить — получаю удовольствие от сигареты. Но все равно завяжу, хотя бы только из-за того, что нельзя быть рабом своих привычек». Из полезных привычек доктора Бранда можно назвать любовь к пению. Правда, поет он редко, но знаменитую утесовскую песню «У Черного моря» вспоминает часто. Даже напел мне из репертуара Утесова: «А жизнь остается прекрасной всегда, хоть старишься ты или молод». Напоследок Яков Бранд сказал несколько слов о своей популярной передаче «Без рецепта»: «Для меня мои выступления по телевидению — продолжение врачебной работы. О чем я говорю в своих передачах? О разных аспектах медицины, но направление одно — просветительство. Я не раз повторял: «лечить по телевизору» невозможно. Но улучшить настроение людям, вселить веру в жизнь, любовь к ней — вот это я пытаюсь делать. В наши дни, когда медицина далеко не всем доступна, лучший рецепт — стараться не болеть. Имеет смысл не курить, не пить. Хотя академик Чазов говорит, что «алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах». Этим рецептом академика я и закончу свои заметки. Мазаль тов!
ИЗ ДОСЬЕ «АЛЕФА» Яков Бранд родился в 1955 году в Одессе. Отец был дерматологом, мать — хирургом. В 1979 году окончил Одесский медицинский институт. С 1981 года работает в Москве, с октября 2001 года — в должности руководителя отдела неотложной кардиохирургии НИИ им. Склифософского. С 1999 года — ведущий телепередачи «Без рецепта», с 2001 года — ведущий телепередачи «Кома». Доктор медицинских наук. За открытия в лечении ишемической болезни сердца у онкологических больных удостоен Государственной премии.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!