Тора и современность

 Раввин Довид Карпов
 30 января 2014
 2210
Глава «Трума» — «Подношения» «И сказал Господь Моше, говоря: Скажи сынам Израилевым, чтобы собирали для Меня приношение…» («Шмот», или «Исход», 25:1–2)   Тебе — половина, и мне — половина «И пусть сделают ковчег из дерева шитим: два локтя с половиною длина его и полтора локтя ширина, и полтора локтя высота его» (локоть 48 см) (25:10)   Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам Мы хлеба горбушку и ту — пополам, Коль ветер лавиной и песня лавиной Тебе половина и мне половина. Александр Прокофьев  

Мы знаем, что передвижной Храм в пустыне — скиния (мишкан) — представлял собой своеобразный макет нашей собственной души. Поэтому все его элементы находят свое отражение в проявлениях нашего внутреннего мира, в том числе и… размеры. Хотя на первый взгляд, какие размеры могут быть у человеческой души?!

Всего один пример. Размеры главного храмового атрибута — ковчега (арон-га-кодеш), который служил вместилищем для Скрижалей и располагался во внутреннем отделении Храма — святая святых (кодеш-кодошим), представляли собой дробные, а не целые числа: полтора локтя на два с половиной локтя. Хотя, казалось бы, логичнее было взять целые числа.

Однако это не случайно: оказывается, даже в такой незначительной детали скрыто важное для нас указание. Дело в том, что человек изначально кажется себе цельным и самодостаточным существом. Но это ощущение собственной ценности и значимости зачастую мешает его духовному продвижению. Поэтому прежде чем, образно говоря, вступить в святая святых, он должен сначала победить и сломить свою гордыню. И лишь тогда он может рассчитывать на то, что сможет по-настоящему приблизиться к Творцу.

Из сочинений наших Учителей

 

Глава «Тецавэ» — «Ты же вели»

«Ты же вели сынам Израиля, чтобы они доставляли тебе елей чистый, выбитый из маслин, для освещения, чтобы зажигать лампады постоянно» (27:20)

 

Под давлением обстоятельств

«А ты повели … и возьмут для тебя чистое (зах) оливковое масло, выжатое из маслин (катит) для освещения» (27:20)

Как известно, оливковое масло символизирует собой сокровенные тайны Торы. Поэтому неудивительно, что для ритуальных целей — зажигания храмового светильника, или меноры — было принято использовать только чистое, отборное оливковое масло (шемен-зах). Однако Алтер Ребе находил в этом дополнительный, скрытый смысл.

Известно, что для получения чистого масла, которое использовалось для освещения — маор, маслины необходимо было раздавить — катит*. 

Так и любой человек, если он хочет постичь тот скрытый свет (маор), который присутствует в Торе, должен низвести себя и попрать свое «я», а потом приложить все усилия в поисках подходящего места, где он мог бы заниматься Торой. Только тогда ему откроется внутренний, чистый свет Учения.

Впрочем, этот принцип применим и к самому Алтер Ребе. Только после того как он прошел жесткий тюремный прессинг во время своего ареста в 1798 году и давление царских следователей, он смог многое изменить в своем подходе к раскрытию сущности хасидизма.

Из сочинений Любавичского Ребе

__________

*Так буквально написано в тексте Торы. Хотя на самом деле для зажигания меноры использовали первый жим, который отличался особой чистотой.

 

Глава «Тиса» — «Когда будешь исчислять» 

«Когда будешь ты проводить всеобщий подсчет сынов Израиля для определения их числа, перед подсчетом их пусть каждый принесет Б-гу искупительный дар за душу свою, и не будут поражены они мором при их подсчете» (30:12)

 

Пикантный вкус

«Возьми себе благовоний, бальзам и шхелет, и хелбену...» («Шмот», или «Исход», 30:34)

 

«И он обонял запах от одежды его, и благословил его, и сказал: гляди, запах от сына моего, как запах поля, которое благословил Господь» («Берейшит», или «Бытие», 27:27)

 

Когда в пище ощущается некоторый специфический привкус, мы называем такой вкус пикантным. Оказывается, в той воскурительной смеси (кторет), которая использовалась во время храмовой службы, тоже были свои пикантные составляющие. Хотя в Торе сказано, что следует взять «благовония», т.е. то, что обладает приятным запахом. Однако на деле в состав этой смеси входила, например, и хелбена, запах которой особенно неприятен. Почему же она перечисляется среди прочих благовоний? Потому что когда она входила в общий состав среди прочих составных частей воскурительной смеси (которая насчитывала всего одиннадцать компонентов), ее отвратительный запах не чувствовался и даже, напротив, придавал смеси особый аромат.

Также и во время общественной молитвы, в которой принимают участие (особенно в наше время) в том числе евреи, далекие от еврейства, которые зачастую ведут откровенно нееврейский образ жизни. Своим присутствием они не только не портят молитвы, но даже придают ей особый вкус в глазах Всевышнего. Как сказали мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат «Критот»): «Пост, в котором во время молитвы не участвуют грешники, — не настоящий пост».

 

Глава «Ваякгель» — «И собрал»

«И собрал Моше все общество сынов Израилевых, и сказал им: вот слова, которые велел Господь исполнить» (35:1)

 

Всенародно избранный

«И сказал Моше сынам Израилевым: Смотрите, Господь призвал именно Бецалеля, сына Ури, сына Хура, из колена Иудина» (35:30)

 

В этой главе говорится о знаменитом искусном мастере Бецалеле, который под руководством Моше изготовил передвижной Храм — скинию (мишкан) — и все его принадлежности. Но почему Моше, когда назначил Бецалеля ответственным за изготовление скинии, решил при этом заручиться согласием всей общины? И обратился к ней: «Смотрите!» Ведь при этом он подчеркнул, что Творец сам избрал его для этой цели и даже «призвал по имени». Какие же тут могут быть возражения?

Оказывается, именно о таких ситуациях говорится в Талмуде (трактат «Брахот»): «Не назначают руководителя общины сверху, не посоветовавшись предварительно с самой общиной». Более того, согласно постановлению наших мудрецов, если местные власти все-таки назначили главного раввина вопреки желанию общины, то в этом случае он не обладает реальной силой и полномочиями как руководитель общины. В частности, по этой причине, если он допустил ошибку в своих решениях и в результате это нанесло материальный убыток одному из членов общины, то вся ответственность лежит на нем, и он обязан возместить ущерб. В отличие от настоящего раввина, избранного всей общиной, который (согласно законам Торы) имеет право на ошибку.

ТАШБАЦ, р. Шимон бен Цемах, Дуран, XIV век

 

Хасидское учение

Универсальное лекарство 

Хасидское учение в целом (а иногда и всю предшествовавшую ему мистическую традицию) часто называют наиболее внутренним, сокровенным разделом Торы — пнимиют-га-тора. Почему? Хороший вопрос. Эта история если и не даст исчерпывающий ответ на поставленный вопрос, то, по крайней мере, немного прояснит ситуацию.

Внутреннее

Раньше на лекарствах, которые были предназначены для употребления внутрь, чтобы не ошибиться, писали крупными буквами: «Внутреннее». В то время как на других, соответственно, писали: «Наружное». Путать одно с другим категорически не рекомендовалось.

Однажды легендарный хасид Шмуэль Мункес, весельчак и балагур, отправился к своему учителю Алтер Ребе на осенние праздники в Лиозно. На дворе стояла холодная, промозглая осень, а путь был неблизкий. Но вот еврейское счастье: по дороге его нагнала груженая подвода. Хозяин, который правил лошадьми, оказался добрым человеком и согласился подвезти уставшего путника. Однако когда Шмуэль Мункес с трудом примостился на телеге, то почувствовал, что замерзает окончательно. Но ведь Господь Б-г не может бросить еврея на произвол судьбы! И если небеса не сулили ничего хорошего — сверху шел противный, осенний дождь, — то нашему хасиду не оставалось ничего иного, как обратить свои взоры вниз, на землю. Выяснилось, что он сидит на бочках со спиртом, которые хозяин вез на продажу. Как бывалый хасид, Шмуэль всегда имел при себе стаканчик. Расшатав затычку на одной из бочек и слегка приложившись к хозяйским запасам, он быстро согрелся. А добравшись до нужного места, поблагодарил доброго попутчика, спрыгнул с подводы и бодро зашагал к дому Ребе.

Спустя какое-то время, после аудиенции у Ребе, уже сидя в кругу знакомых хасидов, он рассказал про свои приключения и даже предложил поднять за это лехаим.

Хасиды, конечно, не отказались от лишнего повода сделать лехаим. Но все-таки не преминули поинтересоваться у Шмуэля, в чем же соль его истории? Ведь еще Баал Шем Тов учил, что из всего, что с нами происходит, мы должны извлекать свой урок. 

«Ну как вы не поймете?! — удивился Шмуэль Мункес такой недогадливости своих приятелей. — Вы только представьте себе: ведь я мог замерзнуть, сидя на бочках с водкой! А все потому, что водка, когда она снаружи, бесполезна. Водка согревает только тогда, когда ты принял хотя бы немного внутрь».

Если Тора в целом уподобляется живительной влаге, как сказано: «Вода — это Тора», то хасидизм вполне можно сравнить с «огненной водой». Вот только не надо забывать, что это «внутреннее», а не «наружное» и может реально «согреть» еврейскую душу только тогда, когда мы принимаем его «внутрь»: изучаем и применяем на практике в повседневной жизни.

Такой простой, но действенный урок вынес настоящий хасид Шмуэль Мункес из посещения Ребе во время осенних праздников. И кто бы сомневался!



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!