Шаг вперед, два шага назад…

 Песах Амнуэль
 7 марта 2014
 2053
Давно я не писал о мирном процессе. Казалось бы, такая важная тема. Многие аналитики, не только на Западе, но и в Израиле, утверждают, что нынешние беды Ближнего Востока происходят из-за того, что палестинцы и израильтяне никак не договорятся о мире. Можно подумать, что три года назад толпы египтян скинули Мубарака, потому что бывший президент был большим другом Израиля. А в Сирии началась гражданская война, так как Израиль не хотел пускать к себе палестинских беженцев. И Иран уж точно не стал бы делать атомную бомбу, если бы Восточный Иерусалим стал столицей палестинского государства.

Ближний Восток лихорадит все больше, а о мирном процессе можно сказать в двух словах, что он идет. Или в трех: создает видимость движения. А еще точнее высказался в свое время вождь мирового пролетариата В.И. Ленин: «Шаг вперед, два шага назад», — назвал он одну из своих работ, которую в советское время изучали во всех вузах. Скорее всего, через много лет в вузах будущего студентам станут рассказывать о нынешнем мирном процессе именно такими словами.

Шаг вперед — это когда в Иерусалим в очередной раз приезжает Государственный секретарь США Джон Керри с пакетом очередных американских предложений. Два шага назад — это когда Керри, ничего в очередной раз не добившись от несговорчивых переговорщиков, уезжает в Вашингтон, а Нетаниягу и Аббас, будто сговорившись, начинают обвинять друг друга в очередном срыве очередного раунда переговоров.

Правильно, кстати, обвиняют. Нетаниягу прав, утверждая, что Аббас срывает переговоры, не желая признавать Израиль еврейским государством. Аббас прав, утверждая, что Нетаниягу срывает переговоры, не желая признавать столицей палестинского государства Восточный Иерусалим.

Ну не хотят ни евреи, ни палестинцы мира на таких условиях, какие предлагают американцы! Правда, о каких именно условиях идет речь, никто толком не знает, поскольку переговоры секретные, проходят тайно, а Керри, Нетаниягу и Аббас озвучивают далеко не все, о чем говорят за закрытыми дверями. Насколько можно судить, единственное, чего пока добились палестинцы, это очередной американской финансовой помощи. Израильтяне тоже получили финансирование совместных с американцами военных программ, таких как разработка и усовершенствование противоракетных систем «Железный купол», «Стрела» и «Волшебная палочка».

Время от времени израильтяне и палестинцы делают рискованные заявления, то ли прощупывая реакцию противоположной стороны, то ли просто для того чтобы «мировое общественное мнение» помнило, что «процесс идет», а не топчется на месте. К примеру, премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявил, что не намерен эвакуировать из Иудеи и Самарии ни одного еврейского поселенца и ни один дом не собирается снести в рамках предстоящего урегулирования. А поскольку именно в Иудее и Самарии палестинцы намереваются создать свое государство, то слова, сказанные премьер-министром, означают, что еврейские поселенцы станут палестинскими гражданами, таким же национальным меньшинством в будущем палестинском государстве, каким является арабское население в нынешнем Израиле.

Не ожидавшие, видимо, такого заявления израильские правые политики возмутились и справедливо предположили, что при таком развитии событий палестинцы быстро расправятся с поселенцами, поскольку имеют немалый опыт погромов. Министр экономики, председатель партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет пригрозил, что его партия покинет коалицию, если идея оставить поселения под властью палестинской администрации — не игра словами. Предсказуема была и реакция Махмуда Аббаса. «Ни за что! — сказал «президент» не существующего пока палестинского государства. — Все еврейские поселения должны быть эвакуированы!»

К этой фразе американцам и европейцам следует прислушаться. Что они нам предлагают? Два государства для двух народов. Израиль с этой формулой в конце концов согласился. Одно государство — Израиль, где живет еврейское большинство и арабское меньшинство. Другое государство назовут Палестиной, и там будет жить палестинское большинство и еврейское… Стоп! «Никакого еврейского меньшинства, — требует Аббас. — Ни одного еврея на нашей территории!»

Разница очевидна? По мнению многих комментаторов, фраза Нетаниягу относительно того, что он не намерен эвакуировать еврейские поселения, сказана была вовсе не для того чтобы вызвать скандал в коалиции, а чтобы спровоцировать Аббаса на вполне предсказуемую реакцию и, в преддверии очередного визита Керри с очередным вариантом «рамочного соглашения», показать американцам и европейцам истинное лицо наших палестинских соседей. Впрочем, с позицией Аббаса по вопросу еврейских поселений американская администрация, конечно, знакома и без напоминаний Нетаниягу. Позиция эта не менялась никогда, ни малейшего сближения мнений за последние годы не замечено, как не замечено никаких изменений в давнем отказе палестинцев признать наконец Израиль еврейским государством.

Именно потому Нетаниягу настаивает на этом требовании как на главном для продолжения переговоров. Долгое время он не соглашался и с американской формулой «два государства для двух народов», поскольку понимал (а американцы — нет?), какой смысл придадут ей палестинцы. В конце концов, Нетаниягу под давлением Белого дома с этой формулой согласился, но при условии полной симметрии. Два государства для двух народов? Хорошо. Одно государство — для палестинцев? Прекрасно. Второе, естественно, для евреев. «Нет, — говорит Махмуд Аббас. — Не для евреев, а для израильтян». А гражданами Государства Израиль — то есть израильтянами — являются не только евреи, но и израильские арабы. Разве израильтяне — народ? Есть два народа — еврейский и палестинский (не будем сейчас доказывать, что палестинцы — это арабы, живущие в Иудее и Самарии, а вовсе не отдельный народ со своей историей и правом на землю). Два государства для двух народов? Прекрасно, но почему же палестинский народ упорно не желает признавать Израиль государством для еврейского народа?

Все эти словесные игры Аббаса понятны и Нетаниягу, и Обаме, и любому, кто живет в Израиле и знает, что такого государства вообще не существует на картах, издаваемых в Палестинской автономии. Руководители «Хамаса» в своих речах (в том числе предназначенных для англоязычной аудитории) не произносят слова «Израиль», поскольку для них такого государства не существует, а есть некое «сионистское образование», которое следует уничтожить и лишь потом создать Государство Палестина — от моря до реки.

Каждый раз, встречаясь с Аббасом, Керри уговаривает палестинского «президента» признать наконец Израиль еврейским государством хотя бы формально, чтобы сдвинуть с места застрявший на колдобинах переговорный процесс. И каждый раз Аббас отказывается произнести слова признания.

Два государства для двух народов, говорите? Ну-ну…

В Белом доме понимают, конечно, что существуют для обеих сторон красные линии, и потому Керри старается не акцентировать в американских предложениях такие болевые точки, как, например, вопрос о палестинских беженцах. Но акцентируй или нет, а вопроса о беженцах в переговорах не избежать, и здесь обе стороны уже много лет не меняют своих позиций. Палестинцы говорят, что мира с Израилем не будет, пока все беженцы не вернутся в свои дома, в том числе в Хайфе, Яффо и других городах в пределах «зеленой черты». В Израиле же существует практически полный консенсус — тут и референдума проводить не нужно, и без того понятно, что израильтяне против возвращения палестинских беженцев.

В последнем американском варианте «рамочного соглашения», если верить сведениям, опубликованным ведущим журналистом The New York Times Томасом Фридманом, предлагается не возвращать беженцев в покинутые ими когда-то дома, а заплатить компенсации. А для равновесия выплатить компенсации также и евреям, изгнанным из своих домов в арабских странах и репатриировавшимся в Израиль. Не нужно обладать даром ясновидца, чтобы предсказать, что палестинская администрация с негодованием откажется принять это предложение, как уже отказалась согласиться с предложением американцев относительно будущего статуса Иорданской долины.

Американцы постоянно говорят о том, что любое соглашение — временное или постоянное — должно обес­печить Израилю гарантию безопасного существования. Нетаниягу резонно отмечает, что отступление к границам 1967 года никакой безопасности не гарантирует. Необходимо, чтобы Израиль контролировал нынешнюю границу с Иорданией, то есть сохранил военное присутствие в Иорданской долине. Но как же? Это, полагают палестинцы, территория их будущего суверенного государства! И там останутся израильские военные? Это продолжение оккупации, согласиться с таким положением вещей палестинцы никак не могут. Отказался Аббас и от введения в Иорданскую долину международных миротворческих сил. Собственно, и Нетаниягу с этим предложением не согласен: миротворцы еще ни в одном регионе планеты не сумели противостоять местным вооруженным силам и всегда оставались лишь наблюдателями. Кстати, король Иордании Абдалла поддерживает (не афишируя, но и не скрывая) израильскую позицию: монарх прекрасно понимает, чем обернется для Хашимитского королевства уход ЦАХАЛа из Иорданской долины. Две трети населения Иордании — палестинцы, и можно представить, что произойдет, когда в Иудее и Самарии возникнет государство Палестина, граничащее с Иорданией…

Различных — больших и малых, надводных и подводных — камней в вяло текущей реке переговорного процесса так много, что, похоже, никакие американские или чьи бы то ни было усилия не могут пробить брешь в созданной этими камнями плотине. Об этом постоянно говорит министр иностранных дел Авигдор Либерман, называя вещи своими именами и утверждая, что до реального окончания палестино-израильского конфликта должно смениться одно-два (а может, и больше!) поколения. Бессмысленно надеяться (как надеется Джон Керри), что соглашение, хотя бы рамочное, может быть достигнуто в течение нескольких месяцев. К сожалению, есть уже пример. Ицхак Рабин в начале 1990-х утверждал, что сможет достичь мира с палестинцами в течение девяти месяцев. Все знают, чем это закончилось… За двадцать прошедших лет два народа к миру не приблизились — скорее, отдалились после образования в Газе государства Хамастан.

На самом деле всем все понятно, и ждать мира с палестинцами в ближайшее время бессмысленно. Надо полагать, понятно это и Джону Керри, который провел много часов, обсуждая мирный процесс с израильскими и палестинскими политиками. Но имидж… Но желание добиться хоть чего-нибудь… И, кстати, желание доказать, несмотря на факты, что именно отсутствие мира между Израилем и палестинцами является главной причиной нестабильности на Ближнем Востоке…

Иногда израильские политики срываются и в узком кругу говорят то, что действительно думают о пресловутом мирном процессе и челночной дипломатии Джона Керри. Такой казус произошел недавно с министром обороны Моше Яалоном. Выступая в Иерусалимском колледже, где в зале присутствовали всего сто человек, Яалон заявил, что «США и Запад не понимают реалий Ближнего Востока и процессов, происходящих в регионе», и «если Керри получит Нобелевскую премию и оставит Израиль в покое, это будет спасением для еврейского государства».

Надо полагать, многие в Израиле согласятся со словами министра обороны, но то, что может позволить себе журналист или комментатор, не прощается политику. Керри обиделся не на шутку, Белый дом потребовал официальных извинений, которые и принес Яалон на следующий же день, сопроводив извинения словами, что не намерен был наносить Джону Керри оскорблений. «Израиль и США преследуют общую цель по продвижению мирных переговоров, — сказал Яалон. — Мы ценим усилия госсекретаря Керри, направленные на достижение этой цели».

Извинения принесены, инцидент исчерпан, а что до цели — продвижения мирных переговоров и достижения мира, — то она сейчас так же далека, как двадцать лет назад. А может, и дальше, чем тогда.

Шаг вперед и два шага назад…

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!