Ангелы служения

 Михаил Горелик
 7 марта 2014
 1719
«Всякий разделивший с общиной ее страдания удостоится того, что разделит с общиной уготованное ей утешение»   О чем говорить в марте, как не о Пуриме? Вот я и буду говорить о Пуриме. Услышать чтение свитка Эстер — одна из заповедей Пурима, заповедь легкая и приятная. Предлагаю вам до или после ее выполнения (лишь бы не вместо) поразмыслить над одним эпизодом этой в высшей степени занимательной и поучительной новеллы.  

После того как Мордехаю попадает в руки указ царя об истреблении евреев, он встречается с евнухом Атахом и вручает ему копию указа... «...чтобы показать Эстер, и рассказать ей, и велеть ей пойти к царю, чтобы умоляла она его и просила его о народе своем. И пришел Атах и пересказал Эстер слова Мордехая. И сказала Эстер Атаху и велела ему передать Мордехаю. Все служители царя и народ областей царских знают, что для каждого мужчины или женщины, которые придут незваными во внутренний двор к царю, один закон для них — смертная кара; только тот, кому протянет царь свой золотой скипетр, тот останется в живых. А я не звана была к царю вот уже тридцать дней. И пересказали Мордехаю слова Эстер. И сказал Мордехай в ответ Эстер: не полагай в душе своей, что спасешься в доме царском одна из всех иудеев. Ибо если ты промолчишь в такое время, спасение и избавление придут к иудеям из иного места, а ты и дом твоего отца погибнете; и кто знает, не для такой ли поры достигла ты достоинства царского? И сказала Эстер в ответ Мордехаю: «Иди собери всех иудеев, находящихся в Шушане, и поститесь ради меня...»

Текст этот интересен во многих отношениях. Ну, скажем, мы узнаем среди прочего, какие милые обычаи существовали при дворе персидского царя. Но сейчас я хотел бы обсудить только один аспект этого рассказа — наиболее важный, центральный: община и отдельный человек. Община в беде — может ли отдельный человек остаться в стороне? Мордехай со всей решительностью говорит: нет. Эстер боится действовать, она испытывает страшное одиночество, живет среди страшных людей и абсолютно беззащитна.

Мы-то знаем, что в этой истории все кончится хорошо, мы слушаем ее на синагогальном карнавале в сопровождении пуримских трещоток, всяческой перкуссии, криков, свиста и, что немаловажно, в ожидании хорошей выпивки. А сверху сыпется конфетти. Мы знаем, что все кончится хорошо, — Эстер не знает. И вступая на путь смертельной опасности, обращается к общине: «Поститесь ради меня». В этом посте она соединяется с общиной, от которой физически и социально отделена.

В трактате «Таанит», среди прочего, есть та же тема: община и отдельный человек. Вот что сказано мудрецами:

«В то время когда евреи находятся в беде и кто-то отделяет себя от них, приходят два ангела служения, сопровождающие человека, возлагают руки ему на голову и говорят: имярек, отделивший себя от общества, не увидит утешения, уготованного обществу».

И еще:

«В то время когда община находится в беде, не следует человеку говорить: пойду к себе домой, буду есть и пить, и мир тебе, душа моя!»

И далее:

«Должен человек стремиться к тому, чтобы разделить с общиной ее страдания... И всякий разделивший с общиной ее страдания удостоится того, что разделит с общиной уготованное ей утешение».

И напоследок комментарий рава Адина Штейнзальца к «ангелам служения» — чтобы вы лучше себе представляли, что за персонажи в случае чего возложат вам руки на голову. И почему их двое: казалось бы, и одного достаточно. Однако же нет. Рав цитирует псалом: «Ангелам Своим Он прикажет сопровождать тебя, оберегать на всех путях твоих» (91:11). А коли ангелы во множественном числе, значит, их уж никак не менее двух. И далее: «Эти ангелы не только сопровождают человека, но и являются свидетелями всех его поступков и в известной мере даже судят человека в поворотные моменты его жизни».

Да, но почему ангелов два, а, скажем, не три? не четыре? не пять? и не двадцать пять? Адин Штейнзальц об этом умалчивает. Если позволительно, я выскажу свое скромное предположение. Чтобы без необходимости не умножать сущности. Я повторю это вослед за Оккамом*, хотя он определенно не был талмудическим мудрецом.

Михаил ГОРЕЛИК, Россия

___________

*Оккам (Ockkam, Occam) Уильям (ок. 1285–1349) — английский философ, логик и церковно-политический писатель, представитель поздней схоластики. Монах-францисканец. Учился и преподавал в Оксфорде (прим. ред.).



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!