БИРОБИДЖАНСКИЙ СУВЕНИР

 Матвей Гейзер
 24 июля 2007
 3796
В журнале «Алеф» было несколько публикаций о Биробиджане. И это неслучайно — в сентябре столице Еврейской автономной области исполняется 70 лет. Еврейская культурная жизнь города бурлит в буквальном смысле этого слова. Юбилейная статья посвящена еще одному феномену Биробиджана — книге Розы Строковой и Елены Беляевой «От Алеф до Тав»
В журнале «Алеф» было несколько публикаций о Биробиджане. И это неслучайно — в сентябре столице Еврейской автономной области исполняется 70 лет. Еврейская культурная жизнь города бурлит в буквальном смысле этого слова. Юбилейная статья посвящена еще одному феномену Биробиджана — книге Розы Строковой и Елены Беляевой «От Алеф до Тав». Есть у Самуила Яковлевича Маршака эпитафия, посвященная памяти писательницы Тамары Григорьевны Габбе: Люди пишут, а время стирает, Все стирает, что может стереть. Но скажи, если слух умирает, Разве должен и звук умереть? Сколько раз в истории в течение тысячелетий пытались стереть еврейскую речь — неважно, на иврите ли, идише, ладино... Отчасти это гонителям еврейской речи удавалось. Но — не на века. Возродился иврит, жив до сих пор, слава Б-гу, идиш. Это о речи, о звуках. А вот о символах звуков — о буквах — разговор особый, отдельный. Быть может, потому, что евреи сохранили свои буквы, пронесли сквозь века и страны свой язык, а значит, самобытность, культуру и просто желание не только выжить, но и жить. Эта книга — памятник еврейскому алфавиту. Ей предшествовала книга графики художницы Розы Строковой «Символы вечности». С Розой Нарбековной Строковой — художником истинного и оригинального таланта — я познакомился в ноябре 2001 года, в дни IV фестиваля еврейской культуры. На столе у Льва Григорьевича Тойтмана, руководителя биробиджанской еврейской общины, я увидел альбом, привлекший меня своей графикой, которая представляла смесь букв еврейского алфавита с гравюрами, напоминающими то ли рисунки Дюрера, то ли работы Красаускаса. На первой странице была помещена фотография женщины необыкновенной восточной красоты (мелькнула мысль: «Вот кому бы посвятил «Шаганэ» Есенин»). Прочитав название «Символы вечности», подумал: так назвать книгу мог только истинный поэт. Еще раз взглянув на портрет, задумался об этом интересном сочетании: восточная красавица с русской фамилией, влюбленная в еврейский алфавит, а значит, и в еврейскую историю, еврейские традиции.

Книга «От Алеф до Тав» создана двумя авторами. Органичной ее частью стал текст, созданный Еленой Беляевой. Он так же поэтичен и оригинален, как и графические рисунки Розы Строковой. Когда я познакомился с Розой Нарбековной, она, внимательно вглядываясь в меня, сказала: «Вы мне напомнили одного из самых дорогих для меня людей — моего учителя и наставника Андрея Захаровича Толчинского. Это он вручил мне перо, тушь и бумагу и показал, как можно и нужно рисовать. До этого я рисовала всю жизнь, моя мама выносила мусорные мешки с моими рисунками. Андрей Захарович преподавал рисование в школе, в кружке при Доме пионеров. Сам он был откуда-то из-под Киева. В Киргизию попал в годы войны, а семья его осталась в Бабьем Яру. Он не имел сил вернуться в Киев и продолжал заниматься любимым делом в Таласе, в Средней Азии. Однажды он, увидев очередной мешок с рисунками, который выносила на мусорку моя мама, заинтересовался его содержимым. Увидев рисунки, он попросил маму, чтобы она прислала к нему автора. И когда мы познакомились, он велел мне приходить по субботам и приносить все, что я сделала. Он не только увидел мои способности, но и поверил в них... Вскоре мы, к сожалению, уехали из этого города и я потеряла связь с Андреем Захаровичем. Позже узнала, что года через три после нашего отъезда он умер».

Роза Строкова добавила: «Скажите, вы не родственник Толчинского? Вы сильно на него похожи. Я даже не думала, что встречу Андрея Захаровича сегодня». Роза Нарбековна взяла книгу «Символы вечности», открыла ее на первой странице, каллиграфическим почерком поставила автограф и прочла его вслух: «Матвею Гейзеру с благодарностью за возвращенный образ». А теперь о втором авторе книги «От Алеф до Тав» — Елене Беляевой. Ее толкование букв еврейского алфавита парадоксально и дано с математической точностью. По ее мнению, «каждая буква еврейского алфавита — ключ не только к сокровищам многовековой еврейской мудрости, это образ, за которым стоит судьба человека, повлиявшего на ход всей еврейской истории». Добавлю: все буквы еврейского алфавита, взятые вместе, составляют алфавит, который не только оказался значимым в еврейской истории, но и повлиял на развитие мировой культуры в целом. Можно ли сказать что-то новое об алфавите вообще, о еврейском — в частности? По-разному в разные времена истолковывали буквы еврейского алфавита. Например, первую букву еврейского письма — алеф — объясняли как изобразительный символ головы быка, который ставился вместо еврейского слова «альпу» — «бык». Наверное, существовали и другие толкования этой буквы, но никому не удалось сделать это так образно и занимательно, как Розе Строковой и Елене Беляевой: «Алеф напоминает нам лестницу, ведущую снизу вверх и сверху вниз, соединяя мир Небесный и мир *емной...»

С буквы «алеф» начинаются самые первые слова в жизни каждого человека: Адам («человек»), эм («мать»), ав («отец»). Так проникнуть в суть еврейского алфавита, еврейских букв могли только авторы, по-настоящему полюбившие народ, создавший эти буквы. Всего по одной страничке уделили каждой букве авторы книги. Но каждая страница — это не только еврейская история, рассказанная с любовью, но и азбука для тех, кто желает войти в еврейский мир. Хочется верить: книга «От Алеф до Тав», изданная в Биробиджане, дойдет до Иерусалима, города, который всегда был и останется символом еврейского возрождения. Иерусалиму более трех тысяч лет, Биробиджану — семьдесят. Но оба города, пусть и в разной степени, олицетворяют свет современной еврейской культуры.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!