ФАТХ: замирение с террористами

 Песах Амнуэль
 25 июля 2014
 2548
Палестинское «размежевание» произошло в 2007 году, когда власть в секторе Газа полностью перешла под контроль исламистской террористической организации «Хамас», а более умеренный ФАТХ прибрал к рукам управление палестинскими территориями на Западном берегу Иордана. С тех пор палестинцы не однажды пытались помириться, даже заявляли о создании правительства национального единства. Но всякий раз палестинский «мир» не выдерживал и нескольких дней — «братья» опять ссорились, так и не сумев договориться, кто главнее и чьи принципы должны быть опорой для палестинского объединения. Махмуд Аббас, чьи полномочия «президента» закончились еще в 2009 году, пользовался случаем (невозможно проводить выборы, когда палестинцы в Газе не собираются голосовать вместе с палестинцами Западного берега!) и продолжал исполнять свои уже не очень легитимные обязанности. Для Аббаса ситуация раскола была, в принципе, благоприятна: он имел возможность продолжить политическую карьеру, выступать от имени палестинцев, игнорируя воинственные заявления «Хамаса» о том, что переговоры с Израилем вести нельзя и сионистов нужно уничтожать, а не сидеть с ними за одним столом.

В апреле нынешнего года, когда палестино-израильские переговоры в очередной раз оказались близки к провалу и попытки госсекретаря США Джона Керри реанимировать мирный процесс ни к чему не привели, Махмуд Аббас и лидер «Хамаса» Исмаил Ханийе объявили о примирении и создании правительства национального единства. Возможно, будь эти два события разнесены во времени, они не произвели бы сильного впечатления. Попыток палестинского объединения было немало, а переговоры, тем не менее, продолжались.

Но на этот раз ситуация оказалась существенно иной. Переговоры срывались, Израиль не желал идти на новые бессмысленные уступки палестинцам, палестинцы в свою очередь обвиняли израильтян в нежелании двигаться к миру — к миру, естественно, каким его представляли палестинцы. В Израиле прекрасно понимали, что переговоры ведут не к миру, а к легитимации односторонних палестинских шагов, вроде вступления в международные комиссии при ООН.

О бессмысленности переговорного процесса и невозможности в ближайшем будущем достичь мирных соглашений не раз говорил министр иностранных дел Авигдор Либерман. Продолжения переговоров требовали американцы. Возможно, Джону Керри и удалось бы заставить израильтян и палестинцев продолжить «мирный диалог», но тут как раз Аббас и объявил о примирении с «Хамасом» и создании правительства национального единства. Таким был четкий и однозначный ответ палестинцев на вопрос, хотят ли они мира.

Не хотят. У Аббаса был выбор: договориться о мире с Израилем или помириться с «Хамасом». Сделать это одновременно невозможно, поскольку «Хамас» никогда не отказывался и сейчас не собирается отказываться от своей цели: уничтожить «сионистское образование, раковую опухоль на теле Ближнего Востока». Если ФАТХ готов признать Израиль в границах 1967 года, но не желает признавать Израиль еврейским государством, то для «Хамаса» такого государства, как Израиль, вообще не существует на карте.

Разумеется, Аббас понимал, как отреагируют в Израиле на палестинский выбор, но предпочел переговорам примирение со своим «внутренним врагом». Понимал Аббас и то, что на предстоящих президентских выборах (в январе 2015 года) его политическая карьера будет окончена, а к власти не только в Газе, но и на Западном берегу придет «Хамас». Но к примирению с «Хамасом» Аббаса подталкивали арабские государства, да и в самой палестинской автономии ситуация складывалась не в пользу «президента». «Хамас» свои позиции усиливал, ФАТХ терял. И Аббас сделал свой выбор.

Реакция официального Израиля была предсказуемой. 1 июня на заседании правительства Биньямин Нетаниягу заявил: «Махмуд Аббас, выбирая между миром и террором, выбрал террор... Я призываю международное сообщество не торопиться с признанием палестинского правительства, в состав которого входит «Хамас» и опорой которого является «Хамас» — террористическая организация, призывающая к уничтожению Израиля... Вера в преображение «Хамаса» укрепит не мир, а терроризм».

На следующий день, выступая на заседании комиссии кнесета по иностранным делам и обороне, Нетаниягу дополнил: «Более чем странной выглядит позиция правительств, которые, с одной стороны, осуждают теракт в Брюсселе, а с другой — с пониманием относятся к созданию правительства при участии «Хамаса», организации, совершающей и прославляющей подобные злодеяния».

В тот же день, 2 июня, новое палестинское правительство было приведено к присяге. Церемония проходила в Рамалле, и на ней отсутствовали три министра, которые не смогли, не имея израильских разрешений, прибыть из сектора Газа. Впрочем, не только (и не столько) это обстоятельство добавило остроты церемонии в Мукате. За несколько часов до ее начала выяснилось, что ФАТХ с «Хамасом» все еще не договорились о том, кто займет пост министра по делам палестинских заключенных. ФАТХ требовал вовсе упразднить это министерство, а «Хамас» считал, что это министерство чуть ли не главнее прочих, и требовал пост министра для своего представителя, угрожая бойкотировать работу еще не приведенного к присяге правительства.

Компромисс был найден в последние минуты перед началом церемонии: министерство сохранили, но управление им взял на себя глава правительства Рами Хамдалл. В руководстве автономии утверждают, что, во-первых, министры нового правительства — технократы и назначались не по принципу принадлежности к ФАТХу или «Хамасу», а по сугубо деловым качествам. Во-вторых, сам Аббас заявил, что новое правительство признает Израиль, откажется от насилия и будет соблюдать ранее подписанные соглашения.

Все это изначально выглядело сомнительно. В правительстве не будет представителей «Хамаса»? Для кого тогда «Хамас» требовал пост министра по делам заключенных? «Хамас» согласился признать Государство Израиль? Но Ханийе уже после инаугурации правительства заявлял, что принципы «Хамаса» неизменны и что он никогда не признает права Израиля на существование. Отказ от насилия? Но уже после инаугурации правительства отмечен всплеск насилия в Иудее и Самарии: палестинцы нападали на солдат ЦАХАЛа, на одном из задержанных палестинцев был надет пояс шахида... Что касается обещания соблюдать прежние соглашения, то новое правительство просто еще не имело возможности дезавуировать и это обещание Аббаса.

Реакцию израильских политиков на «палестинское объединение» предсказать тоже было нетрудно. Министр экономики Нафтали Беннет («Байт егуди») назвал новых палестинских министров террористами в костюмах. Министр финансов Яир Лапид («Еш атид») оказался более сдержан: «Нужно внимательно изучить действия нового палестинского правительства и понять, в каком направлении оно движется. Сейчас нужны не воинственные высказывания, а подход взвешенный и осторожный».

Министр экологии Амир Перец («А-Тнуа») считает, что переговоры с новым правительством можно вести, если оно действительно объявит о признании Израиля и о соблюдении всех соглашений. Заава Гальон («Мерец») также призвала Нетаниягу продолжить переговоры, но при условии, что палестинское правительство национального единства признает Израиль, прекратит террор и будет соблюдать все подписанные ранее соглашения.

Как видим, в израильском политическом истеблишменте при всем различии в вопросе признания нового палестинского правительства существует консенсус: в любом случае это правительство должно признать Израиль, прекратить насилие и уважать достигнутые договоренности. Аббас заявил, что все эти три пункта палестинцы собираются выполнять, но жизнь этого пока не подтверждает, а собственного отношения новое правительство еще не декларировало.

Как отнеслось к палестинскому примирению международное сообщество? «Хамас», как известно, признан террористической организацией и в США, и в Европе. Разумеется, израильтян прежде всего интересовала реакция американской администрации.

2 июня, вскоре после того как в Рамалле правительство было приведено к присяге, состоялся телефонный разговор между государственным секретарем США Джоном Керри и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу. Керри сообщил, что американцы решили «работать с новым палестинским правительством».

С правительством, представляющим, в частности, террористов? «Мы будем оценивать правительство по его шагам», — объяснил Керри. С палестинской стороны шагов пока нет, правительство к работе еще не приступило. При этом американская сторона шаг сделала: объявлено, что финансовая помощь палестинской автономии будет продолжена в прежнем размере.

Два дня спустя свое отношение к палестинскому примирению высказала и Европа. В официальном заявлении Евросоюза сказано: «Мы приветствуем создание правительства независимых экспертов и декларацию президента Аббаса о том, что новое правительство будет верно принципу двух государств для двух народов, основанному на границах 1967 года, признанию легитимного права Израиля на существование, отказу от насилия и признанию ранее достигнутых соглашений. Взаимоотношения ЕС с новым палестинским правительством будут основываться на соблюдении этих принципов и верности взятым обязательствам».

В принципе, ни к словам Керри, ни к заявлению Евросоюза не придерешься. Действительно, ни один министр нового палестинского правительства формально не состоит в «Хамасе», даже те из них, кто проживает в секторе Газа. Понятно, однако, что, поскольку «Хамас» составом правительства удовлетворен, многие его министры, не будучи формально в рядах этой организации, представляют интересы террористов. Ни для кого это не секрет, в том числе для американцев и европейцев.

И потому в Иерусалиме, естественно, разочарованы. Получилось, что наши союзники в очередной раз предпочли неопределенные формулировки твердой и однозначной позиции. Израиль не может позволить себе такой неопределенности, и потому военно-политический кабинет министров принял решение возложить на Аббаса всю полноту ответственности за каждый акт насилия со стороны палестинцев, независимо от того, будут это инциденты в Иудее и Самарии или обстрелы из сектора Газа.

Премьер-министр Нетаниягу объявил о полном прекращении сотрудничества с палестинцами во всех сферах, кроме гуманитарной сферы и сферы безопасности. В качестве превентивной меры палестинских министров лишили возможности свободного передвижения между Газой и Западным берегом. Даже сам Аббас теперь не имеет права (которое у него было раньше) свободно ездить между Газой и Рамаллой.

Министерство строительства предполагает построить 1100 единиц жилья в поселениях Иудеи и Самарии. 400 квартир будет построено в иерусалимском районе Рамот, формально расположенном за «зеленой чертой».

В ответ на создание правительства ФАТХа и «Хамаса» израильские министры предлагают также аннексировать крупные поселенческие блоки в Иудее и Самарии. Махмуд Аббас со своей стороны объявил, что палестинское руководство пойдет на «беспрецедентные шаги» и будет добиваться полной изоляции Израиля на международной арене.

Что ж, остается констатировать, что «президент» палестинской автономии свой (возможно, вынужденный, но скорее добровольный) выбор сделал. Ожидают ли Израиль новая волна террора и третья интифада? Будем надеяться, что нет. Ожидает ли Израиль новый раунд мирных переговоров? Похоже, что тоже нет — во всяком случае, не в ближайшем будущем. Если так, то разрыв отношений с Аббасом вполне можно пережить и, возможно, дождаться времени, когда американцы и европейцы убедятся в том, что палестинское примирение лишь отдаляет возможность заключения мирных соглашений между Израилем и палестинцами.

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль

_______

*Трое учащихся религиозного учебного заведения поселения Кфар-Эцион на Западном берегу Иордана пропали после того, как, возвращаясь с занятий, они сели в попутную машину близ города Хеврон. Глава израильского правительства сообщил: «Наших ребят захватили в заложники террористы, в этом нет сомнений».



Комментарии:

  • 24 августа 2014

    Гость

    Круто


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!