Дорога к Храму

 Раввин Довид Карпов
 17 сентября 2014
 2116
Глава «Ки-Теце» «Когда выйдешь на войну против врагов твоих, и Господь, Б-г твой, предаст каждого из них в руку твою, и возьмешь у него пленника» («Дварим», или «Второзаконие», 21:10) «И будет, если заслуживает наказания этот грешник, только сорок ударов дай ему, не больше, …иначе унижен будет брат твой у тебя на глазах» (25:2, 3) В этом отрывке речь идет о еврее, который совершил тяжкий грех, за который полагается 40 (на практике — не больше 39) ударов плетьми (малкот). И Тора называет его грешником (раша), который заслужил наказания (бин-гакот). Однако сразу после наказания, которое включает в себя и раскаяние (тшува), он уже называется твоим братом (ахиха). И Писание заботится, дабы «он не был унижен». Отсюда наши мудрецы делают вывод: «Еврей, даже если он согрешил, все равно должен оставаться для тебя собратом и близким человеком». А значит, достоин того, чтобы приблизить его к себе. Из хасидских источников

Глава «Ки-Таво»

«И будет, когда ты придешь в землю, которую Господь, Б-г твой, дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней» (26:1)

«И увидят все народы земли, что Имя Всевышнего наречено на тебе, и убоятся тебя» (28:10)

 

Наше секретное оружие

Если дословно следовать тексту, то окончание этой фразы следовало бы перевести как: «и убоятся из-за тебя» (мимэка). Если Имя Всевышнего постоянно у тебя на устах, это неизбежно вселяет страх и трепет в тех, кто тебя окружает.

Когда незадолго до начала Шести­дневной войны (1967) Любавичский Ребе выступил с призывом к своим хасидам помочь выполнять заповедь тфилин всем евреям, особенно тем, кто ни разу этого не делал, он в качестве аргумента привел именно эту фразу из Торы. Никто тогда не ожидал, что эта простая заповедь произведет такой эффект. Действительно, «все народы земли убоялись», а Израиль одержал чудесную и стремительную победу.

 

Глава «Ницавим»

«Все вы стоите сегодня пред Господом, Б-гом вашим: главы ваших колен, старейшины ваши и надзиратели ваши, все Израильтяне» (29:9)

 

Когда все равны перед Судом

Когда вы все стоите перед Всевышним, да еще в такой день — Рош га-Шана, День суда, то в этот момент в глазах Господа не существует привилегированных и избранных. Сегодня все равны перед Творцом: от глав колен или старейшин до дровосеков и водоносов, и окончательный приговор (гзар-дин) зависит только от ваших собственных поступков и искреннего раскаяния (тшува).

Сборник комментариев «Кли Якар»

 

Глава «Ваелех»

«И пошел Моше, и говорил слова эти всему Израилю» (31:1)

«И Я сокрыть — сокрою лик Свой в тот день» (31:18)

 

А Я — тот же самый

Даже когда Всевышний скрывает Свой лик и тогда в мире происходят трагические события, мы должны помнить, что за этим скрывается сам Творец, на это указывает местоимение «Я». Тора сообщает нам об этом, чтобы дать силы пережить испытания эпохи Мошиаха, когда происходит двойное сокрытие Б-жественного лика (гастер-астир).

Из Учения Баал Шем Това

 

Еврей с большой буквы

«А сыны ваши будут блуждать в пустыне сорок лет и пострадают за бесчинство ваше (…). По числу дней, в течение которых вы обозревали землю, сорок дней — по году за каждый день, понесете вы наказание за грехи ваши, сорок лет, дабы познали вы Мой укор» («Бемидбар», или «Числа», 14:33–34)

Сорок лет — особый срок в еврейской традиции. Сорок лет скитался еврейский народ по пустыне, только в течение сорока лет прилежный и старательный ученик в полной мере может овладеть теми знаниями, которые передал ему учитель (в чем мы можем убедиться на примере великих мудрецов прошлого). Но оказывается, что враг рода человеческого — дух соблазна (ецер-га-ра), который есть в сердце каждого из нас, тоже готов ждать своего часа — порой те же сорок лет, чтобы в конце концов сбить человека с пути истинного. А пример у нас перед глазами: история с лазутчиками или разведчиками (мераглим), которые после того, как спустя сорок дней вернулись к Моше, стали распускать худую молву (дибат-га-арец) о Святой земле, как сказано (13:32): «И распускали худую молву о земле, которую обозрели, между сынами Израиля…» К сожалению, с тех пор эту трагическую ошибку совершали многие, кто не усвоил этот горький урок и не извлек для себя пользы из этой древней истории.

Один из выдающихся хасидских наставников (цадик), рабби Яаков-Ицхак бар Ашер из Пшисихи (Аид-Акадош, 1766–1813), входил в число ближайших учеников другого праведника и учителя — рабби Яакова-Ицхака Гурвица, Хозе (провидца) из Люблина, который видел в нем своего духовного преемника и продолжателя. Поскольку имена учителя и ученика целиком совпадали, из уважения к Хозе рабби Яакова-Ицхака бар Ашера в кругу учеников не называли по имени, а звали просто, на идише: «еврей» (аид), а впоследствии добавили эпитет «святой», получилось: Аид-Акадош.

Однако некоторые из числа приближенных ко двору Провидца из Люблина, видя его особую благосклонность к святому Еврею, решили посеять между ними ссору и рознь. В то время в Люблине проживал один большой раввин, который отличался чистотой помыслов и тщательным соблюдением всех, даже самых малых предписаний Торы. Свидетельство такого человека принималось безоговорочно, как непререкаемая истина. Его-то и решили наши заговорщики убедить пойти к Провидцу и распространить хулу на святого Еврея (лашон-га-ра), как в свое время поступили лазутчики.

Судя по всему, будучи праведным и богобоязненным человеком, этот раввин почти не сталкивался с человеческой низостью и коварством и потому был мало искушен в интригах и наветах. Поэтому он легко уступил уговорам, пошел к Хозе из Люблина, полагая, что делает доброе дело, и начал, подобно лазутчикам, пересказывать всякую дурную молву и слухи про святого Еврея. Но Всевышний хранит праведных людей, недаром сказано («Притчи», или «Мишлей», 12:21): «Не случится с праведником беды, а жизнь нечестивых полна невзгод».

Он был как раз в середине своего рассказа, когда к дому Хозе из Люблина прибыл один хасид, который считал святого Еврея своим наставником. Приблизившись к двери, он невольно услышал, что происходит в кабинете у Провидца и какие непотребные слова звучат в адрес его Ребе — святого Еврея. Как в свое время Калев бен Ефунэ, который, услышав хулу, «заставил замолчать народ пред Моше» (13:30), также и наш хасид не мог сдержаться и, горя праведным гневом, буквально ворвался в кабинет. Там он немедленно схватил первую святую вещь, которая подвернулась под руку, — ею оказались молитвенные принадлежности самого Хозе — тфилин, и поклялся, что все, что до этого было сказано раввином про его Ребе, — наглая ложь.

Раввин, услышав это, побледнел, понял, что его использовали для неблаговидного дела, и от стыда и раскаяния немедленно выбежал из кабинета.

Тогда Хозе обратился к хасиду со словами благодарности: «Спасибо (яшер-коах), что ты избавил меня от необходимости все это выслушивать. Бывает, что даже у праведного человека есть своя слабость или даже скрытый порок (ецер), который готов выжидать сорок лет, пока наконец не приведет его к греху».

Что-то праведники говорят открыто, а что-то намеком — для тех, кто понимает намеки. В нашем случае, недаром ученик Провидца из Люблина получил прозвище святой Еврей (Аид-Акадош). Нельзя распространять клевету не только на выдающихся праведников — запрещено говорить что-то плохое про любого еврея. Тем более что любой еврей, на самом деле, это Еврей с большой буквы.

 

 

К светлому дню 18 элула (хай-элул), когда в наш мир пришли две возвышенные души и два светоча еврейской мысли: рабби Исроэль Баал Шем Тов (святой БЕШТ) и рабби Шнеур Залман (Алтер Ребе)

18 элула — истоки хасидского учения

С хасидского фарбренгена (застолья)

Пришел, увидел, исправил

Учение Баал Шем Това и Алтер Ребе, или «хасидут» — это сама жизнь и источник жизненных сил (хают), которое дает нам возможность увидеть зло в его истинном свете и способно изменить его и обратить во благо (рахманут).

В Любавичи — со своим самоваром

Один религиозный еврей, который до того успешно вел свои дела, задумал открыть еще один бизнес. Перед этим, как водится, он решил посоветоваться с раввином. Когда он пришел за советом к Хофец-Хаиму*, тот в качестве ответа привел такое сравнение. «Смотри, — сказал он ему. — Если у тебя, к примеру, есть самовар (пример, понятный евреям — выходцам из России), то даже если ты приделаешь к нему еще один кран, кипятку в нем от этого больше не станет, просто вытекать он будет теперь из двух кранов. Всевышний посылает нам всем Свое благословение в Рош га-Шана — наполняет наш самовар, и его содержимое мы расходуем в течение года. А пользуемся ли мы для этого одним или несколькими кранами — дела не меняет».

Аллегория визитеру показалась простой и доходчивой: еще один бизнес ничего не изменит, а лишь добавит еще один «кран». Впрочем, как и новых проблем. Так стоит ли в таком случае овчинка выделки?

Но все же нашего еврея что-то смущало в этом ответе. Поэтому, когда представилась такая возможность, он пошел посоветоваться еще раз на ту же тему, теперь уже к Любавичскому Ребе: так, на всякий случай.

Ребе, выслушав рекомендацию Хофец-Хаима, спорить не стал. Но со своей стороны все же посоветовал попробовать открыть новое дело.

Свое мнение он пояснил на том же примере, но с одним важным уточнением: «Я согласен с уважаемым раввином. Но я не предлагаю тебе добавить еще один кран — я полагаю приобрести еще один самовар!»

Ведь у Творца ни в чем нет недостатка, и Он готов наполнить все самовары на свете: лишь бы мы со своей стороны успевали подставлять новые «сосуды» для Его благословений.

______

*Хофец-Хаим (рабби Исроэл-Меир-га-коэн, 1838–1934) — один из крупнейших раввинов и законоучителей нашего времени.

Хабад — всегда Хабад

Недаром люди говорят:

Хабад — всегда Хабад.

Ответ Ребе, как это часто бывает, нуждается в пояснении. Все дело в том, что суть этого праздничного дня: ощущение внутренней связи, или гиткашрут, с нашими Учителями: Баал Шем Товом и Алтер Ребе, которые оба родились в этот день. И если еврею удалось ощутить в себе эту связь и он почувствовал реальный прилив внутренних сил (хают), на что указывает сама дата: «хай-элул»**, то значит для него этот день — праздничный. Ведь в еврейской традиции праздник — это время особого раскрытия Б-жественного света и нашей связи с Творцом.

А чтобы почувствовать эту связь, необходимо прибегнуть к помощи интеллектуальных сил своей Б-жественной души — хабад***. В результате круг замкнулся: мы отмечаем рождение основателя хасидского учения (Баал Шем Това) и основателя Хабада (Алтер Ребе). И для этого нам необходимо задействовать свой собственный хабад — свой разум, чтобы суметь раскрыть в своей душе религиозные чувства и ощутить связь со своими Учителями.

_______

**Живой (хай), жизнь (хаим) и жизненные силы (хают) — слова, имеющие один корень.

***Хабад — аббревиатура названия трех интеллектуальных качеств: мудрости (хохма), разума (бина) и сознания (даат).

Изречение

Искусство кройки и шитья

Я много лет пиджак ношу.

Давно потерся и не нов он.

И я зову к себе портного

и перешить пиджак прошу.

Б. Окуджава. «Старый пиджак»

Бывает, еврей щеголяет в костюме праведника. Но если приглядеться, то можно заметить, что на поверку он скроен из гордыни, в качестве подкладки — зависть, а сам сшит суровыми нитками неприязни к ближнему.

Рабби Исроэль из Ружина



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!