Рабби Гиллель и английский джентльмен

 Михаил Горелик
 31 октября 2014
 2469
История о том, как один шутник хотел вывести из себя Гиллеля и заработать четыреста монет. И что из этого вышло.   В прошлых номерах «Алефа» я рассказал истории из трактата «Шаббат», как к Шаммаю и Гиллелю приходили иноверцы и просили обратить их в иудаизм. Вели они себя при этом нахально, отнюдь не как смиренные просители. Шаммай прогнал наглецов взашей, а Гиллель, проявив нечеловеческую кротость, нахальства как бы и не заметил и присоединил их к еврейству, заставив задуматься. Если уж Гиллель был столь кроток по отношению к пришлым, то тем паче по отношению к своим. В том же трактате есть история, как один насмешник поспорил на четыреста монет, что выведет Гиллеля из себя. Четыреста монет — в те времена это серьезно: наемный работник зарабатывал сто монет в месяц.  

Накануне субботы, когда Гиллель мыл голову, озорник постучался в его двери. Гиллель прервал процесс, оделся и вышел к нежданному гостю.

– В чем дело, сын мой?

– Есть у меня вопрос.

– Спрашивай, сын мой, спрашивай.

– Почему у вавилонян головы круглые?

– Хороший вопрос, сын мой. Потому, что у них нет толковых повитух.

Точь-в-точь современный профессор, называющий любой дурацкий вопрос хорошим вопросом — из педагогических соображений. А вот рав Адин Штейнзальц обыкновенно завершает свои выступления следующим образом: «Теперь вопросы. Я отвечаю на все вопросы, кроме идиотских». Хороший способ предохраниться. Боюсь, будь на месте Гиллеля рав Штейнзальц, гость так бы и не узнал о причине вавилонской круглоголовости.

Насчет родовой травмы вавилонян — это был еще и хорошо рассчитанный личный выпад: Гиллель вырос в Вавилонии. Но даже глазом не повел.

Через короткое время нахальный малый опять стучится в двери Гиллеля. Тому опять не удается вымыть голову. Он одевается и встречает гостя с той же приветливой улыбкой. Шутник задает вопрос в духе уже заданного:

– Почему у жителей Пальмиры глаза слезятся?

Срочный вопрос — самое время спросить перед наступлением субботы. Вот ужо Шаммай дал бы ему пинка — и был бы прав. Но Гиллель отвечает, не забыв похвалить пытливого гостя.

– Хороший вопрос, сын мой. Потому, что они живут среди песков.

И так повторяется многократно.

Гиллель вновь и вновь прерывает мытье головы, вновь и вновь одевается и встречает гостя доброй улыбкой.

А тот задает ему новые «хорошие вопросы».

Гиллель с тем же благодушием отвечает. Создается впечатление, что ситуация его забавляет.

Талмуд умалчивает, удалось ли Гиллелю к субботе помыть голову. Наверно, нет. Героям фильма «Скромное обаяние буржуазии» тоже не удалось отобедать. Но надо полагать, Гиллель определенно встретил субботу в наилучшем расположении духа. Что же касается попыток вывести Гиллеля из себя и получить четыреста монет, то проект провалился. Насмешник остался ни с чем и встретил субботу кое-как.

Вот такой рассказ из Талмуда.

А теперь для сравнения старый английский анекдот, в некотором отношении похожий на этот рассказ.

Некто остановился в отеле. Лег спать. Заснул. В двенадцать ночи стук в дверь. Встает, одевается, повязывает галстук, открывает дверь.

На пороге человек.

– Здравствуйте, сэр.

– Здравствуйте, сэр.

– Сэр, вы не могли бы дать мне стакан воды.

– Пожалуйста, сэр.

– Благодарю вас, сэр.

Раздевается, ложится спать.

Через некоторое время стук в дверь. Бедняга одевается, повязывает галстук. У дверей тот же джентльмен.

– Здравствуйте, сэр.

– Здравствуйте, сэр.

– Сэр, вы не могли бы дать мне стакан воды.

– Пожалуйста, сэр.

– Благодарю вас, сэр.

Так продолжается всю ночь.

В шесть утра очередной стук. Одевается, повязывает галстук. У дверей тот же джентльмен.

– Здравствуйте, сэр.

– Здравствуйте, сэр.

– Сэр, вы не могли бы дать мне стакан воды.

– Пожалуйста, сэр.

– Благодарю вас, сэр.

– Сэр, позвольте спросить: зачем вам столько стаканов воды?

– Сэр, у меня в номере случился пожар.

Хороший абсурдистский анекдот.

Там, где у Гиллеля естественная для него приветливость и готовность принять каждого человека, как бы нахально он себя ни вел и какую бы чушь ни нес, у героя анекдота доведенная до абсурда английская чопорная вежливость — ну так и весь анекдот абсурдистский, тем и хорош.

Михаил ГОРЕЛИК, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!