Когда разлучаются двое

 Николай Овсянников
 31 октября 2014
 4180

Обретение некоторыми известными романсами статуса народной песни не всегда является результатом стихийного процесса, проследить этапы которого не то чтобы невозможно, а вроде бы и незачем. Ну плохо ли, если вместо имен забытых авторов против названия популярного произведения будет стоять: «русская (или украинская, белорусская и т.п.) народная песня»?

По-моему, плохо. Утрачивая имена создателей культурных ценностей, мы не только укореняемся в неуважительном отношении к личности, но и обедняем себя как народ — хранитель национальной культуры. И уж совсем плохо, когда такая утрата происходит не от забывчивости или отсутствия любознательности, а вследствие усилий тех, кто как раз обязан этому противостоять.

Советско-российская история одного украинского романса, созданного на рубеже веков, являет собой пример подобной метаморфозы. Ее невольной жертвой сделался великий поэт Генрих Гейне. В 1823 году им было написано небольшое лирическое стихотворение Wenn zwei von einander scheiden («Когда двое расстаются»), впоследствии вошедшее в знаменитую «Книгу песен» (1827). Трудно найти другого европейского поэта, чьи произведения были бы в России так любимы, как стихи Гейне. Их переводили много и многие, включая классиков русской поэзии М. Лермонтова, Ф. Тютчева, Л. Мея, А. Фета, А. Блока. Волна особой переводческой активности поклонников Гейне совпала с ростом демократических настроений в российском обществе конца 1850–1860-х годов.

В 1860 году поэт и переводчик Петр Исаевич Вейнберг (1831–1908) в шестом номере журнала «Современник» опубликовал свой перевод Wenn zwei von… под названием «Когда разлучаются двое». Надо заметить, что к тому времени его собственное стихотворение «Он был титулярный советник…» стало широко известно, так как было положено на музыку А.С. Даргомыжским. Несколько менее известных композиторов написали музыку и на его перевод Гейне. Но то ли мелодии были невыразительны, то ли презентовали их не лучшие вокалисты — ни в нотах, ни на пластинках они не сохранились.

Иначе сложилось с украинским переводом Wenn zwei von…, выполненным в 1892 году Максимом Антоновичем Славинским (1868–1945). Выпускник юридического и историко-филологического факультетов Киевского университета, он вместе с Лесей Украинкой переводил стихи Гейне под псевдонимом М. Стависький. В «Книгу песен» поэта, изданную в 1892 году в австрийском Лемберге (ныне г. Львов), вошло более полусотни его переводов, в том числе вспоминаемого нами стихотворения. Первую строку, послужившую впоследствии названием романса, Славинский фактически заимствовал у Вейнберга — «Колú (русское “когда”) розлучаються двое…» Однако остальной текст был самостоятельной работой высокого художественного уровня. Он привлек внимание выдающегося украинского композитора Николая Витальевича Лысенко (1842–1912), написавшего на стихи Гейне – Славинского незабываемую музыку. Вокальная партия была выполнена для двух голосов — сопрано и альта. Бытует мнение, что романс был посвящен Ольге О’Коннор, жене композитора. Она обладала незаурядным голосом — лирико-драматическим сопрано — и была первой исполнительницей Оксаны в «Рождественской ночи» Лысенко. Супруги прожили 12 лет и, не дождавшись детей, якобы из-за этого разошлись. Правда, сделали это неофициально, поскольку суд потребовал бы назвать «виновных». Перестав жить вместе, они, тем не менее, сохранили добрые отношения.

Первое нотное издание романса вышло скорее всего в австрийском Лемберге — культурном центре галицийского украинства. Там же на фирме «Зонофон-Рекорд» в 1907 году появилась первая граммофонная пластинка. Это был дуэт артистов местного театра Филомены и Леона Лопатинских, певших в сопровождении оркестра. В 1910 году в российском филиале немецкой «Фаворит-Рекорд» вышла пластинка с записью романса в исполнении малоизвестного дуэта В. Жмурко и К. Лугового. Продавалась она главным образом в Киеве. К сожалению, ни на первом, ни на втором изделиях не были указаны имена авторов. Однако на вышедшей перед началом Первой мировой войны пластинке киевской фирмы «Экстрафон», где романс звучит в исполнении Н. Немчинова и А. Аликова, указано: «муз. Лисенко». Стоит заметить, что на пластинках того времени не было принято указывать авторов слов вокальных произведений.

Между 1915 и 1917 годами в занятой немецкими войсками Варшаве издательство Л. Идзиковского выпускает второе издание романса, автором которого указан один Н. Лысенко. Это не означает, что имя автора украинского перевода стихотворения Гейне к тому времени успели забыть. Скорее всего, в Варшаве его попросту не знали. Но в Киеве и Львове его, безусловно, знали, тем более что сам М. Славинский превратился на Украине в крупную политическую фигуру. В 1917-м он стал представителем Центральной рады при Временном правительстве, а на следующий год возглавил дипломатическую миссию независимой Украины в Праге. Оставшись после Гражданской войны в Чехословакии, в глазах советского руководства он превратился в эмигранта-националиста, имя которого в СССР разрешалось упоминать лишь в отрицательном контексте. Это во многом определило дальнейшую судьбу романса Лысенко – Гейне – Славинского.

Только в 1927 году ноты «Колú розлучаються…» наконец-то вышли в свет на родине его создателей. Это был изданный в Киеве сборник вокальных дуэтов из произведений Лысенко. Имена Славинского как автора украинского текста и Гейне как автора оригинала отсутствовали. В 1935 году появилась первая советская пластинка с записью романса. Под фортепианный аккомпанемент его дуэтом исполнили Иван Козловский и Михаил Гришко. Спели замечательно, но на этикетке, вместившей перед фамилией первого надпись: «арт. Державн. Велик. Академ. театру опери та балету…», места для имен Гейне и Славинского не нашлось.

В 1939 году случилась приятная неожиданность. Московское издательство «Союз советских композиторов» выпускает ноты романса отдельной тетрадью, где значится: «Вiршi Г. Гейне. Пер. М. Славiнського». Трудно сказать, что повлияло на смелость ответственного редактора. Может быть, преждевременные сведения о кончине 70-летнего Славинского? Но в любом случае дело не обошлось без инициатора издания. Думаю, им был выпускник Киевского музыкально-педагогического института им. Н. Лысенко, солист московского Большого театра Соломон Маркович Хромченко (1907–2002).

Во-первых, он прекрасно знал имена авторов романса, который начал исполнять еще в 1920-е годы, разъезжая с концертами по Украине в качестве бродячего артиста. Во-вторых, он продолжал его исполнять, живя с 1932 года в Москве. И наконец, именно он постоянно пел его в годы войны перед фронтовиками, а в 1943 году в дуэте с Константином Лаптевым записал на пластинку Апрелевского завода. Так кто, кроме него — солиста главного театра страны, окончившего аспирантуру Московской консерватории, отличного знатока украинского песенно-романсового репертуара, мог настоять на указании авторства Гейне и Славинского в нотном издании 1939 года?

Увы, с пластинкой военного времени чуда не произошло. Хотя фамилия Славинского на ней и появилась, но едва ли не издевательским образом — в качестве автора музыкальной обработки. Зато принадлежащие ему слова были обозначены как народные. Имена Гейне и Лысенко отсутствовали. В 1947 году Апрелевский завод переиздал грамзапись военного времени, и тут уж цензоры не дремали: романс теперь назывался «народной песней» на музыку Н. Лысенко. Очевидно, кто-то даже понес наказание за промашку с нотами 1939-го и пластинкой ­1943-го, поскольку в 1945 году 76-летний Славинский был арестован советскими спецслужбами в Праге, а 23 ноября, не дождавшись решения трибунала, умер в киевской Лукьяновской тюрьме. Реабилитирован он был только в 1993 (!) году.

Эти обстоятельства определили дальнейшую судьбу вспоминаемого романса. Советские цензоры сочли за благо больше его на пластинках не издавать. В нотах он, правда, выходил: в 1949-м, 1953-м и 1960-м (с указанием имен Лысенко и Гейне), а впоследствии — уже как «народная песня в обработке Н. Лысенко». Как говорится, приехали.

Впрочем, не приехали, а все еще едем. В 2004 году российская фирма ­MOROZ издала долгожданное архивное наследие Ивана Козловского. Первый диск назывался «Засвистали козаченьки. Украинские народные песни». Среди них — «Коли розлучаються двое»: великолепный дуэт с Борисом Гмырей, десятилетия пролежавший на архивной полке. Спасибо редакторам и издателям, но кто же им мешал указать авторов произведения?

В 2006-м другая российская фирма, «РМГ-МЕДИА», в серии «Великие исполнители России ХХ века» выпустила вокальное наследие баритона Андрея Иванова в формате MP-3. И снова та же история. Вспоминаемый нами романс Лысенко – Гейне – Славинского значится «украинской народной песней», причем в скобках уточняется: «музыка и слова народные».

Как тут не процитировать строку из вейнбергского перевода бессмертного стихотворения Гейне:

Тяжелые вздохи и слезы

Уж после разлуки пришли!..

Николай ОВСЯННИКОВ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!