КРАСОТА В ЭМИГРАЦИИ: СИНДРОМ РАЗРУШЕНИЯ

 Ирина Цыпина
 24 июля 2007
 2505
Эволюция изменения критериев женской красоты произошла в России неожиданно и стремительно в начале 50-х: от сияющих фарфоровых улыбок Любови Орловой и Марины Ладыниной до бездонных, уходящих в бесконечность глаз Татьяны Самойловой в картине «Летят журавли», единственном советском фильме, получившем Золотую пальмовую ветвь в Каннах (1958). Наступила эра другого, интеллектуального кино, эра Марлена Хуциева, Андрея Тарковского, Михалкова-Кончаловского, время характерных актрис: Элины Быстрицкой, Маргариты Тереховой, Майи Плисецкой
Эволюция изменения критериев женской красоты произошла в России неожиданно и стремительно в начале 50-х: от сияющих фарфоровых улыбок Любови Орловой и Марины Ладыниной до бездонных, уходящих в бесконечность глаз Татьяны Самойловой в картине «Летят журавли», единственном советском фильме, получившем Золотую пальмовую ветвь в Каннах (1958). Наступила эра другого, интеллектуального кино, эра Марлена Хуциева, Андрея Тарковского, Михалкова-Кончаловского, время характерных актрис: Элины Быстрицкой, Маргариты Тереховой, Майи Плисецкой. В Израиле тоже оказались «неравнодушны» к женской красоте. В фокусе внимания общественности оказались новые репатриантки. Израильское TV оглушило «русскую улицу» шуткой про «бабу Любу» (см. «Баба Люба как зеркало русской алии» в «Алефе» № 924). В праймтайм на телеэкране показали русскоговорящую репатриантку, вульгарную, безвкусную кассиршу из израильского супермаркета. Бесформенная, немолодая блондинка в розовой пудре и в огромных старомодных очках, жалко лепечущая на корявом иврите... Израильтяне веселились вдоволь и хохотали до слез над этой нелепой «русской»... Не хотелось реагировать и отвечать. Пошлости так много, и она всегда почему-то востребована. Синдром толпы, избивающей слабого и чужого, того, кого дозволено обижать, — сколько раз мы это проходили! Наверное, нет более уродливого зрелища. По русскому каналу Любу защищают модные благополучные феминистки, вспоминают о ее привезенных дипломах и почетных грамотах; восхищаются, что даже в этом статусе она не сломалась, не растерялась; перечисляют ее бывшие профессии –от инженера до доктора философии. «Ведь любая работа почетна» — сколько раз слышали об этом в эмиграции, не правда ли? Но, обидевшись вместе со всеми, простите, я решилась подойти к зеркалу нашей действительности. Рассказать вам обо всем? О шоке, который я испытала, только единожды взглянув в наше мутное Зазеркалье? Вернемся в наше недалекое прошлое. В Москве живет всемирно известный историк, один из ведущих современных специалистов в области социологии прогнозирования и футурологии Игорь Бестужев-Лада. Когда-то на заре перестройки он очень четко и ярко нарисовал обобщенную модель эмиграционных процессов, а проще — сформулировал весь комплекс проблем эмиграции. Ученый утверждал, что самое страшное в эмиграции — это деформация человеческой личности, деградация психики, потеря себя. Он приводил горький пример, такой характерный для эмиграции: «Если признанная пианистка пять лет моет посуду в немецкой забегаловке, то, увы, она уже не пианистка... Она посудомойка». Оставим это жесткое высказывание без комментариев; все, как есть. Но мы не о социальных вопросах нашего больного, истерзанного террором общества, а об абстрактной категории — Красоте наших любимых женщин. Почему вдруг — баба Люба? Не торопитесь, как ни странно, но они (Люба и Красота) — антиподы одного явления, одной проблемы и одной человеческой беды. В суете эмигрантских будней сколько женщин забыли о том, что Красота — это прежде всего одухотворенность, интеллект, тайна... Это божественная лепка образа, пластика движений и жестов, это живая энергетика ума, воображения и только потом — черты, выверенные по законам «золотого сечения» пропорций; и уж совсем НЕ модные тряпки класса must-have этого сезона и даже не дорогой макияж и французский парфюм, не умопомрачительная стрижка и не сверкающие караты. Я совсем о другом. «В женщине должна быть ЗАГАДКА. Нет загадки — нет женщины...» — это формула «профессионала», мастера фотосессий, работающего в известном модельном агентстве в центре Европы. А мнение мужчины, глядящего много лет на женщину через объектив фотокамеры, не стоит оставлять без внимания, верно? Вспоминаю, как впервые оказалась в иерусалимском русском ресторане. Меня, нового человека в абсолютно другой жизни, поразило кричащее несоответствие, диссонанс между обликом присутствующих женщин и их одеждой. Это был почти театр абсурда, с гротескными кадрами, музыкальным сопровождением и даже с подтекстом, который умелый режиссер выделил бы в многоточие. Я увидела так много красивых вечерних платьев, сверкающей бижутерии на фоне измученных лиц в ярком карнавальном гриме. Усталые плечи после многочасовой монотонной работы в предательском контуре оголенных декольте. Мне стало страшно. Я ощущала физически их усталость и раздражение, сутулость, неумение носить дорогие вещи, неумение улыбаться, ранние подъемы, нервные срывы, постоянную тревогу за детей, невозможность жить иначе и что-либо изменить... С годами восприятие окружающей жизни становится более ровным и органичным, многого мы уже почти не замечаем, но закон первых впечатлений никогда не обманывает меня; это отфильтрованная правда без примеси других эмоций, без самообмана и лжи. Но как странно устроена наша память. И почему я вспомнила этот давно уже закрытый ресторан в центре Иерусалима? Что общего между подсмотренными ресторанными картинками и телепередачей русского канала «Израиль-плюс», когда совсем недавно в студии проводился конкурс красоты? Четырнадцать красавиц нашей алии, четырнадцать девочек, у которых иврит уже почти родной, стройные, юные, нарядные. Но... Я всматривалась в лица, искала, спорила с собой и не могла ответить на такой простой и обидный вопрос. Почему лица этих девчонок до сих пор не разбужены интеллектом? Кто виноват? Где игра ума и блеск дерзаний в глазах? Где одухотворенность и загадочность? Из четырнадцати девчонок только одна учится в университете — это тревожный и неутешительный симптом. Почему они так стандартно красивы и безлики? И что мы все по большому счету сумели дать нашим детям, которых привезли в новую страну для их счастливого будущего? Девочки что-то косноязычно лепетали перед камерой, натужно улыбались... И это был еще один укор всем нам, взрослым, не сумевшим разбудить Красоту. Увы, «Баба Люба» оказалась неумелым воспитателем. Голливуд, очень чуткий индикатор всех новых веяний и направлений, уже давно утверждает тип красоты, доминанта которой — незаурядность и интеллект. Вспомните Шарон Стоун и Ким Бесингер — сколько изыска, стиля, сколько чувств и эмоций. Когда по российскому TV Леонид Парфенов брал интервью у Кондолизы Райс, советника президента США по вопросам безопасности, меня пленила эта темнокожая женщина. Я восхитилась ее манерой ведения беседы, шармом, королевской осанкой и ярко выраженной харизмой. Только гимнастика ума способна создать такую лепку лица, осветить его изнутри, заставить окружающих поверить и полюбить. Конечно, я привожу примеры небожителей, звезд, которых так мало на Земле, но поверьте: для молодых очень важно стремиться ввысь, ведь горизонт бесконечен. «Душа обязана трудиться», только тогда придет настоящий успех. Мы живем в эпоху информационного взрыва и Интернета, каждый день приносит новые сенсации, гипотезы, открытия, независимо от нашей ежедневной занятости мы можем так много узнать, успеть, прочувствовать и пережить, пересечься со столькими интересными людьми, восхититься возможностями и технологиями современного мира. И когда я слышу от некоторых дам, что компьютер портит глаза, мне хочется рассмеяться. Девочки, не надо лукавить; жить тоже в некоторой степени вредно. Вспомните детскую сказку Андерсена «Русалочка». О, как больно было несчастной Русалочке ходить, каждый шаг ее был отмечен страшной, почти непреодолимой пыткой, слезы жгли ее изнутри, но она твердо шла на эти испытания, чтобы войти в Мир людей. Яркий, влекущий, постоянно меняющийся мир стоит того, чтобы к нему стремиться, чтобы в нем жить и находить в нем вдохновение. Игра интеллекта, особый драйв создают потрясающий шарм, который неспособны создать даже самая технологичная пластика и макияж. Время очаровательных милашек ушло безвозвратно. Время более высоких порядков, более сложных и высоких ценностей стремительно ворвалось в наш век, перечеркнув старые догмы, условности и патриархальный уклад. Так будем соответствовать своему времени и его непростому и жесткому диктату. Ведь чувство времени — это всегда залог успеха и признания, современный стиль и современный эталон красоты.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!