Вице-адмирал Абрам Генкин

 Виктор Генкин
 30 августа 2015
 3684
Мой отец Абрам Львович Генкин (1909–2001) завершил военную службу в звании инженер-вице-адмирала. Он был начальником радиотехнической службы Военно-морского флота (ВМФ) СССР — начальником 5-го управления ВМФ с 1959 по 1970 год. По мнению видных специалистов, с его именем связано появление нового поколения аппаратуры для флота. При его участии и по его инициативе были созданы уникальные гидроакустические комплексы для подводных лодок, надводных кораблей и берегового наблюдения, радиолокационные системы воздушного обнаружения для кораблей, боевые информационные управляющие системы, изменившие облик флота.  

После рабфака в 1930 году отец стал студентом ЛЭТИ (­С.-Петербургского государственного электротехнического института), а потом поступил в Военно-морскую академию, где преподавали А.И. Берг и А.Н. Щукин — будущие академики в области радиотехники, ставшие его учителями.

Отец участвовал в испытаниях первых отечественных радиолокаторов. В мае 1941 года он защитил кандидатскую диссертацию по радиолокации, первую в СССР диссертацию военного инженера в этой области.

В начале войны он помогал в организации противовоздушной обороны (ПВО) Таллина, за что был награжден орденом Красной Звезды за № 7, а в конце войны — орденом Отечественной войны 1-й степени. В то время отец числился преподавателем академии, а фактически почти непрерывно занимался введением в строй радиолокаторов на Северном и Черноморском флотах. Кроме того, в начале войны он установил в деревне Зюзино полученный по ленд-лизу английский радиолокатор, предупреждавший о налетах фашистской авиации на Москву. В последний период войны его назначили в наркомат ВМФ на должность заместителя начальника созданного отдела спецприборов.

В 1952 году, в разгар антиеврейской кампании, отец стал лауреатом Государственной премии, тогда ее называли Сталинской, вместе с харьковскими учеными Института радиотехники и электроники (где часть премированных тоже были евреями). Были и такие чудеса поздней сталинской эпохи.

В 1957 году отца назначили начальником института ВМФ, отвечающего за радиоэлектронику. Он получил звание контр-адмирала, через три года стал начальником 5-го управления ВМФ. В шутку про него говорили: «Вот идет человек, распоряжающийся третьей частью бюджета ВМФ». И это было недалеко от истины.

Отец всегда поддерживал талантливых людей и терпеть не мог бездельников. Его характер и отношение к коллегам иллюстрирует такой случай. У Берии был сын Серго, возглавлявший конструкторское бюро по системам ПВО. После ликвидации Берии сына сняли с должности, лишили научных степеней и под фамилией его матери Гегечкори отправили в Киев в НИИ, связанный с ВМФ. Там он заново подготовил кандидатскую диссертацию. В киевском НИИ не было ученого совета. Тогда его директор обратился к отцу за разрешением провести защиту диссертации в НИИ ВМФ, который подчинялся отцу. Отец разрешил, хотя не испытывал к Берии никаких теплых чувств. Защита прошла успешно. Позже политработники ВМФ предъявили претензии, что отец не посоветовался с ними, на что он им ответил, что при ходатайстве директоров НИИ это обычная практика. Политработники были недовольны.

В те советские времена он всегда уважительно относился к верующим. Был снисходителен к выпивающим, презирал чиновных ворюг и резко реагировал на проявления антисемитизма. После ухода в отставку отец около 30 лет проработал в Институте океанологии, занимался экспедициями по изучению Мирового океана, был соавтором одного из открытий по океанской среде. Он трудился до 90 лет. Любимым занятием на отдыхе у него было чтение журнала «Новый мир» (особо отмечал произведения Василя Быкова). Любил произведения Фейхтвангера, с наслаждением смотрел передачи с Аркадием Райкиным и Михаилом Жванецким. Скончался отец на 93-м году жизни…

Можно сказать, что моему отцу повезло. У него не было семейных проблем, он встретил нашу маму Симу (в девичестве Кузнец) на рабфаке в 1928 году. Их любовь и уважение друг к другу мы с братом наблюдали всю совместную жизнь. Сыновья стали кандидатами технических наук, создали свои семьи.

Отец увидел своих внучек и внуков, читающих хорошие книги или гоняющих на велосипеде. Он не попал под репрессии 1930-х годов, когда пострадали сослуживцы по Военно-морской академии, и под послевоенные репрессии, когда арестовали ряд руководителей наркомата ВМФ.

Ему повезло во время войны, где возможно всякое, даже если ты не участвуешь в ближних боевых столкновениях. Отец рассказывал, как они с сослуживцем попали под бомбежку в Мурманске.

Наконец, ему повезло с начальниками. По свидетельствам сослуживцев, к нему с большим уважением относились флотские руководители — главнокомандующие Военно-морским флотом Н.Г. Кузнецов, С.Г. Горшков и другие адмиралы. Его начальником до 1959 года был вице-адмирал С.Н. Архипов, который после войны возглавил 5-е управление ВМФ. Когда в 1952 году, в разгар антиеврейской кампании, к Архипову пришли из известных органов и политуправления и настаивали на том, чтобы убрать Генкина из управления, то он им сказал: «Тогда и меня убирайте». И те отстали.

В 1952 году, когда отец был по делам в жилищном отделе наркомата ВМФ, один офицер, знавший отца с 1944 года, сказал ему: «Абрам, будь осторожен, приходили люди из органов и интересовались планом твоей квартиры». И в те времена находились смелые и порядочные люди, которые понимали, что в стране происходят ужасные вещи.

Любопытный эпизод из жизни отца, связанный с фамилией Джугашвили. Вместе с Яковом, сыном Сталина, отец в 1920-х годах учился в МЭТШ — электротехнической школе в Москве, им было по 16–17 лет. Они жили в интернате при школе, их койки стояли рядом. Они подружились на всю жизнь. На фото довоенной поры у электрощитов сняты Яков, человек по фамилии Гуревич и отец.

В 1925 году, когда в выходной день Якову понадобилось забрать какую-то вещь из дома, он привел моего отца в кремлевскую квартиру Сталина. Они подошли к воротам башни Кремля. Яков сказал часовому, показывая на моего будущего отца: «Он со мной». В квартире никого из семьи не было, мебель была обтянута белыми чехлами, на столе лежал «белогвардейский» эмигрантский журнал. Яков и отец стали его листать и набрели на карикатуру на Сталина.

Отец сильно горевал, когда узнал, что Яков погиб. И говорил, что он был скромным и добрым парнем, при этом отличался редкой физической силой — никто в интернате не мог его побороть.

Несколько слов о нашей семье. Родители отца жили в Орше. Семья была небогатой, дед работал бухгалтером. Бабушка, в девичестве Клапер, молилась по-особому, потом сказали, что так делают потомки священнослужителей. Оршанский прапрадед был плотогоном и погиб от удара бревном при погроме в начале 1920 года, тогда ему было 95 лет. Один из прадедов отслужил 12 лет в царской армии и получил право на жительство в Москве и Петербурге. В революцию он (красильный мастер) был избран директором красильной фабрики в Свиблове (сейчас это Москва). И получил звание «Герой труда».

 

Мы удержались на плаву,

Хоть разбрелись по параллелям.

Нам есть, где преклонить главу,

И, как в веках, детей лелеем.

 

Сестра отца Зиночка жила в Ленинграде вместе с дедушкой и бабушкой. Дедушка умер в блокаду в 1942 году, похоронен в общей могиле. Зиночка стала врачом, вышла замуж за проектанта шахт, который прошел войну от Сталинграда до Вены, их дети (сын — математик-программист и дочь — инженер по радиосвязи) с потомством сейчас живут в Израиле и США. Изредка они приезжают в Питер. Мы посещаем памятные места, приходим на еврейское кладбище, кладем камни на могилу бабушки, а Даник, сын Зиночки, читает молитву на древнееврейском.

Отец всегда считал, что самое главное — это семья.

Он часто снится мне.

Виктор ГЕНКИН, 

кап. 2-го ранга в отставке



Комментарии:

  • 12 января 2019

    владимир

    меня очень интересует вопрос о том брали ли евреев на 5 эскадру ВМФ и допускались ли вообще евреи в дальние походы с заходом в иностранные порты очень хотелось бы это узнать пишите мне пожалуйста заранее благодарен Владимир Израиль беэр шева

  • 13 августа 2018

    Михаил

    Я служил на Северном флоте в 60-ые годы. Мой командир капитан второго ранга Перельман был чуть ли ни единственным Евреем на флоте. Так вот он гнобил своих соплеменников больше кого бы то ни было. По принципу бей своих,чтобы чужие боялись. Нет больших антисемитов, чем сами Евреи. В этом я убедился за мою жизнь.

  • 17 января 2016

    КАРЛСБРУН ИЗРАИЛЬ ЯКОВЛЕВИЧ

    городок ПУШКИНО Александровский ДВОРЕЦ,в/ч 10729
    кто там был,тот знает

  • 29 декабря 2015

    КАРЛСБРУН ИЗРАИЛЬ ЯКОВЛЕВИЧ

    Я часто был в командировках у ГЕНКИНА по вопросам РАДИОЛОКАЦИИ на КОРАБЛЯХ,которые создавал КУПЕНСКИЙ
    БОРИС ИЗРАЙЛЕВИЧ.
    В тяжелые годы Антисимитизма в СССР было много людей,
    которые понимали РОЛЬ ЕВРЕЙСКИХ ИНЖЕНЕРОВ в создании
    БОЕВОЙ ТЕХНИКИ в СССР

  • 28 октября 2015

    Гость Марк Белинкис.

    Действительно уникальный случай: Абрам Львович Генкин был единственным евреем, получившим после войны звание контр-адмирала, а затем - вице-адмирала. Касательно утверждения его сына Виктора, о том, что адмирал Генкин "резко реагировал на проявления антисемитизма...", то это не так, или не совсем так... Виктор не приводит реальных примеров резкой реакции адмирала в указанном вопросе... Но реальная практика и статистика таковы: в высшие военно - морские инженерные училища и тем более в академию - евреи не принимались, начиная с начала шестидесятых годов прошло века... Возможно, подобная практика бытовала и после войны, но этой статистики у меня нет... Особенно практика "юден фрай" неукоснительно соблюдалась в училище подплава им. Ленинского Комсомола... В высшее военное - морское училище Оружия, подведомственное адмиралу Генкину, вообще ни один еврей за все годы его существования принят не был... Единственное училище, куда в единичных случаях евреи все таки проскальзывали, было училище радиоэлектроники им. Попова... Кто же были эти счастливцы? Все они были детьми или ближайшими родственниками евреев, имевших большие заслуги перед советским военно-морским флотом: внук основателя советской морской радиолокации академика Берга, близкий родственник адмирала Фельдмана, героя войны на Балтике, приемный сын капперанга Шомракова, легендарного героя минувшей войны, сыновья Героя Советского Союза легендарного подводника Владимира Коновалова (Велв Коновал): Марк и Евгений.... Просто Московским антисемитам возможно было не удобно перед адмиралом Генкиным, курировавшим радиолокацию в то время, рьяно не допускать евреев в подведомственное ему училище..
    Мне пришлось видеть "юден фрай" в одесском высшем-инженерно морском училище в те годы...
    Хотя училище готовило специалистов для гражданского морского флота, но военно-морская кафедра в училище по профилю военно-учетной специальности была кафедрой подводного плавания, и для поступления еврея в это училище нужен был звонок из одесского обкома, ни как не меньше... Естественно еврейские папы и мамы такими связями, как правило,не обладали... "Плетью обух перешибить" адмиралу Генкину не удалось...
    Мы должны знать своих героев и свою историю....

  • 12 сентября 2015

    Евгения

    Благодарю Бога за то, что он дал мне возможность узнать эту замечательную семью. Абрама Львовича мудрого, доброго, любящего человека я буду помнить всегда.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!