Око за око?

 Песах Амнуэль
 27 ноября 2015
 1653

Минувшей осенью в Нью-Йорке на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН прошли политические слушания. Впервые за многие годы в речи президента США ни разу не прозвучало слово «Израиль». О важности решения палестино-израильского конфликта и о том, что без решения этого конфликта не будет мира на Ближнем Востоке, говорили все и всегда. Но только израильские дипломаты пытались объяснить международному сообществу, что мир в нашем регионе зависит от множества причин, большая часть которых никак с Израилем не связана.

Но мантра эта была удобна, позволяла не вглядываться в истинный клубок ближневосточных противоречий и искать решение множества проблем «под фонарем», а не там, где эти проблемы до поры до времени зрели. «Арабская весна» показала, что на самом деле арабо-израильский конфликт далеко не так важен для мусульманского мира, как это пытались демонстрировать не только арабские, но, к сожалению, европейские и американские политики.

Гражданская война в Сирии, «Исламское государство», всплеск извечного кровавого конфликта между суннитами и шиитами отодвинули палестинскую проблему на обочину, где ей всегда было место. Европейские лидеры по инерции еще говорили о важности палестино-израильской проблемы, а лидеры арабских стран, занятые попытками решения куда более важных для Ближнего Востока конфликтов, попросту перестали обращать внимание на «бедствия палестинского народа». До сих пор, кстати, страны, взявшиеся спонсировать восстановление Газы после операции «Нерушимая скала», так и не перевели палестинцам обещанные пять миллиардов долларов.

Привыкшие быть в центре внимания палестинские лидеры стали вдруг никому не интересны. Председатель автономии Махмуд Аббас много раз пытался подогревать интерес к «проблеме Палестины» и, в частности, к собственной персоне: то грозил подать от имени автономии иски против Израиля в международный суд, то угрожал, что денонсирует Норвежские соглашения, уйдет в отставку и вообще расформирует автономию: пусть израильтяне сами заботятся о жизни миллионов палестинцев на «оккупированных территориях».

Перед выступлением на последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН Аббас заявлял, что «взорвет бомбу», и мир опять будет вынужден заниматься палестинской проблемой. Журналисты гадали: что может придумать Абу-Мазен, чтобы реально вернуть палестинскую проблему на первые полосы газет? Оказалось: ничего нового. Аббас еще раз обвинил Израиль в срыве мирных переговоров, еще раз пригрозил «уйти и расформировать», но не ушел, не расформировал и лишь одну традиционную угрозу все-таки привел в исполнение — не в первый раз и, к сожалению, наверняка не в последний. 

«Евреи хотят уничтожить мечеть Аль-Аксы и построить на ее месте свой Третий храм» — заявление тоже не новое, но всегда (вспомним вторую интифаду) пригодное для разжигания страстей. «Защитим Аль-Аксу!» — восклицал еще Арафат, и этот призыв время от времени звучит из Рамаллы, подхватывается в Газе, и очередной виток насилия не заставляет себя ждать. 

Вернувшись из Нью-Йорка, Аббас в очередной раз объявил, что «Аль-Акса в опасности» и вот-вот начнется третья интифада, уже успевшая получить название «интифада Аль-Кудса» (Аль-Кудс — арабское название Иерусалима). Лидеры «Хамаса» не могли допустить, чтобы инициатива в таком важном мероприятии исходила из Рамаллы, а не из Газы. Исмаил Ханийе тут же заявил, что «евреев нужно резать везде», не забывая о стратегической цели — уничтожении «сионистского образования». «Исламское движение» в Израиле подхватило призыв, а кампания подстрекательства, которая никогда не прекращалась, многократно усилилась в конце сентября.

Палестинцы и раньше бросали камни и бутылки с зажигательной смесью в иерусалимский трамвай (где ездили и сами), в машины на дорогах Иудеи и Самарии, нападали с холодным оружием на солдат ЦАХАЛа и поселенцев, но все это вызывало довольно вялую реакцию со стороны силовых структур и правительства. Камнеметатели — это обычно подростки лет 10–15. Бросят камни и разбегутся, поди их лови. А с ножом на солдат на КПП, бывало, бросались палестинки, которые таким образом пытались решать свои семейные проблемы.

Полицейским и пограничникам сначала разрешили использовать снайперов и стрелять по ногам камнеметателей, но юридический советник правительства Иегуда Вайнштейн назвал решение незаконным, и оно было отменено. Вместо этого ввели более суровые штрафы за метание камней (штрафы, естественно, должны были платить родители несовершеннолетних камнеметателей) и даже возможность длительного тюремного заключения. 

Когда на дороги вышли толпы камнеметателей, а теракты с применением холодного оружия стали происходить несколько раз в день, полиции и пограничникам наконец развязали руки, но было уже поздно: волна насилия охватила не только территории, но накрыла Иерусалим, Тель-Авив, Яффо, Кирьят-Гат, Афулу. В новостях чуть ли не каждый час звучало: «Араб неожиданно выхватил нож и ударил в спину…», «в Старом городе Иерусалима араб напал с ножом на еврейскую семью…», «в результате попадания камня в лобовое стекло водитель не справился с управлением, и автомобиль перевернулся…»

1 октября террористы открыли огонь по машине неподалеку от поселения Итамар. Погибли Наама и Эйтам Хенкины. С ними ехали четверо их детей, младшему из которых было четыре месяца. Дети не пострадали, но остались сиротами. На следующий день террорист с ножом напал на еврейскую семью в Старом городе Иерусалима, неподалеку от Львиных ворот.

У Нехемии Лави, отца семейства, был с собой пистолет, но получив ранение, он не успел применить оружие. Террорист отобрал у раненого пистолет и открыл беспорядочную стрельбу. Подоспевшие полицейские и пограничники «нейтрализовали» террориста. Нехемия Лави (41), житель Старого города, и Аарон Бенет (21), житель Бейтар-Илита, солдат ЦАХАЛа, скончались в больнице, двухлетний сын Нехемии был ранен в ногу. Тяжело ранена жена Нехемии — по словам медиков, ей предстоят тяжелые операции, и нет уверенности, что удастся сохранить женщине жизнь.

На следующий день возле Шхемских ворот Старого города араб ударил ножом 15-летнего еврейского подростка и попытался скрыться, но был застрелен. В Кирьят-Гате араб ранил ножом солдата и, захватив автомат, попытался спрятаться в одном из домов. Автомат, как положено по инструкции, был без магазина, и террорист безуспешно пытался стрелять. Прибывшие на место полицейские «нейтрализовали» террориста.

За первые дни октября десятки раз арабы нападали на евреев, устраивали манифестации на территориях, бросали камни и коктейли Молотова. 

Полиции и пограничникам разрешили стрелять на поражение, 

но разрешение это несколько запоздало: стрелять по террористам стали гражданские. У многих израильтян (и не только живущих на территориях) есть право на ношение оружия, и они использовали это право: несколько террористов, нападавших с холодным оружием на евреев, были или убиты, или ранены и переданы в руки подоспевших полицейских.

Ситуация накалилась настолько, что начальник полиции Ашдода Ноам Шекель посоветовал жителям города, имеющим разрешение на оружие, носить это оружие с собой. Через день с таким же призывом выступил мэр Иерусалима Нир Баркат, а затем и министр обороны Моше Яалон. «Важно, — сказал министр, — чтобы люди проявляли бдительность и повышенную готовность. Когда случается теракт, то террорист погибает, а наши люди остаются в живых, и это главное».

А что же пресловутая Аль-Акса, ради «спасения» которой произошла нынешняя вспышка насилия? Оказалось, что палестинцы, возносившие Аллаху молитвы, устроили в мечети склад камней, которыми и швыряли в поднимавшихся на Храмовую гору евреев. Чтобы не провоцировать дальнейшую эскалацию насилия, премьер-министр Биньямин Нетаниягу запретил подниматься на Храмовую гору сначала еврейским депутатам кнесета и политикам, а через день распространил запрет и на арабских депутатов.

Лидеры «Хамаса» наблюдали за событиями из Газы и занимались подстрекательством, но им, понятно, хотелось и самим обозначить участие в «спасении Аль-Аксы». Они организовали демонстрацию неподалеку от пограничного забора. Сотни жителей Газы направились к границе, и когда возникла угроза, что толпа прорвет заграждение и проникнет на территорию Израиля, военные открыли огонь на поражение. По данным палестинских источников, семеро демонстрантов были убиты и около 100 ранены.

Когда я пишу эти строки, волна насилия еще не сошла на нет, а, возможно, даже не достигла максимума.

Бороться со спонтанными актами насилия службам безопасности гораздо труднее, чем с подпольными ячейками «Хамаса» и организованными группами террористов. Там можно внедрять своих агентов и (или) получать от информаторов сведения о готовящихся терактах. С такими угрозами за годы второй интифады ШАБАК научился справляться. Но как предвидеть, что некий ни в чем преступном ранее не замеченный палестинец, наслушавшись подстрекательских криков (в том числе в мечети), возьмет нож и пойдет убивать первого попавшегося еврея? В таких случаях, видимо, действительно самое разумное — разрешить людям применять оружие. Если оно есть…

К сожалению, насилие порождает насилие: в Араде еврей ранил ножом нескольких палестинцев, в Нетании жители города пытались линчевать группу арабов. После происшествия в Араде Нетаниягу выступил с резким осуждением актов насилия со стороны евреев. Но если полиция и армия не сумеют полностью взять под контроль ситуацию, то ответное насилие будет возрастать, тем более что оружие есть, как уже говорилось, у многих израильтян, а страсти продолжают накаляться.

Возможно, волна насилия перерастет в новую интифаду, как угрожает «Хамас» и против чего выступает Махмуд Аббас, которому третья интифада не сулит никаких политических дивидендов: за поражение будет отвечать он, а победа палестинцам не светит, как показали первые две интифады. Не сбывается, похоже, надежда Аббаса на то, что попытка интифады вызовет наконец живой отклик у международного сообщества и палестинская проблема опять станет главной на Ближнем Востоке. Генсек ООН Пан Ги Мун дежурной фразой осудил насилие и убийство «мирных палестинцев» (об убитых евреях, конечно, ни слова), этим пока международная реакция и ограничилась.

Израильские политики предпочитают не комментировать происходящее, предоставляя полиции и армии делать свое дело, а потому приведу мнение Мики Леви, командовавшего Иерусалимским округом полиции во время второй интифады. «В нашем распоряжении достаточно средств наведения порядка и устрашения, — сказал он, выступая по Второму каналу израильского телевидения. — Это ограничение доступа к Храмовой горе, перекрытие дорог, размещение войск возле деревень. Нынешний раунд насилия заглохнет… Правильные шаги были сделаны, но слишком поздно. Все надо было начинать месяц назад. Правительство очнулось от летних каникул, но оно не должно было засыпать».

Согласимся с мнением про­фес­сионала.

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!