Одиссея девушки из Приморья

 Наталья ЧЕТВЕРИКОВА
 30 декабря 2015
 1359
«Париж 1930-х годов был настоящей гаванью русской белоэмиграции. Публика валом валила в ресторан «Эрмитаж» послушать дуэт брата и сестры Бриннер – Юла и Веры. Он аккомпанировал на гитаре, а она зажигательно пела: «Эх, что мне горе! Жизни море надо вычерпать до дна!» Гости ревели от восторга и, вскакивая с мест, с цыганской удалью швыряли на сцену шальные деньги…»

«И бросало меня, как осенний листок» — вероятно, так могла бы сказать о своей жизни блистательная Вера Бриннер.

 

Швейцарцы из Владивостока

Париж 1930-х годов был настоящей гаванью русской белоэмиграции. Публика валом валила в ресторан «Эрмитаж» послушать дуэт брата и сестры Бриннер. Он аккомпанировал на гитаре, а она зажигательно пела: «Эх, что мне горе! Жизни море надо вычерпать до дна!» Гости ревели от восторга и, вскакивая с мест, с цыганской удалью швыряли на сцену шальные деньги. Или плакали, подпевая нестройными голосами: «Тени минувшего, счастья уснувшего снова, как призраки, встают предо мной».

Так волей судеб вдали от родины пара молодых эмигрантов преумножила славу обрусевшей швейцарской семьи Бринеров (позже к их фамилии была добавлена вторая буква «н»). Их дед Юлиус Йозеф в 16 лет сбежал из дома в поисках приключений и поселился в Йокогаме, где его судоходное агентство тесно сотрудничало с владивостокским торговым домом «Кунст и Альберс». Но энергичный и самоуверенный Юлиус в 1874 году самолично прибыл во Владивосток. Будучи швейцарцем в поведении и манере одеваться, он был евреем в умении вести дела и брался за любую коммерцию, в которой видел перспективу.

Молодой предприниматель рисковал, но не боялся риска. Юлий Иванович Бринер за 45 лет создал в Приморье настоящую индустриальную империю: это судоходная компания и рыбная промышленность, лесоразработки и угольные копи, свинцово-цинковые рудники и золотые прииски, торгово-промышленный банк Сибири и Общество изучения Амурского края...

Почетный гражданин Владивостока — города, который Бринер вместе с другими купцами и промышленниками практически строил своими руками, — после 1917 года потерял все и вскоре умер. Среди его потомков, разбросанных по свету, были внучка Вера и внук Юлий, названный в честь знаменитого деда.

 

Страсти на краю земли

Вера Борисовна Бриннер (настоящая фамилия — Бринер) родилась 17 января 1916 года в Петрограде, где в то время учился ее отец Борис Юльевич, крупный горнопромышленник из Владивостока. Мать девочки Мария Благовидова была оперной певицей, пожертвовавшей ради семьи своей карьерой. Но ее музыкальный талант передался детям, особенно Вере, которая с детства обладала идеальным музыкальным слухом и прекрасным голосом. На семейных вечерах, когда все усаживалась вокруг рояля, Мария Дмитриевна пела старинные русские романсы. И любовь к этому жанру Вера с младшим братом Юликом пронесли через всю жизнь.

После Гражданской войны многие богатые семьи Владивостока бежали из страны. Но новая власть нуждалась в грамотных специалистах, а именно таким человеком был Борис Бринер, которому в условиях НЭПа частично вернули управление предприятиями.

Однако в 1924 году произошло событие, коренным образом изменившее всю дальнейшую жизнь семьи. Будучи в командировке в Москве, Борис Юльевич влюбился в актрису МХАТа Екатерину Корнакову и, не спрашивая согласия жены, развелся с ней. Для матери двоих детей это стало страшным ударом. Маленький Юлик еще ничего не понимал, а вот Вера, очень любившая отца, тяжело переживала развод родителей.

Брошенная жена оказалась в трудном положении. На первых порах брат мужа взял на себя заботу о ней и детях. Они подрастали, и Мария Дмитриевна добилась от властей разрешения на выезд в Харбин — чтобы пристроить детей в хорошую школу. О ее разводе с мужем посторонние не знали, поэтому жене лояльного советской власти Бориса Бринера выдали нужные документы.

 

В Поднебесной

В 1927 году Вера с матерью и братом оказалась в другой гавани русской эмиграции — в Маньчжурии, так называемой Желтороссии. Мария Дмитриевна устроила детей в лучшую по тем временам международную школу YMCA — творческая одаренность юных Бриннеров била через край. Класс Веры выделялся талантами — здесь училась будущая поэтесса Ольга Тельтофт и будущий композитор, лауреат мировых музыкальных премий Алексей Абаза. Поэтому любые концерты учащихся проходили в переполненных залах.

Уже в это время Вера Бринер обращала на себя внимание не только своим голосом, но и внешностью. Она была настолько хороша собой, что в нее были влюблены все мальчики в классе и все мужчины-преподаватели. В 1933 году Вера оканчивает школу и получает образование, соответствующее американской high school.

В Харбине у Юлика тоже проявился талант к музыке. Обязан он этому был в первую очередь своей сестре, на которую всегда смотрел с обожанием. Пока она осваивала азы музыкального мастерства, он проходил с ней тот же курс. Вместе с Верой вникал в нотную грамоту, разучивал песни и несложные арии. А в 10 лет маленький артист уже свободно владел гитарой. 

Брат Веры с радостью участвовал в домашних спектаклях — здесь впервые проявилась его страсть к мистификации. Для подростка было большим удовольствием нагородить о себе какую-нибудь белиберду, что возымело весьма далеко идущие последствия.

 

Во французской стороне

В начале 1932 года японские войска оккупировали Маньчжурию, и Мария Дмитриевна, сильно переживавшая за детей, приняла решение увезти их в Париж. Тем более что дочери надо было продолжать музыкальное образование. В Париже собрался цвет российской культуры: Игорь Стравинский, Иван Бунин, Марк Шагал, Федор Шаляпин, Александр Вертинский… Вера Бриннер начала упорно заниматься вокальным оперным искусством, а Юлик поступил учиться в лицей.

Однажды сестра открыла брату русский ресторан «Эрмитаж» и познакомила его с цыганской семьей Димитриевичей, с которыми спела несколько романсов. Но не успела Вера и глазом моргнуть, как ее 15-летний братец дал в «Эрмитаже» свой первый концерт, исполнив цыганские песни в сопровождении тридцати гитар, и стал гвоздем программы. 

Пройдут годы, и по требованию возбужденного зала знойный красавец Юл Бринер густым баритоном уже в который раз будет выводить знаменитое: «Окончен путь, устала грудь, и сердцу хочется немного отдохнуть». Ему будет вторить мягкий тенор маленького и щуплого Алеши Димитриевича. А затем Юл впадет в кураж — на спор выпьет залпом бутылку водки и станцует на столе гопака.

В 1937 году, когда эмиграция отмечала год памяти Пушкина, в опере Рахманинова «Алеко» в роли Земфиры заблистала юная Вера Бринер. Ее богатый вокальный тембр и успешный дебют отметила вся парижская русская пресса. На следующий год Веру пригласили в труппу Русского драматического театра, состоявшего из артистов МХАТа.

За успехами в работе последовали перемены в личной жизни. В конце 1930-х годов Вера Борисовна вышла замуж за эмигранта из России пианиста Валентина Павловского.

 

На другом полушарии

Вторая мировая война вынудила семейство Бринеров покинуть Париж. Вера с мужем перебрались в Нью-Йорк, где ее ждала карьера оперной певицы. Но ее муж Валентин безнадежно пристрастился к азартным играм, и Вере пришлось с ним развестись. Затем была работа в Калифорнии и второе замужество. А после войны певица вернулась в Нью-Йорк и стала выступать в русском ресторане «Кречма». Появились кинороли исполнительниц русских песен. Пришла известность, приглашения в оперетты и оперы, солирования на выступлениях симфонических оркестров. 

20-летний Юлий перебрался к сестре в Америку еще в 1941-м. С собой он привез больную мать, которая через два года умерла.

Бринеры слегка изменили свою фамилию, добавив второе «н» для правильного английского произношения. Жизнь у Веры налаживалась, но отношения с братом испортились — его страсть к мистификациям уже затрагивала честь семьи. После смерти матери их пути разошлись. Юлий неожиданно стал звездой Бродвея, а затем оскароносным бритоголовым актером Юлом Бриннером — с экзотической внешностью и неотразимым мужским магнетизмом.

Громкая слава брата полностью затмила былую известность Веры Бриннер. Шли годы. В середине 1960-х у певицы начались серьезные проблемы со здоровьем. Болезнь прогрессировала, близкие люди поддерживали Веру как могли. Но истинным счастьем для нее стал приезд Юлия. Много часов он держал сестру за руку, нежно гладил, они вспоминали детство и веселые парижские деньки. Он безмолвно просил у нее прощение за долгое молчание, и сестра простила его.

Вера Бриннер умерла 13 декабря 1967 года. В США живут две ее дочери — Ирина и Лаура, но, к сожалению, никакого интереса к истории семьи Бриннеров они не проявляют.

Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия

Фотографии: blatata.com 

и insanecars.com/photo



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!