Всенародный любимец

 Геннадий ЕВГРАФОВ, Россия
 25 февраля 2016
 934
Формула любви к Семену Фараде Любимов говорил, что у Фарады было особое чувство юмора. И отмечал особый импровизаторский талант, который проявлялся во всех спектаклях, где он был занят. На репетициях он многое придумывал — фразы, мизансцены. «Шеф», как называли Юрия Петровича актеры, шутил: «отсебятина от Фарады». Но отсебятину эту любил, предложения были неожиданными, непредсказуемыми и потому всегда интересными…  

У каждого человека своеобразное чувство юмора. Но у некоторых людей чувство юмора — полное, это идеальный вариант… Такие люди обычно непосредственны, смеются на мою удачную шутку, а я смеюсь на их удачную шутку. Но только на удачную…

Из книги Семена Фарады «Уно моменто!»

 

«Отсебятина от Фарады» («Эстрадник» на Таганке)

Не все театры начинаются с вешалки. Один из немногих театров в Москве — Театр на Таганке — начинался с метро, где страждущие попасть даже не на премьеру — на любой спектакль спрашивали у каждого встречного-поперечного лишний билетик.

Главный режиссер одного из самого популярных театров страны Юрий Любимов пригласил Семена Фараду в свой театр в 1972 году. Пригласил из Москонцерта, где после разгрома театра-студии «Наш дом» при МГУ (театр закрыли после событий в Чехословакии) подвизался бывший студиец — актер без специального актерского образования (!), ставший даже дипломантом конкурса эстрадных артистов. И вскоре дал ему прозвище «Эстрадник».

Таганка была режиссерским театром, главной фигурой всегда был Юрий Петрович Любимов, собравший уникальную труппу. «Эстрадник» Семен Фарада нырнул в эту воду и не только вписался в талантливый коллектив, но и влюбился здесь в актрису Марию (при рождении — Марина) Полицеймако. Чувство было взаимным…

Любимов говорил, что у Фарады было особое чувство юмора. И отмечал особый импровизаторский талант, который проявлялся во всех спектаклях, где он был занят. На репетициях он многое придумывал — фразы, мизансцены. «Шеф», как называли Юрия Петровича актеры, шутил: «отсебятина от Фарады». Но отсебятину эту любил, предложения были неожиданными, непредсказуемыми и потому всегда интересными.

А эстрадность только помогала Фараде создавать комедийные острогротесковые роли как на сцене театра, так и в кино. Главное было соблюсти меру и вкус. И тем и другим он был наделен от природы. Не говоря уже о таланте. После разгона студии он нашел пристанище на ТВ — в популярной детской передаче «АБВГДейка» уморительно играл грустного клоуна Сеню. Играл недолго. У клоуна был «не тот профиль», а в председателях Гостелерадио в те времена ходил антисемит Лапин. И Фараде пришлось уйти (было не было, но так гласит одна из легенд, которые оставил после себя этот удивительный актер).

И когда Любимов позвал его в свой театр (как напишет Фарада в своей автобиографической книге, «это могли себе позволить в те времена только Аркадий Райкин и Юрий Любимов»), не то что согласился, можно сказать, он был счастлив. Он любил этот театр и хорошо осознавал, куда идет. В той же книге он скажет: «Театр на Таганке всегда был театром Юрия Любимова… Может быть, в другом театре, у другого режиссера я сыграл бы другие роли — большие, главные… Может быть. Но когда я шел на Таганку, знал, куда шел».

Фарада прослужил в театре 30 лет. И за эти 30 лет, что актер выходил на сцену театра, он сыграл не один десяток самых разных разноплановых, разнохарактерных ролей, среди которых были и маклер в спектакле «Обмен» по повести Юрия Трифонова, и сержант-грузин в спектакле «Пристегните ремни!» по пьесе Г. Бакланова, и даже сваха в «Женитьбе Бальзаминова» по А. Островскому. Но, может быть, одной из лучших его актерских работ стала роль ведущего в спектакле «Пять рассказов Бабеля», поставленном в 1980 году режиссером Ефимом Кучером. По замыслу режиссера Фарада вступал в прямой доверительный контакт с публикой, пришедшей на спектакль. Как вы понимаете, на каждом спектакле публика была разная, и артисту каждый раз надо было настроиться с залом на одну волну. Более того, в каждом спектакле он добавлял какие-то новые нотки к роли и всегда вел публику за собой. Вот где «отсебятина от Фарады» пришлась как никогда ко времени и месту.

С Первым апреля! (Шутка Льва Фердмана и Иды Шуман, родителей Семена Фарады)

Его угораздило родиться 31 декабря в ночь под новый, 1933 год. Через много лет Фарада сострит: «Однажды первого апреля мои родители решили пошутить, и через девять месяцев шутка обернулась новогодним подарком! Мне приятно, что мой день рождения празднует вся страна, правда, не догадываясь об этом».

Когда Семен подрос, выбора, кем быть, перед ним не стояло. Ну конечно же, только военным, как и отец. И подал документы в бронетанковую академию. Но не сложилось: подвела золотого медалиста легкая атлетика, которая оказалась на пути к высшему образованию нелегким испытанием. Он забрал документы и отнес их в Бауманское училище. В 1950-е годы (да и не только в 1950-е) евреям поступить в какой-либо вуз было весьма и весьма затруднительно, чего уж говорить о престижной Бауманке.

Он поступил. Несмотря на «пятый пункт». Но ни танкиста, ни инженера-механика по котельным установкам из Семена Фердмана не получилось. Получился артист Семен Фарада. Которого в конце 1970-х узнала, а в начале 1980-х и полюбила вся страна.

 

«Итальянец» Фарада (всенародный любимец)

Всенародным любимцем делает актера не театр — кино. Театр на Таганке вмещал в себя чуть меньше тысячи счастливчиков, которым повезло всеми правдами и неправдами достать билет в театр. Кино смотрели миллионы — попасть в любой кинотеатр, на любую картину особых забот не составляло.

В 1984 году Марк Захаров пригласил Семена Фараду на роль Маргадона, помощника авантюриста графа Калиостро, посетившего столицу российской империи Санкт-Петербург аж в 1779 году. На роль Жакоба, кучера и второго подручного графа, — Александра Абдулова. Обе роли были не главными, но оба артиста из эпизодических ролей сделали шедевр.

Именно после этого фильма Фарада из категории узнаваемых актеров перешел в категорию любимых. Что бывает нечасто и не со всеми. Он снимался в фильмах Захарова и до «Формулы любви» — в «Том самом Мюнхаузене» был главнокомандующим, в «Доме, который построил Свифт» — губернатором; и после, в картине «Убить дракона», сыграл роль дирижера. Но, пожалуй, все-таки роль итальянца осталась самой запоминающейся и самой удачной его работой в кино.

Фразы разудалого проходимца Маргедона: «Селянка, хочешь большой и чистой любви? Приходи на сеновал!», «Зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен! Что я, лошадь, что ли?» пошли в народ (что может быть лучше такого признания!). А псевдоитальянская песня «Уно моменто», которую Семен Фарада исполнял в этом фильме с Александром Абдуловым, стала на долгие годы настоящим хитом. И многие думали, что Фарада итальянец. Даже Эльдар Рязанов, когда Фарада попросился на роль сапожника Сталина в одном из его фильмов, сказал ему: «Сапожник Сталина был евреем, а ты — итальянец!»

В кино он пришел еще в конце ­1960-х: в 1967 году сыграл эпизодическую роль туриста в фильме «Каникулы в каменном веке» режиссера С. Райтбурта. В титрах стояло скромное и никому не известное: «С. Фердман». Через десять лет — роль философического музыканта-трубача в фильме Э. Рязанова «Гараж». В титрах стояло: «С. Фарада».

В 1971-м на «Таджикфильме», где он играл роль пионервожатого в фильме «Вперед, гвардейцы!», ему сказали: «В Таджикистане не может быть актера с фамилией Фердман». Пришлось взять псевдоним. Псевдоним станет фамилией, и всему СССР артист станет известен как Семен Фарада.

«Каникулы» были заурядной картиной, над «Гаражом» потешалась вся страна: кооператив «Фауна» в миниатюре представлял весь Советский Союз с его нелепыми, доходящими порой до абсурда правилами и порядками. После «Гаража» предложения посыпались как из рога изобилия. Естественно, режиссеры в первую очередь делали ставку на комедийный талант актера. Хотя сам Фарада хотел играть и трагические роли. Но ему такие роли не предлагали — ни в кино, ни в театре. И своего короля Лира он так и не сыграл. А какой бы был король, если бы довелось!..

 

Всегда рядом (любовь и верность)

Несчастье пришло в семью на переломе тысячелетия — в 2000 году у Семена Фарады случился инсульт, нарушилась речь… Впервые за много лет он не смог выйти на сцену любимой Таганки. Но духовно он не сломался, надо было научиться жить в жестких жизненных обстоятельствах. И он научился. Прошел курс лечения, начал передвигаться по квартире и говорить. Но, как часто это бывает, за одной бедой приходит другая. На Семена Фараду обрушилась не беда — беды. Хватило сил перенести несколько операций, на борьбу со вторым инсультом сил не осталось.

Тысячи и тысячи поклонников его таланта не только в России, но и бывшие соотечественники из Америки, Канады, Израиля, Германии, Франции предлагали свою бескорыстную помощь. Его не забывали друзья, помнила Таганка. Поддерживали Владимир Ресин, Инна Чурикова, Ефим Шифрин, Геннадий Хазанов, Лев Дуров, Юлий Ким, Юлий Гусман. Но самое главное — всегда рядом были любимая жена Мария Полицеймако и любимый сын Михаил Полицеймако. Вот это рядом — самоотверженность близких и любимых — и помогало ему жить и бороться с неизлечимой болезнью на протяжении всех девяти лет…

Всенародный любимец, заслуженный артист РСФСР, народный артист Российской Федерации Семен Фарада ушел из жизни 20 августа 2009 года. И остался в памяти родных, близких, друзей и многочисленных зрителей. Тех, кто видел его в ушедших в легенду спектаклях Театра на Таганке. Тех, кто не забыл его роли в кино, которое время от времени повторяют на телевидении.

Геннадий ЕВГРАФОВ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!