Оскар Камионский: влюбленный в пение

 Андрей Лаврешников
 25 февраля 2016
 1039

«Я сочиняю для того, чтобы выполнить функцию моей натуры», — так говорил великий французский композитор Камиль Сен-Санс. Эти слова, перефразировав, мог сказать о себе и выдающийся артист оперы Оскар Исаевич Камионский, ведь он пел потому, что выполнял функцию своей натуры.

Один из самых крупных вокалистов дореволюционной российской оперной сцены, имевший огромное количество не только горячих поклонников среди слушателей, но и подражателей среди певцов, родился в Киеве в 1869 году в еврейской купеческой семье. С детских лет будущий артист обучался игре на скрипке, а позднее исполнял в ученическом хоре партии альта-соло. Несомненно, такое раннее приобщение к музыкальному искусству благотворно сказалось в будущем, когда Оскар стал певцом.

В 1888 году Камионский едет в Петербург и поступает в консерваторию. Ему посчастливилось стать учеником выдающегося педагога Станислава Габеля (1849–1924). В числе выпускников Габеля такие мастера вокала и впоследствии крупные педагоги, как П.З. Андреев, А.П. Боначич, И.С. Томарс, и многие другие. Талант молодого певца замечают и поддерживают крупные деятели отечественной музыкальной культуры того времени — А.Г. Рубинштейн, П.И. Чайковский, Ф. Блуменфельд. Проучившись в консерватории три года, Камионский по направлению Антона Григорьевича Рубинштейна едет в Италию для совершенствования у педагога Росси.

Блестяще дебютировав в 1892 году в партии Валентина («Фауст» Гуно) в Неаполе, Камионский в течение года поет в театрах «Беллини» и «Сан-Карло», а затем возвращается в Россию. Высокое вокальное мастерство, своеобразный артистизм быстро снискали молодому певцу большой успех на российской оперной сцене.

Лучшие годы артистической жизни певца были связаны с театрами и антрепризами Киева, Одессы, Харькова, Тифлиса. Выступал Оскар Исаевич и в столицах: в Петербурге гастролировал в антрепризе А. Церетели (1904–1905), Народном доме (1907), в Москве — в Опере Зимина (1905–1908). Начав свою карьеру в Италии, Камионский уже сложившимся мастером выступал за рубежом — в знаменитом оперном театре Монте-Карло (1907), Лондоне (1910), в оперных театрах Японии (1909), Франции и Германии.

О вокальном мастерстве Камионского замечательно и разносторонне писал певец, историк вокального искусства, переводчик С.Ю. Левик: «Обработка голоса, несомненно, была наибольшим достоинством Камионского. Он замечательно выводил один звук из другого на любой тесситуре и на любой силе дыхания. Это давало ему возможность производить звуки, как это делает музыкант, хорошо владеющий инструментом <...> Камионский одинаково владел всеми регистрами — вернее, он был представителем той школы, которая кропотливым трудом выравнивает их в отношении звучности, хотя не снимает их природного различия в эмиссии звука. Но и сам звук, и тембры его, и эффекты — все это было блестящее, сверкающее и в то же время холодное, внешнее. <...> реакцией на его пение было только восхищение — восхищение прекрасно гранеными бриллиантами».

Оперный репертуар Камионского был поистине значителен — более сорока партий зарубежного и отечественного репертуара. Любую из ролей Камионский мог петь с одной-двух репетиций! Таковы были требования провинциальной сцены того времени. Особым блеском отмечено исполнение партии Ренато в опере Верди «Бал-маскарад». По свидетельству современников, труднейшую арию Ренато «К портрету» Камионский исполнял с таким совершенством, на которое был способен в то время лишь один «король баритонов» Маттиа Баттистини.

Партию Фигаро в «Севильском цирюльнике» Россини Камионский нередко исполнял в ансамбле с итальянскими певцами, был ярок, органичен и своей вокальной энергией заражал партнеров по сцене. Дон-Жуан в одноименной опере Моцарта также остался в памяти слушателей вершиной вокально-сценического искусства Камионского. Оскар Исаевич записал на пластинки фирмы Pathe сцены из этой оперы и в том числе дуэт Дон-Жуана и Церлины La ci darem la mano в ансамбле со своей женой, певицей Кларой Исааковной Брун.

Камионского по праву можно назвать «королем граммофона» — около 400 (!) записей на грампластинки отечественных и зарубежных фирм осуществил певец в течение первых полутора десятилетий XX века. Это арии и дуэты из опер и оперетт, романсы и народные песни. Особо хотелось бы отметить яркое исполнение каватины Фигаро из «Севильского цирюльника», арии Графа ди Луна из «Трубадура», арии Ренато из «Бала-маскарада» Верди, сцены смерти Валентина («Фауст» Гуно). Очень интересным документом эпохи является запись ариозо Онегина «Увы, сомненья нет» из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Блестяще звучат в исполнении Камионского неаполитанские песни, чуть менее убедительно — лирические романсы Чайковского, Рубинштейна. Словом, несмотря на техническое несовершенство, эти записи сохранили своеобразие голоса, мастерства и особенностей интерпретации.

Оскар Исаевич Камионский был выдающимся мастером-вокалистом и, безусловно, представлял собой яркую звезду оперный сцены начала XX века. Он скончался от саркомы почти сто лет назад, в 1917 году, не достигнув даже пятидесятилетнего возраста. До болезни артист пел без устали и с неизменным успехом. «Актер — зеркало и краткая летопись своего времени» (Шекспир). Благодаря сохранившимся и опубликованным в сети Интернет записям многие любители пения и профессиональные артисты оперы могут и сейчас приобщиться к искусству неповторимого певца.

Андрей ЛАВРЕШНИКОВ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!