Наш Раввин

 Леонид ГОМБЕРГ, Россия
 2 июня 2016
 2254

Председатель религиозной общины Любавичских хасидов «Агудас Хасидей ХАБАД», глава синагоги на Большой Бронной раввин Ицхак Коган при жизни стал легендой. О нем пишут книги и снимают фильмы. Его судьба необычна, почти неправдоподобна…

Когда перелистываешь прожитые им годы, о которых сам он говорит со спокойной уверенностью, не устаешь удивляться, как много сделал этот человек для сохранения и развития иудаизма в самые тяжкие времена, как легко удавалось ему решать проблемы, кажущиеся невероятными, неразрешимыми. Историю своей жизни он изложил в биографической книге «Горит и не сгорает» (М.; Киев, 2011), интереснейшем документе нашей эпохи. 
Ицхак Коган родился в Ленинграде. Его родители принадлежали к хасидской среде, в самые неблагоприятные советские годы соблюдавшей еврейские традиции практически в условиях подполья. Его дед, Иосиф Тамарин, был до смерти замучен на допросах в НКВД по делу о незаконной выпечке мацы. Уже в пять лет по инициативе родителей Ицхак брал уроки иудаизма, к шести годам говорил и даже писал на идише, а в тринадцать прошел обряд бар-мицвы, разумеется, подпольно, поскольку в те годы это представляло серьезную опасность для всей его семьи.
Но все это происходило как бы за кулисами… Внешне он ничем особенно не отличался от сверстников: в пятнадцать лет пошел работать на завод учеником токаря, поступил в вечернюю школу, а потом и в Ленинградский электротехнический институт, окончив который занимался разработкой систем управления атомных подводных лодок на одном из военных предприятий, возглавлял конструкторское бюро.
Но была и другая жизнь, не очень-то похожая на ту, что видели все. Сегодня трудно представить, что даже обычное следование еврейским традициям в годы советской власти было связано с ежедневным риском быть уволенным с работы и даже оказаться за решеткой. Причем хасиды, считавшиеся «опасной сектой», преследовались властями особенно свирепо.
В 1967 году Коган женится. Его жена, Софа, с готовностью принимает традиционный еврейский образ жизни своего мужа. Их свадьба проходит в два этапа: первый — практически подпольный, когда на узком семейном празднике ведущие раввины Ленинграда поставили молодоженам хупу; и второй — на следующий день, когда состоялась обычная свадьба, собравшая в тесной квартире Коганов около сотни гостей.
В начале 1970-х молодая семья принимает решение репатриироваться в Израиль, однако после подачи документов в ОВИР Коганы получают отказ. Жизнь «в отказе» продлится много лет. И все эти годы у них на квартире проходят занятия ивритом. Вместе с другими «отказниками» они ежегодно участвуют в организации массовых еврейских праздников, иногда буквально из-под носа ускользая от бдительных работников органов. 
В годы «отказа» Ицхак Коган занимается шхитой — кошерным забоем скота, снабжая евреев Ленинграда, соблюдающих кашрут (а потом и других городов), мясными продуктами, создает подпольную ешиву шойхетов. Навыки, приобретенные в те годы, раввин Коган не забывает и сегодня, возглавляя производство мясных кошерных продуктов на Раменском мясокомбинате в Подмосковье.
Разрешение на поездку в Израиль было получено только в ­1986-м. И вскоре после приезда состоялась встреча Ицхака Когана с Седьмым Любавичским Ребе, оказавшим огромное влияние на всю его дальнейшую жизнь. 
«За несколько часов до начала встречи, — рассказывает раввин Коган, — я стоял у дверей молитвенного зала на первом этаже «Севен Севенти» — офиса Ребе в Нью-Йорке. Мне сказали, что когда он выйдет из своего кабинета и пойдет на молитву, я могу произнести благословение шеэхейяну. Я ужасно волновался… Но вот мы встретились с Ребе глазами, и мне показалось, что в этот момент моя душа покинула тело и соприкоснулась с душой Ребе. Нечто подобное, я думаю, происходило на горе Синай, когда души евреев вырвались из тел, чтобы слиться с Первоисточником. Неожиданно для себя я стал другим человеком: прежний Изя Коган, который, защищая еврейскую религию, партизанил в подполье советского режима, следя за событиями “снизу”, теперь обрел возможность глобальным взглядом окинуть мир…»
По указанию Ребе он занимается абсорбцией репатриантов, желающих соблюдать еврейские традиции, в одном из районов Иерусалима. Проходит службу в Армии обороны Израиля, и с тех пор связь раввина Когана с ЦАХАЛом не прекращается. И сегодня он выезжает в действующие военные части, дарит солдатам cвитки Торы, благословляет, поддерживая боевой дух в армейских подразделениях.
В 1990 году он снова в СССР, где по просьбе Ребе организует транспортировку еврейских детей из Чернобыльской зоны в Израиль. В том же году, также по указанию Ребе, рав Коган и его соратники начинают кампанию по возвращению ХАБАДу библиотеки Любавичских Ребе, в свое время изъятую советскими властями у законных хозяев. Эта работа длилась вплоть до 2013 года, когда бесценные книги и манускрипты были размещены в специально созданном отделе Еврейского музея в Москве.
В 1990 году с благословения Ребе раввин Ицхак Коган вступает в борьбу за возвращение еврейской общине старой синагоги Полякова на Большой Бронной, в которой в то время размещался Дом народного творчества ВЦСПС. Это поистине героическое противостояние со все еще всесильной советской властью закончилось победой раввина и его соратников: 8 мая 1991 года здание синагоги перешло в собственность еврейской общины. Еще через несколько лет здесь началась реконструкция, буквально преобразившая здание, однако сохранившая все особенности прежней архитектуры. Под руководством раввина Ицхака Когана построен также первый в России «Севен Севенти» (770) — Дом Ребе на базе Центра духовной и физической реабилитации в Раменском. А в 2010 году завершилось строительство Духовного центра русскоязычного еврейства «Ор Менахем Мендл — Бейт Шоша» в Иерусалиме.
К сожалению, синагога на Большой Бронной неоднократно подвергалась нападениям. В 1999 году в молельном зале была найдена бомба, к счастью, вовремя обнаруженная и разорвавшаяся во дворе. А в 2006-м в здание ворвался вооруженный бандит, ранивший ножом девять человек. Он был обезврежен и задержан раввином Коганом и его сыном Иосифом с помощью прихожан синагоги. «За заслуги в развитии духовной культуры, мужество и самоотверженность, проявленные в экстремальных условиях», как записано в официальном документе, раввин Ицхак Коган был награжден орденом Почета.
Под руководством нашего Раввина синагога на Большой Бронной, как в зеркале отразившая все перипетии истории московской еврейской общины за прошедшие почти полтора века, сегодня стала настоящим Домом для многих сотен евреев, важным религиозным, общественным и культурным учреждением в центре российской столицы для тысяч людей разных национальностей.
Леонид ГОМБЕРГ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!