Союзники

 Песах Амнуэль
 2 июня 2016
 1105

Политики часто обвиняют друг друга в двойных стандартах. А избиратели так же часто обвиняют политиков в том, что во время предвыборных кампаний они обещают одно, а после выборов делают нечто совсем иное. На самом деле и двойные стандарты, и невыполнение предвыборных обещаний — явления в политике обычные и даже в какой-то мере закономерные. О Бараке Обаме сейчас пишут, что в истории американо-израильских отношений не было в Соединенных Штатах президента, относившегося к Израилю столь недружелюбно и даже, по мнению многих, враждебно.  

Вспоминаю, как за год до своего первого президентства конгрессмен Обама впервые посетил Израиль. В тот год из сектора Газа, захваченного «Хамасом», на Сдерот обрушились десятки ракет. Жизнь в городе стала невыносимой. Обама так и сказал, посетив Сдерот: «Невозможно все время жить под обстрелами, я бы такого не допустил, и если стану президентом Соединенных Штатов…»
Что обещал сделать конгрессмен Обама, я уже, честно говоря, дословно не помню, но, став наконец президентом, первое, что он сделал, — отправился в Каир и произнес замечательную речь примирения с мирной мусульманской религией и с мусульманами всего мира, большими друзьями западной демократии. О том, что мусульмане много раз заявляли (и пытались сделать), что непременно скинут евреев в море и что «Израиль — это раковая опухоль на теле Ближнего Востока», новый американский президент упомянуть забыл.
Это — об обещаниях. О двойных стандартах израильтяне вспоминают всякий раз, когда президент Обама через запятую осуждал строительство в еврейских поселениях и в Восточном Иерусалиме, не делая различий между неделимой столицей Израиля и небольшим поселением в Иудее или Самарии. При этом ни словом не упоминая незаконное арабское строительство в том же Иерусалиме.
Но ведь двойные стандарты и невыполненные обещания — общее свойство (или общая беда?) почти всех политиков. Разве премьер-министр Биньямин Нетаниягу не обещал перед выборами покончить с террором, построить социальное жилье для нуждающихся и много чего еще, о чем не упоминал, достигнув власти? И разве не двойным стандартом является попустительство незаконному арабскому строительству и немедленный снос каждого еврейского дома, относительно законности которого есть хотя бы малейшие сомнения?
Одним из качеств политика является способность говорить то, что нужно, а не то (порой — совсем не то), что есть на самом деле. И лишь когда политик или дипломат отходит от дел, он может сказать правду. Например, написать книгу. И тогда читателю открывается реальное положение дел. Правда, открывается реальность прошлая, та, что была, когда автор книги находился в гуще событий. А нынешняя правда остается под спудом, дожидаясь, когда нынешний политик (дипломат, президент, премьер-министр) ­выйдет в отставку и начнет говорить то, что думал. Но это опять будет правда о прошлом…
Не так давно вышла из печати книга Майкла Орена, который был послом Израиля в США в 2009–2013 годах. Книга называется «Союзник», и уже по названию можно судить, о чем идет речь. Пара цитат: «Мне все время приходилось что-то скрывать. Я потерял сон, аппетит, похудел на десять килограммов, стал седым…» «Мне казалось, что я обязан сказать наконец правду. Четыре с половиной года я не мог говорить, хотя и знал, что взаимоотношения Израиля и США находятся в критическом состоянии. Но, будучи послом, я вынужден был говорить общественности: друзья могут спорить, у друзей могут быть разногласия, но они все равно остаются друзьями. Мне было трудно говорить это».
В интервью журналистке газеты «Едиот ахронот» Амире Лам бывший посол, а ныне депутат кнесета от партии «Кулану» рассказывает: «В сентябре 2012 года Биньямин Нетаниягу прилетел в Нью-Йорк для участия в заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН. Запланирована была встреча с Обамой, но президент не пожелал встретиться с премьер-министром Израиля. Мне ничего не оставалось, кроме как сослаться, выступая перед прессой, на то, что лидеры не смогли согласовать расписание. На самом деле никакой проблемы с расписанием не существовало, но мог ли я сказать правду?.. Еще был случай, когда в Госдепартаменте мне устроили головомойку из-за того, что в израильской прессе появились сообщения о начале строительства 1600 квартир в Восточном Иерусалиме. А в Израиль как раз в это время направился с визитом вице-президент США Байден. Как можно было допустить такой прокол? Утром журналисты спросили у меня: что я могу сказать о нынешних отношениях между США и Израилем? Мне пришлось сказать: у нас прекрасные отношения! Врать я не хотел, но говорить правду не мог».
Так что же происходит в отношениях между Израилем и США? Может ли ­из-за того, что два руководителя не нашли общий язык, радикально измениться сотрудничество, много раз названное стратегическим? И наконец, почему возникло напряжение в отношениях между двумя лидерами?
Майкл Орен говорит о Бараке Обаме: «Возможно, обстоятельство, что им пренебрегли не один, а двое отцов-мусульман, заставило его протянуть исламу руку дружбы».
И о Биньямине Нетаниягу: «Отношения с отцом были важны для него. Бенцион Нетаниягу рассматривал историю евреев как историю целой цепи катастроф и гонений. И сыну своему он передал свое видение прошедших веков, а прошлое представлялось ему в черном цвете».
Об обоих лидерах: «Нетаниягу — консерватор, Обама — прогрессист. Обама избегает использовать силу, он уважает ООН и правозащитников. Взгляды Нетаниягу — противоположные… И еще нужно учесть, что за прошедшие годы американцы стали в целом более левыми, а израильтяне — более правыми. Соединенные Штаты все более сдвигаются в сторону светского государства, а Израиль — в сторону более религиозного».
И вывод: «В США идет процесс самоизоляции, а расплачивается за это Израиль».
Вскоре после выхода книги Орена президент Обама дал интервью еженедельнику Atlantic. О своих отношениях с Нетаниягу он сказал так: «Когда мы с ним встретились в 2011 году, я почувствовал, что он относится ко мне пренебрежительно, и тон в разговоре был у него надменным… Я сказал ему: Биби, пойми, я афроамериканец и сын женщины, у которой не было мужа. Но я живу в Белом доме и я — президент Соединенных Штатов. Ты думаешь, я не знаю, о чем говорю? Я-то как раз знаю…»
Действительно ли президент Обама знает о ситуации на Ближнем Востоке больше и понимает ее лучше, чем Нетаниягу? Конечно, у Обамы есть советники, специалисты-востоковеды. Есть советники и у премьер-министра Израиля. Проблема, однако, в том, что они оба (об этом пишет и Майкл Орен) — сильные лидеры, и собственное сложившееся мнение каждый часто ставит выше чужих советов. Обама, например, убежден, что главное препятствие к миру — строительство в израильских поселениях (в том числе в Восточном Иерусалиме). Нетаниягу убежден, что вовсе не поселения (и тем более не строительство новых районов в Иерусалиме) не позволяют достичь мира.
Собственно, в Израиле почти все, кроме разве что крайне левых из «Шалом ахшав» и других подобных организаций, убеждены в том, что арабы (которых называют палестинцами) хотят не мира с Израилем и не двух государств для двух народов. Желания «палестинского народа» много раз озвучивали лидеры «Хамаса». Сбросить евреев в море — вот их желание. 
Майкл Орен говорит о себе, что он сторонник соглашения Буша – Шарона 2005 года, т.е. строим лишь в крупных поселениях. «Оба они, Обама и Нетаниягу, не видят разницы между Гило (район Иерусалима. – П.А.) и Итамаром (поселение на территориях. – П.А.) — каждый, исходя из своих соображений. Но вряд ли удалось бы предотвратить соглашение с Ираном при таком американском президенте».
Надо полагать, что и Нетаниягу прекрасно это понимал, когда, вопреки предостережению Обамы, произносил речь в конгрессе, убеждая конгрессменов и сенаторов проголосовать против снятия санкций с Ирана. Но премьер-министр сделал то, что считал нужным и важным.
Если оценивать объективно, то, при всех сложностях личных отношений лидеров, именно при президенте Обаме Израиль не вел практически никаких переговоров с палестинцами, а идея двух государств для двух народов, столь популярная при Джордже Буше-младшем, перестала даже упоминаться в средствах массовой информации. При Клинтоне Израиль подписал пресловутые Норвежские соглашения, при Буше в Аннаполисе была провозглашена идея двух государств, а при Обаме — ничего. Ни одного квадратного сантиметра земли палестинцы к территории автономии не прибавили, а Махмуд Аббас, несмотря на многочисленные громогласные обещания, так и не провозгласил с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН создание независимого палестинского государства.
Много раз заявляя, что мира можно достичь только в ходе переговоров, Обама, тем не менее, не препятствовал проведению трех за время его президентства израильских военных операций в секторе Газа. Более того, Соединенные Штаты частично финансировали и участвовали в создании противоракетных систем «Железный купол» и «Волшебная палочка».
Но именно президент Обама приветствовал снятие с Ирана санкций, отчего у иранцев открылась дорога к созданию атомного оружия и ускоренному развитию баллистических ракет, способных достичь не только Израиля, но и Европы. Да, но при этом Израиль получил американские гарантии, что армия еврейского государства и в будущем останется самой сильной и оснащенной лучшим вооружением армией на Ближнем Востоке. Американские и израильские военные за эти годы неоднократно (в том числе и в нынешнем году) проводили масштабные совместные учения, отрабатывая тактику боевых действий против общего противника.
Какими бы ни были личные отношения лидеров, противник у Израиля и США общий — радикальный ислам, неважно в каком обличье он является миру: ИГИЛ, «Хамас», «Хизбалла». Но политики знают: без двойных стандартов не обойтись, такова жизнь. И, просчитывая сценарии будущих войн и будущего мира, прежде всего нужно помнить известную русскую поговорку: «На друга надейся, а сам не плошай».
Собственно, Израиль так и поступает. Кто бы ни был президентом Соединенных Штатов и какими бы ни были личные отношения между лидерами наших стран.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!