Умм аль-Хиран: частный случай или прецедент?

 Давид ШЕХТЕР, Израиль
 2 марта 2017
 463

У евреев на каждую среднестатистическую семью приходится чуть больше трех детей, а у бедуинов ситуация совсем иная. Хотя в Израиле многоженство запрещено, бедуины берут себе 4-5 жен. Официальной является только одна. Остальных оформляют как матерей-одиночек. И получают пособия…

Снос 30 бидонвилей в незаконном бедуинском поселке Умм аль-Хиран, расположенном в Негеве, всколыхнул израильских арабов. Демонстрации протеста прокатились по всем арабским населенным пунктам, на один день в секторе даже была объявлена всеобщая забастовка. Почему?
Разве раньше израильская полиция не сносила арабские незаконные постройки? Сносила. Причем не халупы из жестянок и брезентовых полотнищ, а добротные каменные дома. Может, дело в том, что при сносе бидонвилей произошёл теракт, во время которого погиб израильский полицейский и был застрелен террорист? К сожалению, теракты, в том числе и с участием израильских арабов, — вовсе не редкое явление в последнее время. Особых эмоций они, как правило, не вызывают. А тут — резкая, порой на грани фола, реакция. Причем массовая. Почему?
Но сперва немного об истории Умм аль-Хирана, одного из более чем сорока незаконных бедуинских поселков Негева. Его жителей переместили туда еще в 1956 году, когда строили военную базу ЦАХАЛа. Переместили не с их наследственных земель — таких земель у бедуинов, кочевого племени, никогда не было. Бедуины жили по всему Негеву и Синаю, находясь на одном месте, пока скотина не съедала всю траву окрест.
В Израиле ситуация немного изменилась: в Негеве появились еврейские города и даже атомный реактор. Пришлось бедуинам жить на одном месте, заниматься сельским хозяйством, в основном скотоводством. И размножаться дикими темпами. А почему бы и нет — теперь ведь за каждого ребёнка сердобольное Государство Израиль платит немалые деньги. Бедуины — граждане страны, им полагаются те же льготы, что и евреям.
Но если у евреев на каждую среднестатистическую семью приходится чуть больше трех детей, то у бедуинов ситуация совсем иная. Хотя в Израиле многоженство запрещено, бедуины берут себе 4–5 жен. Официальной является только одна. Остальных оформляют как матерей-одиночек. И получают пособия на их детей (3–4 у каждой). Таких доходов и, соответственно, жизненного уровня у бедуинов не было никогда. Что позволяет им спокойно жить на одном месте и — размножаться.
В 1956 году в Умм аль-Хиран переселили около 100 человек. А сегодня его население насчитывает более 1000 человек. Живут они на государственной земле, раскинувшись на большой площади. В конце XX века на этом месте было решено построить еврейский поселок, а жителей Умм аль-Хирана перевезти в одно из семи бедуинских поселений, где Израиль намерен сконцентрировать всех бедуинов. Но они были категорически против. И подали в суд.
В 2003 году государство в суде потребовало признать жителей Умм аль-Хирана захватчиками и издать указ о разрушении незаконного поселения. У бедуинов нашлись деньги на хороших адвокатов, и те умело тянули судебную резину, переходя от одной инстанции к более высокой, в каждой обжалуя решение предыдущей. А решения всех были одинаковы: никаких документов на владение землей у бедуинов нет, поэтому государство имеет полное право распоряжаться ею по своему усмотрению.
Дело закончилось в БАГАЦе — Верховном суде. Большинством голосов БАГАЦ отверг апелляцию против уничтожения Умм аль-Хирана и отказался далее рассматривать дело. Более того, БАГАЦ постановил, что жителям поселка, не заплатившим за более чем полувековое нахождение на государственной земле ни одного шекеля, не полагается никакой компенсации.
Тем не менее компенсация все же была государством предложена. Каждая семья переселенцев должна была получить на новом месте практически бесплатно дунам земли. В пересчете на понятные русскоговорящему человеку мерки один дунам — это 1000 квадратных метров, или 0,1 гектара. Более того, каждая семья получала 400 тысяч шекелей компенсации за моральный ущерб. Но эти суперщедрые предложения бедуины отвергли и выдвинули встречные. Они потребовали, чтобы дунам земли был выделен не на семью, а на каждую жену. То есть фактически каждая семья хотела урвать задарма почти полгектара. Плюс 400 тысяч шекелей, разумеется.
Неужели бедуины не понимали, что государство на такие условия не согласится? Понимали. Но, во-первых, решили попробовать. Вдруг евреи испугаются крика в арабской печати, воплей арабских депутатов о геноциде и Катастрофе. И пойдут на попятную. А во-вторых, и это главное, они выдвинули такие условия, потому что не хотели никуда переселяться. И речь тут идет вовсе не о размере компенсации. За их поведением стоит продуманный и далеко идущий план.
Так получилось, что вот уже лет двадцать я по несколько раз в год езжу в Арад. Сворачиваю со скоростного шоссе на Беэр-Шеву и через несколько километров попадаю в пустынный Негев. Могу лично засвидетельствовать: за эти годы бедуинские поселки разрослись до неимоверных размеров. Сперва это были то тут, то там разбросанные шатры. Постепенно они стали обрастать бидонвилями. Затем стали появляться каменные двух- и трехэтажные дома. А в последние годы в небо стали утыкаться десятки шпилей минаретов. На моих глазах происходит ползучая аннексия. Государственные земли захватываются и превращаются в мусульманские поселения.
Откуда деньги на столь массовое строительство? Да оттуда же, откуда и на дорогих адвокатов для жителей Умм аль-Хирана: из Палестинской автономии и арабских стран. План простой, которого никто, собственно, и не скрывает. О нем открыто говорили лидеры израильских арабов во время эйфории Ословских соглашений.
Когда эти первые соглашения были подписаны и правительство Рабина–Переса согласилось на добровольную передачу Иудеи, Самарии и сектора Газа в руки Арафата с последующим созданием на этих землях государства Фалястын, арабы пребывали в уверенности, что израильтяне сломались и готовы пойти на любые уступки. Желание евреев жить в мире, даже заплатив за него высокую цену, они превратно восприняли как признак слабости. Поэтому лидеры израильских арабов несколько раз говорили во всеуслышание: «Теперь, когда проблема наших палестинских братьев на оккупированных территориях решена, пришло время решить нашу проблему. Мы требуем автономии для арабов Израиля — на севере страны и на юге, то есть там, где живет арабское и бедуинское население. Мы тоже хотим свободу и независимость».
В соответствии с этим планом автономия должна была распространиться на все территории, занятые арабами и бедуинами. Поэтому площадь таких территорий должна быть как можно большей. Когда первый этап плана будет реализован, то на севере и на юге Израиля возникнут полусамостоятельные исламские анклавы. Они подпишут разнообразные соглашения между собой и с Палестинской автономией. А потом потребуют создания коридоров для беспрепятственного продвижения по ним жителей внутриизраильской автономии. Эти коридоры должны будут рассечь Израиль с севера на юг. Следующий этап — создание таких коридоров для езды в Палестинскую автономию. Они рассекут Израиль с востока на запад.
Это и есть план «салями» Арафата — отсекать от Израиля по куску, расчленять его и ослаблять. Сперва брать миром то, что евреи будут готовы сами отдать, а потом, когда рассечённый на части Израиль не сможет сопротивляться, силой взять то, что осталось.
В свете этого плана становится понятно, почему вокруг сноса 30 жалких построек в Умм аль-Хиране возник такой скандал. Речь ведь идет далеко не только о желании бедуинов продолжить свою жизнь на земле, а не в рамках поселка городского типа. Речь идет о контроле над территорией. Израильский план концентрации бедуинского населения в семи поселках предназначен для максимально возможного уменьшения занимаемой сегодня бедуинами площади, то есть территории возможного исламского анклава на юге страны.
Поэтому и была применена сила. Применена несмотря ни на что, в том числе и на главу объединенной арабской партии, депутата кнесета Аймана Уда, собственной грудью в прямом смысле пытавшегося преградить им путь. Резкая, массовая реакция арабского сектора была именно такой, потому что ему стало понятно: над планом создания южного исламского анклава нависла опасность. А для устранения этой опасности все средства хороши: крики и обвинения в Катастрофе, демонстрации и забастовки. Цель — запугать израильские власти и не дать превратить разрушение Умм аль-Хирана в прецедент, за которым последует уничтожение других захватническим образом созданных деревень.
Будем надеяться, что израильские власти этим не запугаешь. Особенно сегодня, когда черные дни во взаимоотношениях с американской администрацией миновали и у власти в Белом доме находится человек, заявивший в своей инаугурационной речи о намерении стереть исламский террор с лица земли.
Сегодня большинство бедуинов — не радикальные исламисты. Они — лояльные граждане Израиля, кое-кто служит в ЦАХАЛе. Но иди знай, как они поведут себя через десять лет? Под чьим влиянием окажутся? Настроение — вещь переменчивая. А вот владение землей — постоянный и в конечном счете решающий фактор.
Давид ШЕХТЕР, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!