Не выпустить тфилин из руки

 Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия
 15 августа 2017
 41

27–29 июня 2017 г. произошло знаковое событие для двусторонних отношений России и Израиля: в Москву с официальным визитом по приглашению председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ В. И.?Матвиенко прибыл председатель кнессета Юлий Йоэль Эдельштейн.  

Валентина Матвиенко и Юлий Эдельштейн провели конструктивную рабочую встречу, на которой обсуждался широкий спектр вопросов. Г?н Эдельштейн подчеркнул важность роли России на Ближнем Востоке, необходимость использования межпарламентского сотрудничества для укрепления экономических и культурных связей между нашими странами, а также актуальность выстраивания механизмов для открытого и честного обсуждения вопросов, по которым имеются разногласия, с целью сближения позиций.
Положительную динамику развития взаимных контактов отметила Валентина Матвиенко. По ее словам, «в Совете Федерации удовлетворены динамичным характером российско-израильского межпарламентского сотрудничества. Разработана «дорожная карта» взаимодействия двух парламентов, включая конкретные шаги по углублению кооперации практически во всех сферах сотрудничества между Россией и Израилем».
В ходе визита состоялось еще одно немаловажное событие: впервые за всю историю дипломатических отношений между нашими странами спикер парламента Израиля выступил на пленарном заседании в стенах Совета Федерации, поприветствовав собравшихся сенаторов на иврите: «Шалом алейхем! — Мир вам!» Можно себе только представить волнение, которое испытал известный политик, прошедший жернова советской судебной и пенитенциарной системы, держа речь в верхней палате Федерального собрания РФ: «Я был арестован, потому что действовал во имя распространения языка, на котором основателю еврейской религии Аврааму было сказано: «Уйди из земли твоей, от родни твоей и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе». Только через девять лет жизни в качестве «отказника», из которых три года я провел в ГУЛАГе, в исправительно-трудовой колонии общего режима, я тоже смог пойти по стопам отца нашего Авраама».
«Ровно тридцать лет назад я репат­риировался в Израиль, — продолжил Эдельштейн. — Туда, где было заново создано еврейское государство. Это то государство, где произошло чудо возрождения моего народа из пепла рассеяния и Катастрофы; где он превратил пустыню в сад, смог постоять за себя и живет, пользуясь плодами национальной свободы; где возродился к жизни язык иврит, священный язык, дремавший в течение двух тысячелетий».
В тот момент, когда Эдельштейн покидал Советский Союз, по его признанию, даже в самых смелых мечтах представить себе такое возвращение и выступление перед российскими сенаторами было абсолютно невозможно, поэтому все происходящее выглядело символичным и демонстрировало глубокие перемены, произошедшие на разных уровнях общественной жизни.
Во время пребывания главы кнессета в столице России состоялись запланированные официальные мероприятия и переговоры (с министром иностранных дел РФ С. В.?Лавровым, спикером Государственной думы В. В.?Володиным). Г?н Эдельштейн поделился с российскими государственными деятелями опасениями относительно ситуации, складывающейся на северных границах Израиля. На его взгляд, в таких вопросах важна последовательная координация процессов и продолжение сотрудничества для преодоления возникающих разногласий. Также на официальных встречах речь шла о деятельности еврейских общин в России, необходимости сохранения и передачи следующим поколениям памяти о Холокосте.
В рамках визита во время посещения Еврейского музея и центра толерантности были проведены встречи с представителями еврейской общественнос­ти. Г?н Эдельштейн участвовал в открытии выставки «Шоа-Холокост. Как человек мог сотворить такое?» Но, по-видимому, самой эмоциональной час­тью поездки стали «возвращения» на знаковые для г?на Эдельштейна мес­та прошлого.
Высокий гость посетил Московскую хоральную синагогу, памятную квартиру на Ленинградском проспекте, Савеловский (ранее Фрунзенский) суд, рассматривавший его нашумевшее дело, Бутырскую тюрьму, в которой отбывал наказание по ложному обвинению в хранении наркотиков (истинная причина, естественно, сионистская деятельность, преподавание и распространение иврита). В архивах суда не­ожиданно обнаружилось считавшееся утраченным свидетельство о рождении Эдельштейна на украинском языке, выданное в Черновцах, с указанием национальности: еврей. Предыдущий круг испытаний был пройден заново — сов­сем в другом качестве, с глубоким осмыслением произошедших событий, и замкнут навсегда.
При поддержке посольства Государства Израиль в РФ, РЕК и ФЕОР первые итоги визита были подведены на встрече с представителями еврейских общин России, которая состоялась 29 июня 2017 года в зале «Врубель» московского отеля «Метрополь». Это мероприятие объединило раввинов из различных городов России, представителей диас­поры, молодежных объединений, еврейских организаций, гостей из Израиля, сотрудников дипломатической миссии в Москве, журналистов.
Открыл и провел встречу чрезвычайный и полномочный посол Израиля в Российской Федерации г?н Гарри Корен. Приветствовал собравшихся главный раввин России Берл Лазар. Он отметил, что развитие еврейской жизни в РФ происходит при активном учас­тии и поддержке Государства Израиль, а также выразил надежду на укреп­ление сотрудничества. Берл Лазар назвал приезд в Россию председателя кнессета Юлия Эдельштейна историческим и давно ожидаемым. «Мы час­то говорим о переменах в жизни российского еврейства, о совершившихся чудесах, — сказал Берл Лазар. — И вот перед нами человек, который не только видел все это, но и непосредственно участвовал во многих процессах. В моей жизни Юлий Эдельштейн сыг­рал важнейшую роль. По приезду в Россию я впервые услышал о нем от «отказников», активистов, узнал, что здесь жил такой герой. День и ночь он боролся, несмотря на то, что было понятно: шансов у него нет. Сегодня он фактически второй человек в Израиле, мы этим гордимся. Господин Эдельштейн на своем примере показал, что вера в Б?га, сила духа преодолевают любые препятствия на пути».
Президент РЕК Юрий Каннер наз­вал Эдельштейна «человеком-легендой». На его взгляд, выступление главы кнессета в Совете Федерации напомнило по своему масштабу появление пос­ла Государства Израиль Голды Меир в хоральной синагоге в Йом Кипур в 1948 году, когда ее приветствовали тысячи московских евреев. Глава РЕК также рассказал о развитии современной общинной жизни в России и подчеркнул, что многое стало возможным именно благодаря деятельности таких самоотверженных людей, как Юлий Эдельштейн и его последователи.
Председатель кнессета от души поблагодарил всех, кто принимал участие в организации визита в Россию, и высоко оценил его результаты. Выступая перед представителями еврейских общин, г?н Эдельштейн не только говорил о политике, но и уделил большое внимание символическому и эмоциональному наполнению своей поездки, поделился воспоминаниями и размышлениями о людях и событиях, сыгравших значимую роль в его жизни.
«Как любой мальчик, выросший в Советском Союзе, я хотел быть самым сильным героем, похожим на Шварценеггера, занимался боксом и карате. Потом я встретил людей, которые были героями совсем в другом плане. Приведу один из примеров, речь идет о 1979 или 1980 г. Еврейскому ребенку решили на восьмой день сделать обрезание. Сразу уточню, что в те времена в основном такую процедуру совершали с уже взрослыми людьми, что было весьма болезненно. По поводу «брит-мила» несколько десятков человек соб­рались в квартире активистов, все ждали моэля. Это был известный человек, прошедший сталинские лагеря, его звали реб Мотл Лившиц. Он был единственным в своем роде — одновременно и моэлем, и шойхетом.
Вдруг вместо ребе Мотла приходят люди в милицейской форме, говорят, что соседи жалуются на шум в квартире, просят предъявить документы, заполняют бумаги, требуют разойтись. Все уже думают, что обряд не состоится. Однако через некоторое время после их ухода появляется реб Лившиц. Настоящий белый цвет я увидел именно в этот момент — на его лице. Оказалось, при виде входящих в подъезд милиционеров он убежал и скрылся в кустах.
Этот маленький еврей вовсе не был героем, Шварценеггером, и очень боялся, поскольку знал, что он — единственный, других просто нет. Через полчаса реб Лившиц провел обрезание. Этот случай навсегда научил меня тому, что герой не тот, у кого груда мышц, хотя спорт очень важен для здоровья. Есть гораздо более значимые вещи. И сегодня нам нужно помнить, что мы всегда обязаны тем людям, которые в условиях совсем другого времени проявляли подлинный героизм».
Другая серия размышлений, которыми поделился г?н Эдельштейн с представителями общин, была связана с осмыслением перемен, произошедших в еврейской жизни России, и их значением для будущего. «Вчера мы стояли возле камеры № 138 в Бутырке. Я вспомнил, как утром после задержания в милицейском участке моя покойная жена требовала, чтобы мне передали еду и молитвенные принадлежности. Я был вызван на допрос и получил для подписания заранее отпечатанную страницу, на которой в том числе присутствовал вопрос: на каком языке хотите давать показания следствию? с уже готовым ответом: на русском. Я указал на ошибку и сказал, что хочу говорить по-еврейски. Следователь, бывший постовой милиционер, лейтенант, недавно заочно окончивший юридический факультет, рассердился. После обсуждений с начальством он спросил меня, согласен ли я в интересах следствия дать показания на русском языке. Я ответил положительно, что было зафиксировано в документе, но сказал, что, поскольку не помолился до сих пор, не могу с ним разговаривать. Через некоторое время мне принесли молитвенные принадлежности, вынув предварительно ремни из тфилина. Я дал показания по-русски, что не хранил наркотических веществ, а все происходящее является незаконным преследованием.
Следователь оказался не только «образованным», но и злопамятным. Через пару месяцев, сразу после закрытия моего дела, в камеру № 138 ворвались несколько человек, выставили всех в коридор и начали искать запрещенные предметы религиозного культа. Нашли тфилин, а вот спрятанный между деревянными досками сидур им отыс­кать не удалось. Когда один из «веселых ребят» начал ломать тфилин о колено, я не выдержал. В итоге меня быстро положили на пол, сильно бить не стали — Москва все-таки, Бутырка! — привели в кабинет к руководству. Угрюмый начальник тюрьмы отправил меня в карцер.
Кстати, вчера в том же кабинете мне вручали подарки на память и книгу о Бутырской тюрьме. В связи с этим у меня возникла крамольная мысль, которой хочу поделиться. Думаю, что большинство присутствующих в этом зале в ситуации с тфилином повели бы себя точно так же, как и я, это заложено на уровне инстинктов. Проблема, на мой взгляд, возникает в ситуации, когда тфилин у тебя никто не забирает. Наоборот, открыты синагоги, ешивы, собираются миньяны, 90 авиарейсов в неделю летают в Израиль. Визы не требуется, можно поехать, когда захочется, остановиться в гостинице или у родственников и в любой момент вернуться.
Порой я задумываюсь: а как проще? Не знаю… Те, кто живут еврейской жизнью в свободных условиях, привлекают к этому молодежь, делают большое дело. Иногда проще, когда тебя давят, а ты не сгибаешься. Теперь пришло другое поколение, и задачи перед нами стоят очень сложные. Давайте вместе думать о том, как в новых вольных условиях не выпустить тфилин из руки. Ведь когда евреи по-настоящему вмес­те, они непобедимы».
Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!